Русская пословица на американский лад

24Рубрика | Сюжет месяца / Вокруг России

Текст | Тимур ХУРСАНДОВ

Завтра, на следующей неделе, через месяц.

Так в начале сентября обрисовал сроки военного удара по Сирии президент США Барак Обама. И звучало это, как будто альтернативы бомбардировкам уже и не рассматриваются.

Но скоро планы пришлось пересмотреть — на Белый дом со всех сторон посыпались сюрпризы: внезапно стал сговорчивее Дамаск, Россия выступила с инициативами, отказаться от которых, прямо скажем, неудобно, а ближайшие союзники Вашингтона начали потихоньку  дистанцироваться от возможных военных действий.

События последнего месяца на первый взгляд выглядят как череда досадных осечек в политике Барака Обамы по отношению к Сирии. Примеров тому немало. Ну вот кто еще вчера мог подумать, что от участия в готовящейся военной операции откажется такой вернейший друг США, как Великобритания? Но тем не менее именно это и произошло.

Возможно, сам британский премьер Дэвид Кэмерон и не отказал бы заокеанскому союзнику, но парламент сказал решительное «нет», видимо, припомнив участие в подобных атаках на Ливию, Ирак, которые впоследствии обернулись для Лондона лишь чередой скандалов.

Да и прочие ключевые члены НАТО тоже не горят желанием ввязываться в сирийский конфликт без санкции Совета Безопасности ООН, которой, естественно не будет, пока там заседают Россия и Китай. Исключение составляет, пожалуй, лишь Франция, но и в ней подавляющая часть населения выступает против военной операции, а к общественному мнению на Западе все-таки хоть иногда да прислушиваются.

Даже внутри США бомбардировки в Сирии не находят твердой поддержки: против высказываются республиканцы в конгрессе, без одобрения которого затевать ничего нельзя, их демократические коллеги по парламенту колеблются, чего уж говорить о простых американцах…

Да тут еще российское предложение поставить сирийские арсеналы химического оружия, которые, собственно, и используются в качестве предлога для военной операции, под жесткий международный контроль. А Башар Асад возьми и согласись. Начинать бомбардировки в подобных условиях было бы совсем некрасиво, и Белый дом принял решение их как минимум отложить.

 

Никто не хотел воевать?

Видя все это, недруги Обамы поспешили позлорадствовать по поводу провала его «агрессивных планов». Но многие упускают из виду, что, возможно, воевать американскому президенту не очень-то и хочется.

Во-первых, начало операции против Сирии нанесло бы ему огромный имиджевый удар за пределами США: в отличие от ситуации с Ливией и Муаммаром Каддафи санкции Совбеза ООН на вмешательство в сирийские дела, как уже говорилось, не будет, а действовать фактически против международного права как-то не к лицу лауреату Нобелевской премии мира, о чем ему, кстати, регулярно напоминают, в том числе и лидеры многих стран, например Владимир Путин.

Во-вторых, ничего хорошего удар по режиму Асада, видимо, не принесет Обаме и на внутриполитической сцене: его администрация еще не отошла от скандалов, связанных с прослушиванием спецслужбами телефонных разговоров американцев и граждан (вплоть до президентов) иностранных стран, слежкой за их личной перепиской. И военная операция, особенно если она не получится быстрой и победоносной — все-таки система ПВО у Сирии есть, пусть и не самая современная и мощная, но при грамотной организации вполне способная потрепать силы нападающих, — не добавит очков в копилку президента США. В-третьих, наконец, война — дело недешевое: по подсчетам Пентагона, счет пойдет на миллиарды долларов.

При этом переоценивать миролюбивость Обамы тоже не стоит. Проблема в том, что своими жесткими заявлениями он зашел слишком далеко, и просто сказать «я передумал, бомбить Сирию не будем» уже невозможно. Чтобы сохранить лицо, возможно, придется пойти на военную операцию, пусть и ценой снижения популярности в стране и в мире.

В этом случае, по уверению американского президента, мы увидим действия, совершенно отличные от того, что было в Ираке и Афганистане (не будет наземного вторжения), и от того, что мы наблюдали в Ливии (в отсутствие полномасштабной бесполетной зоны).

Обама заявляет, что удары будут ограниченными по времени — предположительно около 72 часов — и направленными исключительно против химического потенциала правящего сирийского режима.

