Анатолий ПОДДУБНЫЙ: для развития инноваций нужна целая система мер, созданная компетентными специалистами

51-53Рубрика | Высокие технологии

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Анатолий Никифорович Поддубный — руководитель с огромным как советским, так и пореформенным опытом создания и развития высокотехнологичных производственных предприятий. Мы поинтересовались его мнением о причинах отставания в российской инновационной сфере и вариантах преодоления этого отставания.

— Анатолий Никифорович, в последние почти два года вы занимаетесь проектом по развитию нанотехнологий в атомной отрасли — возглавляете компанию «Нанопокрытия-Атом». Каковы перспективы рынка нанопокрытий и перспективы деятельности компании?

— Рынок нанопокрытий в нашей стране пока имеет достаточно скромные объемы, но, судя по тому, как развивается этот рынок в других странах, весьма перспективен. Для справки: в США объем этого рынка $1,2 млрд в год, в Китае более $5,0 млрд. А в России только 2,5–3 млрд рублей. То есть возможности для роста рынка колоссальные.

Мы занимаемся газотермическими и вакуумными покрытиями. Они идут на смену антикоррозийным и другим традиционным функциональным покрытиям: это новое слово в антикоррозийной защите металлических поверхностей. Первоначально технологии антикоррозийной защиты позволяли защищать металл на три-четыре года. Потом появились технологии, обеспечивающие защиту на 7–10 лет. Технология, которую мы внедряем, защищает металлическое покрытие на 25 лет и более.

— Но, наверное, такая обработка стоит существенно дороже, чем традиционные технологии защиты от коррозии?

— Судите сами: обработка квадратного метра поверхности обходится в сумму не более 2 тыс. рублей. При этом срок службы металла по сравнению с ранее использовавшимися технологиями увеличивается, как я уже сказал, более чем в два раза!

Другое направление применения технологий — создание нового инструмента для механической металлообработки. Сегодня к механической обработке предъявляются очень высокие требования по техническим параметрам, например по твердости, надежности, сроку службы режущей или обрабатывающей поверхности инструмента. Ныне кардинально изменились технологии резания металла, значительно возросли скоростные и температурные параметры процесса. Этим требованиям могут отвечать только инструменты, созданные на основе новых технологий с обязательным применением функциональных покрытий с наноматериалами и композитами.

Таким образом, востребована данная технология прежде всего в сфере производства и использования технологического оборудования. При этом драйвером, как теперь модно говорить, развития этих технологий в нашей стране стали «Росатом», его топливная корпорация «ТВЭЛ», предприятия атомной промышленности в целом.

По оценкам экспертов, потенциальный объем спроса на функциональные покрытия в атомной отрасли составляет более 250 млн рублей в год. Но значительная потребность формируется и в других отраслях, прежде всего в машиностроении.

— В химическом машиностроении, станкостроении, химической промышленности?..

— Да. С оживлением и развитием в нашей стране машиностроения и химической промышленности можно ожидать масштабного спроса со стороны этих секторов экономики.

А также со стороны металлургии и строительства. Ведь важнейшая сфера применения наноструктурированных покрытий — строительные металлоконструкции.

В России, к сожалению, использование защитных покрытий строительных конструкций пока не стало всеобъемлющей нормой. Несмотря на то что существуют соответствующие ГОСТы, на практике зачастую используются устаревшие, «слабые» технологии антикоррозийной защиты — в лучшем случае на основе органических материалов…

В Европе, например, строжайше запрещено применять строительные металлоконструкции без надежной долгосрочной антикоррозийной защиты на основе цинка и алюминия. У нас это пока не так, хотя все необходимые нормативные документы имеют место быть…

Потенциально самая значительная сфера применения нанопокрытий связана с потребительским рынком. Это прежде всего антикоррозийная защита деталей и корпусов автомобилей как при производстве, так и в процессе эксплуатации. Придание необходимых качеств бытовым товарам, приборам, оборудованию и конструкциям. Во всем мире эта практика активно развивается.

— Итак, сегодня вы почти целиком работаете на атомные проекты?

— Да. ЗАО «Нанопокрытия-Атом» работает сегодня преимущественно в рамках реализации ФЦП «Ядерные технологии нового поколения».

