Традиционные ценности недоверия к государству

15Рубрика | Взгляд на общество

Текст | Виктор ЕРОФЕЕВ

Государственная программа «Основы культурной политики» вынесена на общественное обсуждение до сентября. Это уже второй вариант документа, представленный советником президента по культуре Владимиром Толстым. Первую версию, разработанную в Минкультуры и своим главным посылом содержавшую тезис «Россия — не Европа», в штыки приняла значительная часть интеллигенции.

Строго говоря, такая программа вообще не должна существовать. Культура развивается сама по себе, и участие государства важно лишь в распределении материальных ресурсов, потому что большое кино или театральные постановки без его поддержки не сделать. Однако мне как писателю все равно, что в кабинетах пишут в своих программах.

Я прочитал первый вариант документа и выступил против него в коллективном письме. Там отношения с культурой превращаются в ультиматум: «Россия — это не Европа, а если вы думаете, что Европа, то езжайте туда, а мы вам ничего не дадим». В России такой подход практиковался не раз, не только при советской власти, но и при царях, и ничего хорошего, кроме революционных настроений в конце концов и желания все поменять, не возникало. В повинительной, приказной, командной манере с культурой поступать нельзя.

Экспертная комиссия Министерства культуры в этом случае выступила с очень тенденциозным пакетом документов, которые русскую культуру, всегда многообразную и разноплановую, пытаются загнать в какую-то лужу псевдославянофильства, потому что о славянах там мало говорится, зато много — о самодостаточности и самостоятельности русской культуры. Чего на самом деле не было: русская культура открыта другим. В культуре тенденциозность — вещь, ее оскорбляющая.

Этот документ опоздал на несколько сот лет. Он мог быть актуален в период Смутного времени или Ивана Грозного, но не в XXI веке.

В русской культуре долгое время на самом главном месте стоял творческий плюрализм. Разные понятия, разное отношение, и, главное, конечно, в русской культуре было абсолютно твердое противостояние государственному и прочему злу.

Но есть и другая манера общения — приглашающая к дискуссии. Мол, вот наша культура такая и такая, как мы ее видим и как мы ее понимаем. Такие документы, мне кажется, и министерство, и Администрация президента вправе провозглашать.

Владимир Толстой как человек, который прошел через эмиграцию, может быть, гораздо более объемно представляет себе наш мир, чем чиновники из Минкультуры. И его взгляды, мне кажется, вполне достойны звания интеллигента.

Хотя и в этой версии документа есть достаточно расплывчатые формулировки. Например, «традиционные для России ценности». Их каждый понимает по-своему.

Традиционные ценности Пушкина, например, это ценности русского либерализма, и они очень значительны. И из этих ценностей, в общем, развилась наша гуманная и в какой-то степени гуманистическая культура. Но если сравнить ценности Пушкина и ценности, допустим, Лескова, Толстого или Достоевского, то выяснится, что они часто не совпадают. Не говоря о том, что в России с Чаадаева шла линия вообще отторжения традиционных ценностей, и она тоже являлась уважаемой. И у нас имелась еще линия радикальная, которая брала начало от Радищева, и там тоже высказывалось много соображений, которые вообще отрицали традиционные ценности. Поэтому «традиционные ценности» — отписка, это нежелание думать о том, что русская культура многогранна.

Вообще традиционные русские ценности — прежде всего те ценности, которые выносило не государство, а выносила культура в противовес государству. Как это ни кажется странным для нынешнего государства, вся русская культура строилась на отрицании практики государства. Так что в социальном смысле традиционные русские ценности — это ценности подозрительного, очень недоверчивого отношения к государству как институту, который работает прежде всего на себя, а объясняет свою работу заботой о гражданах. Б

 

 

ЕРОФЕЕВ Виктор, писатель.

В 1970 году окончил филологический факультет МГУ, в 1973 году — аспирантуру Института мировой литературы.

В 1975 году защитил кандидатскую диссертацию «Достоевский и французский экзистенциализм», которая вышла в 1991 году в США в виде отдельной книги.

Роман Виктора Ерофеева «Русская красавица» (1990) переведен более чем на двадцать языков и стал международным бестселлером.
Член Русского ПЕН-центра. Лауреат премии имени В.В. Набокова (1992), кавалер французских Ордена искусств и литературы (2006) и ордена Почетного легиона (2013).

Главный редактор издания The Penguin Book of New Russian Writing.

С 2003 года ведет передачу «Энциклопедия русской души» на «Радио Свобода».