 

Что дальше?

Так это или нет, противники Асада, разумеется, рады военной помощи в любом виде. За последнее время правительственные войска сумели одержать ряд принципиальных побед, отбив у повстанцев несколько ключевых населенных пунктов и сумев пусть и не взять в свои руки, но стабилизировать, насколько это возможно в сложившихся обстоятельствах, обстановку на большей части страны.

Военный удар международной коалиции во главе с США, если Вашингтон решит пойти до конца, конечно же, сможет переломить ситуацию. Но возникает вопрос: что дальше? Над тем, кто придет к власти в случае падения режима Асада, ломают головы многие аналитики по всему миру. И бесполезно.

Ведь даже примерного ответа здесь быть не может. Ни одна из многочисленных разрозненных групп, воюющих против официального Дамаска, даже близко не обладает влиянием, необходимым, чтобы возглавить страну. Именно поэтому многие эксперты уверены, что в случае военного удара по Сирии этого государства в привычном для нас виде уже не будет, оно просто распадется на зоны влияния по конфессиональному, национальному или иным признакам.

Впрочем, на это противники Асада из стран Запада и Персидского залива глаза закрывают, предпочитая декларировать, что среди сирийцев немало людей, искренне желающих демократии и гражданских свобод, способных привести страну к закону и порядку. В первую очередь имеется в виду так называемая внешняя сирийская оппозиция — этакие пикейные жилеты, давно осевшие в Париже, других европейских столицах, а с недавних пор облюбовавшие Стамбул и Доху.

Беда только в том, что «международно признанная» Сирийская национальная коалиция сейчас представляет собой что-то крайне невнятное и недееспособное. Единственное, в чем она пока преуспела, — дележ шкуры неубитого главы государства.

Постоянные выборы президентов СНК, вице-президентов, секретариатов, выбивание денег у западных спонсоров — вот повседневная жизнь сирийских оппозиционеров, многие из которых уехали с родины несколько десятков лет назад еще при Хафезе Асаде и теперь узнают о том, что там происходит, по большей части из телевизора. Влияние же на реальную ситуацию в Сирии у этой коалиции, судя по всему, с каждым днем сокращается, если оно вообще когда-то было.

Внутри страны «витриной» оппозиции стала Свободная сирийская армия. Ее костяк составляют бывшие военнослужащие армии Асада, преимущественно сунниты, дезертировавшие после начала беспорядков. К ним примкнуло множество исламистов из-за рубежа — есть здесь, кстати, и чеченские боевики, — и получилось разношерстное вооруженное формирование, фактически не имеющее единого командования, но зато обладающее поддержкой Запада.

При этом Свободная армия не брезгует никакими методами, что неудивительно, учитывая число «импортных» джихадистов: в ход идут и теракты, и похищения людей с целью выкупа, и расстрелы мирных жителей. Так что практически нет сомнений в том, что ССА не поколебалась бы применить и химическое оружие, попади оно к ней в руки.

И вообще, лучшие дни Сирийской свободной армии уже прошли. Сейчас основной боевой единицей повстанцев становится «Фронт ан-Нусра», напрямую связанный с такими одиозными исламистскими деятелями, как Айман аз-Завахири, возглавляющий заклятого врага Ва­шинг­то­на — «Аль-Каиду». Изначально фронт поддерживал коалицию и ССА, они даже провели несколько довольно успешных операций против правительственных войск, однако затем их пути разошлись.

Дело в том, что «Ан-Нусра» ставит своей целью создание исламского государства на территории Сирии и никогда этого не скрывал. Такая постановка вопроса не всем по душе в ССА, которая претендует на поддержку Запада, естественно, скептически смотрящего на подобные планы. Поэтому вчерашние союзники быстро стали врагами, и теперь между ними то и дело происходят даже боевые столкновения. Для борьбы «за истинный ислам» во фронт постоянно и массово перебегают бывшие сторонники Свободной армии — были случаи перехода целых бригад.

Кстати, «Фронт ан-Нусра» признан террористической организацией рядом стран, в том числе и США. Поэтому возможный военный удар по Сирии обретает особую пикантность. Выходит, что американская операция будет во многом направлена на… поддержку терроризма, против которого Вашингтон номинально ведет кампанию в глобальном масштабе. Такой вот заокеанский вариант старой русской поговорки — за что боролись, на то и напоролись.