Наши технологии используются, например, при производстве оборудования для разделения изотопов урана, специальных покрытий для тары и оборудования для ядерных отходов и др. Сотрудничество ведется с Ковровским механическим заводом, владимирским заводом «Точмаш», формируется центр многофункциональных покрытий в Северске Томской области, мы сотрудничаем с целым рядом исследовательских и производственных организаций…

При этом внедрять инновации в атомной промышленности весьма непросто. «Росатом» — бывшее министерство, к тому же в отрасли исторически сложилась очень сложная система обоснований и согласований для внедрения тех или иных новшеств. Она вызвана требованиями безопасности, при этом мы сталкиваемся и с нежеланием брать на себя ответственность. Часто на этапе предпроектной подготовки и в процессе проектирования не анализируется в достаточной мере нынешний рынок покрытий, не закладываются современные технологические решения.

Как правило, нам самим приходится искать заинтересованных в проведении тех или иных НИОКР, испытании образцов. Каждое внедрение дается буквально с боем, хотя мы работаем при полной поддержке руководства атомной корпорации.

Так что для реализации инновационных проектов в атомной отрасли требуются настойчивость, последовательность, твердость и терпение.

— Как и для реализации инноваций в стране в целом…

— Совершенно верно.

— Что нужно сделать, чтобы инновационный процесс в России шел легче?

— Простых решений тут быть не может. Мировой опыт свидетельствует о том, что для этого требуется общественный консенсус, как, например, в послевоенной Японии, которая из отсталой патриархальной страны за несколько десятилетий превратилась в одного из лидеров в сфере высоких технологий и продолжает сохранять это лидерство. Здесь использовался широкий спектр экономических и социальных механизмов: это и массовая закупка самых современных патентов, и кружки качества, и умение их корпораций действовать как единое целое в достижении глобальных целей, и формирование общественных настроений в пользу инновационного лидерства Страны восходящего солнца, умелое использование особенностей национального менталитета.

Снять кальку с японского или, например, американского опыта инновационного развития не получится. Хотя есть и общие рецепты — максимальная свобода предпринимательства и максимальная защита компаний, которые производят продукты, услуги, создают рабочие места. Пропаганда интеллектуального творчества, а не творчества в проведении торговых, финансовых спекуляций, мошенничестве и уклонении от налогов.

Что касается ситуации в России, то, на мой взгляд, мы пока еще в полной мере не адаптировались к жизни в новом хозяйственном укладе, не переболели детскими болезнями капитализма – такими, как стремление зарабатывать «здесь и сейчас», забывая про завтра, склонностью к чисто спекулятивным операциям.

Однако в нашем обществе постепенно возрастает популярность научного и инженерного творчества. Когда ждать результата этого процесса, трудно сказать…

Государство делает довольно много в развитии инноваций. Но слишком широкий спектр: и космос, и авиация, и атомная промышленность, и судостроение, и целый комплекс направлений фундаментальных исследований… Руководство страны ищет прорывные участки и старается их поддержать.

На многих направлениях есть серьезные достижения. Например, проект «Прорыв» в атомной сфере: реакторы на быстрых нейтронах, использование мокс-топлива для энергетических установок — это пионерные на мировом уровне направления.

К сожалению, проблема развития инноваций решается больше административными методами. Эффективность вложений в инновационную сферу оставляет желать много лучшего. На мой взгляд, это происходит от того, что охвачен слишком широкий спектр задач. При этом очень низкий уровень ответственности исполнительных звеньев, нет системы…

А система предполагает консолидацию стремлений широкой общественности в вопросах инновационного развития. Она возможна только на фундаменте целенаправленных усилий в рамках всего общества и взаимной ответственности государства и бизнеса.

— Какие условия необходимо создать для успешного развития регионов?

— Предоставить большую самостоятельность и очень серьезно повысить ответственность за конечные результаты. Причем как ответственность государственных служащих, так и социальную ответственность частного бизнеса.

Пока основным инициатором и источником финансирования проводимых инновационных проектов является государство, прежде всего федеральный бюджет. Это часто формирует иждивенческие настроения. Однако федеральные ресурсы небезграничны, и без широкого участия в процессах развития национальной экономики частного бизнеса рассчитывать на успех очень сложно.

Нужно тиражировать опыт тех регионов, которые смогли развиться самостоятельно, — это, к примеру, Калужская область, в которой я проработал долгие годы.

Калужский регион — небогатая природными ресурсами территория, тем не менее сумел стать регионом-донором за счет развития машиностроения, которое в остальной стране остается слабым. Губернатор Анатолий Дмитриевич Артамонов смог создать комплексный механизм поддержки производственного сектора — от привлечения инвесторов, отечественных и иностранных, до обеспечения повседневной деятельности новых предприятий. Вот вам и результат!

