Рост на фоне долгов

9Рубрика | Отрасли

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Согласно прогнозам правительства, по итогам 2013 года рост в сельском хозяйстве достигнет 7%. За счет чего обеспечены такие темпы?

Директор Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований, доктор экономических наук Наталья Шагайда объясняет эти цифры прежде всего сезонностью отрасли. «Если в прошлом году был какой-нибудь неурожай, а у нас это имело место, то показатели даже нормального года будут хорошими — и на фоне всех остальных отраслей выигрышными».

Накануне вступления России в ВТО многие высказывали опасения, что этот шаг станет разрушительным для отечественного сельского хозяйства, и в первую очередь для мясной и молочной отраслей. Наталья Шагайда говорит, что настороженность оказалась чрезмерной. Частично потери производителей были смягчены государственными субсидиями на корма из-за неурожая прошлого года.

«Пока видно, что сильно не хлынули потоки свинины в Россию, хотя цены для сельхозпроизводителей по свинине снизились. Причем снизились именно при покупке у сельхозпроизводителей, но не в магазинах», — акцентирует внимание эксперт.

Что же до молочной отрасли, то импорт этих продуктов увеличился значительно, но не столько из-за ВТО, сколько из-за Таможенного союза. «Речь о белорусских молочных продуктах. Однако это на европейской части России, куда легко добраться даже на машине за один день с продукцией белорусских молочных заводов», — говорит доктор экономических наук.

ВТО дает шанс не только иностранным производителям закрепиться на российском рынке, но и отечественным — расширить экспансию. Пока же эти возможности используются российскими компаниями не в полной мере, уверена эксперт. «С одной стороны, ВТО открывает рынки, с другой — есть ограничения, связанные с различными регламентами».

Часто говорят, что Россия при продвижении собственной сельхозпродукции не использует экспортные субсидии, которые якобы вовсю применяют некоторые европейские страны — члены ВТО. Последнее утверждение не совсем верно, утверждает директор ЦАП.

«Мы часто слышим, что в странах ВТО субсидируется экспорт либо производство какого-то конкретного продукта, что, в общем-то, запрещено. Но когда начинаешь смотреть, понимаешь: используются такие механизмы, которые, конечно, поддерживают производство, однако они сформулированы и сделаны так, что относятся к мерам «зеленой» корзины. Например, если субсидия выделена, чтобы устроить дни сельского хозяйства Франции в России с дегустациями, что тоже формирует спрос на продукты, то это не экспортная субсидия, но она продвигает товар на внешние рынки. Нам также нужно это делать, использовать правильные инструменты», — призывает Шагайда.

На фоне бурного сезонного роста проблемные кредиты российских аграриев недавно достигли угрожающих 150 млрд рублей. Серьезные задержки в выплате долгов способны навредить отрасли. «У нас запрограммирована большая трата бюджетных денег на обслуживание долга. Потому что чем дольше кредит по времени, и он же субсидированный, тем большая часть государственных денег уходит на его обслуживание. Здесь, может быть, лучше сразу определить, сколько денег мы можем передать на цели модернизации, например. Если мы не определяем сумму, а потом пролонгируем кредиты, то у нас нарастает сумма на обслуживание долга очень сильно, и она снижает объемы поддержки новых инициатив сельхозпроизводителей», — отмечает эксперт.