Платежный консенсус на российских условиях

20Рубрика | Сюжет месяца / Деловой климат

Текст | Иван ОСЯНИН, к.э.н.

5 мая 2014 года президент Владимир Путин подписал закон о внесении принципиальных изменений в Закон «О национальной платежной системе». Эти изменения — ожидаемая реакция государства на действия международных платежных систем MasterCard и Visa, в марте заблокировавших операции по картам трех российских банков по причине санкций, введенных США против владельцев этих кредитных организаций.

История создания платежной системы в РФ непростая и довольно долгая. Первые платежные системы в РФ появились еще в начале 90-х (STB Card, Union Card, «Сберкард», «Золотая Корона»). Однако пока банки пытались договориться между собой и с ЦБ об условиях формирования единой платежной системы, на отечественном рынке закрепились заграничные конкуренты, главным образом Visa и MasterCard.

Государство также не считало проект создания собственной финансовой инфраструктуры приоритетным и, несмотря на то что первое отключение MasterCard и Visa осуществили еще во время кризиса 1998 года, сколь-либо серьезной поддержки инициативам частных банков, которые пытались объединиться между собой для унификации расчетных систем, не оказывало. Тем не менее некоторым российским игрокам удалось достичь определенных успехов. Так, в системе «Золотая Корона» на сегодняшний день функционирует 547 банков в РФ и СНГ, что, однако, по сравнению с 22 тыс. банков в 210 странах мира, работающих с MasterCard, — капля в море.

 

На пути к суверенной ПС

Первым серьезным движением правительства в направлении развития НПС (национальной платежной системы) стала разработка ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» в 2010 году, в котором предлагалось создать в РФ систему платежных карт и запретить обработку российских платежей за границей. Этот запрет из законопроекта убрали, но уже в 2011 году был принят Закон «О национальной платежной системе», где уточнялось множество необходимых понятий, определялся порядок работы платежных систем, требования к операторам, порядок надзора за их деятельностью. В этом же году Сбербанк создал платежную систему «ПРО100». Предполагалось в течение нескольких лет выдать карты «ПРО100» всем гражданам РФ, однако, несмотря на то что карты принимаются к оплате множеством торговых компаний на территории РФ, столь амбициозные планы не сбылись.

 

Платежи под контролем

Здесь нужно дать некоторые пояснения по поводу принципов работы платежных систем. Когда клиент приходит в торговую точку с намерением расплатиться карточкой через платежный терминал, банк-эквайер (тот, кто обслуживает платежи в конкретной торговой точке) делает запрос в процессинговый центр платежной системы, где получает у банка-эмитента (того, который выпустил карточку) все необходимые данные о состоянии счета, а клиринговый центр платежной системы проводит обработку платежа. Если клиент хочет снять деньги с банкомата банка — эмитента карты, то все равно платеж обрабатывается в процессинговом и клиринговом центрах платежной системы.

Это, конечно, упрощенная схема — есть и некоторые другие финансовые институты, которые могут участвовать в процессе, а сам процессинг сопряжен с большими технологическими сложностями и не сводится к простому обмену информацией между участниками. Но тут важно не это.

И MasterCard, и Visa, и любая другая иностранная платежная система функционирует таким образом, что отечественный банк может выпускать карту, принимаемую к оплате и другими банками, участвующими в системе, которая будет работать в POS-терминалах и банкоматах. При этом все информационные потоки так или иначе пойдут через процессинговый центр платежной системы, который располагается не в РФ и который в любой момент может приостановить обслуживание. Не говоря уже о том, что иностранному государству вполне доступны данные о большинстве транзакций подавляющего числа граждан РФ.

Учитывая, что Visa и MasterCard имеют самую широкую географию присутствия в мире, их карты принимаются почти всеми банками, в последнее время правительство США активно применяет это преимущество. Здесь налицо двойные стандарты: в то время как РФ упрекают, зачастую заслуженно, в использовании «Газпрома» как экономического оружия, США приостанавливают функционирование платежных систем в Сирии, блокируют добровольные пожертвования через Visa и MasterCard в адрес сайта Wikileaks…

 

Вложения вдолгую

Очевидно, что без прямой поддержки государства национальную платежную систему, которая имела бы популярность в РФ, создать практически невозможно. Ее формирование сопряжено с затратами на строительство процессингового центра, налаживание технологической инфраструктуры, разработку программного обеспечения и систем безопасности. А вот возможности быстрого приобретения большого количества банков-парт­неров крайне сомнительны, как и клиентов — ведь им хочется иметь карту, принимаемую в любой зарубежной поездке. Это долгий, постепенный процесс, вложения, которые окупятся нескоро.

Тем не менее создание национальной платежной системы имеет смысл рассматривать в логике формирования финансовой инфраструктуры. Такие проекты всегда связаны с большими затратами и большими сроками окупаемости, однако в перспективе наличие развитой инфраструктуры гарантирует лучшие результаты экономики государства в целом. А в ряде случаев наличие инфраструктуры просто жизненно необходимо.

 

Святая обязанность

После появления прецедентов отключения платежных систем святая обязанность государства — строить механизмы защиты от таких явлений на будущее. В этой логике и следует рассматривать закон, подписанный Владимиром Путиным, который вносит принципиально важные изменения в действовавший ФЗ «О национальной платежной системе».

Главные новеллы закона можно разделить на две группы — это ужесточение требований к действующим платежным системам и положения, направленные на создание собственной НПС. Платежные системы, не являющиеся национально значимыми (не имеющие российских собственников), обяжут вносить крупные залоги на счета ЦБ, откуда будут списываться штрафы в случае проблем с предоставлением услуг. Кроме того, операторов обяжут работать через процессинговые центры, находящиеся на территории РФ.

По грубым прикидкам, сумма залогов может составить до 80 млрд рублей ежегодно для Visa и MasterCard, а затраты на создание платежных центров — до 100 млрд рублей. MasterCard уже заявила, что это существенно осложнит ведение бизнеса в России, а в Visa пригрозили уходом с рынка в случае предъявления к ним подобных требований. Скорее всего, в будущем мы увидим некий элемент «торга», поскольку уход крупных платежных систем сейчас автоматически лишит возможности граждан РФ проводить безналичные расчеты в магазинах, на заправочных станциях и т.д. Что касается второй группы новелл, предлагается создать расчетно-клиринговый центр в форме открытого акционерного общества, 100% акций которого принадлежит Банку России. Регулятор рынка будет собственником оператора НПС как минимум в течение двух лет с момента его возникновения, далее предусмотрена возможность выхода ЦБ из капитала. Однако даже в этом случае сосредоточить более 10% пакета акций в одних руках не удастся с целью сохранения контроля над деятельностью НПС.

 

Поле для лоббистов

Пока все идет к тому, что платежная система будет создаваться вокруг существующей «ПРО100» Сбербанка. Этот шаг отчаянно критикуется многими экспертами. В частности, самое слабое звено цепи усилий состоит в том, что сама платежная система Сбербанка использует чипы, производимые по лицензии MasterCard, которую последняя может отозвать.

Лучшим вариантом представляется взятие за основу работающей системы «Зо­ло­тая Корона», которая, если получит в качестве членов Сбербанк и ВТБ, уже через несколько недель сможет претендовать на статус общенациональной.

Очевидно, что вокруг этого проекта проходит лоббистская игра с участием и Сбербанка, и ЦБ, и многих других игроков. Остается надеяться, что все-таки в качестве консенсус-варианта победит наиболее эффективный проект создания НПС. Б