Артамонов не какой-то младореформатор — он мой ровесник, 1952 года рождения, еще советский по своему менталитету руководитель. Но при этом хорошо знающий реальную экономику, гибкий человек, ищущий…

— Когда есть компетентные управленцы, получается выстроить механизмы, наладить целенаправленную работу?

— Да. Разве Калужская область в лучших условиях, чем другие регионы дальнего Подмосковья? Например, Тверская область, имеющая АЭС и, таким образом, более благоприятные условия создания новых промышленных мощностей, учитывая энерговооруженность?..

— В чем причины низкого качества принятия решений в экономической и социальной сфере?

— Сегодня при принятии решений остро не хватает моделирования и апробации вариантов на том или ином ограниченном круге объектов. Для работы предпринимателей очень важен конструктивный диалог с органами власти. Сотрудничество может получиться, если есть компетентность с обеих сторон и взаимное уважение.

— Вы довольно длительное время были депутатом муниципального собрания и депутатом представительного органа власти субъекта Федерации. Каковы достоинства деловых людей, оказывающихся в представительной власти?

— Конечно, это знание реальной экономики, процессов управления, психологии. Но главным достоинством должны стать честность и социальная ответственность.

Наша избирательная система в угоду управляемости процесса, к сожалению, очень серьезно отодвинула конкретного гражданина от влияния на политический процесс, что стимулировало общую пассивность граждан. На фоне регулярных разоблачений в злоупотреблениях должностных лиц власти нужно сконцентрировать усилия на публичном признании нарушений и преступлений дельцов от власти, на доведении до широкой общественности принятых мер по результатам разбирательств и судебных процессов. И на подборе кадров.

Доверие к власти, сотрудничество между властью и бизнесом — это, пожалуй, самое главное, что сегодня требуется гражданам, и главное, чего не хватает для слаженной работы общественного механизма, создающей условия для развития инноваций и для развития страны в целом. 


Поддубный Анатолий Никифорович, генеральный директор ЗАО «Нанопокрытия-Атом». Родился 10 января 1953 года в Брянской области.

В 1974 году окончил Брянский институт транспортного машиностроения.

С декабря 1988 года по сентябрь 1999 года — генеральный директор Сукремльского чугунолитейного завода — ОАО «Кронтиф». С 1999 по 2002 год — технический директор ООО «Санто-Холдинг» (г. Москва), в 2002 году — директор по техническому развитию ОАО «Тулачермет» (г. Тула). В 2003–2004 годах — руководитель департамента стратегического планирования ООО «Управляющая компания «Промышленно-металлургический холдинг» (г. Москва), в 2004–2005 годах — заместитель генерального директора ООО «Интеллит» (г. Людиново Калужской области).

В марте—ноябре 2006 года — консультант, а с ноября 2006 года по март 2009 года — заместитель начальника чугунолитейного производства по технологии ГУП г. Москвы «Литейно-прокатный завод» (г. Ярцево, Смоленская область — г. Москва).

С апреля по июль 2009 года — генеральный директор Пашийского металлургическо-цементного завода (Пермский край).

С сентября по январь 2012 года — советник генерального директора ОАО «Инженерный Центр Ядерных Контейнеров» (г. Москва).

С 25 января 2012 года по настоящее время — генеральный директор ЗАО «Нанопокрытия-Атом» (г. Москва).

В 1990–1994 годах — депутат Городского исполнительного комитета г. Людиново Калужской области.

Депутат Законодательного собрания Калужской области по избирательному округу №9 с 1994 по 1996 и с 1996 по 2000 год (два созыва подряд).

Доктор технических наук.

Автор более 60 научных публикаций и шести книг. 

Лауреат премии Правительства Российской Федерации в области науки и техники.


Достоинства многофункциональных газотермических и вакуумных покрытий (нанопокрытий).

Эти покрытия позволяют:
1. Существенно улучшить эксплуатационные характеристики агрегатов, деталей и инструмента.
2. Увеличить межсервисные интервалы работы основного технологического оборудования предприятий.
3. Существенно сократить расходы на металлорежущий технологический инструмент.
4. Снизить аварийные риски, связанные с надежностью работы оборудования.
5. Значительно снизить издержки производства, повысив конкурентоспособность российской промышленности.