Равномерность и общественный контроль

6Рубрика | Президентские / Правительственные программы

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Владимир Путин провел заседание Государственного совета, на котором рассматривались меры по увеличению эффективности расходования бюджетных средств.

Руководитель проектов по финансово-экономическим проблемам Института современного развития Никита Масленников выделяет здесь три основные проблемы и рассматривает пути их решения. Первая, говорит он, связана с неравномерностью исполнения бюджета, когда расходы в своей значительной массе смещаются на четвертый квартал. Это, к примеру, ведет к разгону инфляционных ожиданий. «Сам ритм бюджетного процесса дает двоякий негативный эффект. Не в полном объеме выбираются средства на федеральные целевые программы. На Госсовете приводили примеры, когда по многим ФЦП даже на сегодняшний день годовое финансирование реализовано процентов на 20–25. И если у вас возникает такая избыточная бюджетная эмиссия в конце года, то это влечет за собой серьезный риск общей макроэкономической неустойчивости».

С 2014 года федеральный бюджет переводится на программно-целевой принцип, где 90% государственных расходов будут расписаны по 40 долгосрочным государственным программам. Масленников не сомневается, что это сообщает следующему году дополнительный риск. «Теоретически бюджет должен быть более эффективным, более равномерным, так как программы защищались на правительстве с очень большим, пристальным вниманием к конкретным результатам, которые должны быть получены. Но тем не менее это первый подобный опыт. Поэтому никто не может сказать, что все получится на 100%, что не возникнут какие-то шероховатости».

В качестве второй проблемы эксперт выделяет неэффективность госзаказа и его конкретной формы — госзакупок. «Еще в середине президентского срока Медведева Администрация президента установила, что нецелевым, мягко говоря, образом тратится 20% от объема госзакупок. То есть если тогда тратили на эти цели 6 трлн рублей, то 1 трлн исчезал в непонятном направлении, которое можно условно обозначить как нецелевое использование. В переводе на русский язык с эзопового — это элементарное воровство. Официально Главная государственная военная прокуратура потом эти заключения подтвердила уже на материалах гособоронзаказа», — напоминает Масленников.

С 1 января вступит в действие в полном объеме Закон «О федеральной контрактной системе», который делает процесс госзакупок более прозрачным, более открытым. «Там зашита куча встроенных стабилизаторов с точки зрения повышения их эффективности, как то необходимость общественной экспертизы для госзакупок свыше 1 млрд рублей, обязательная информация обо всех тратах министерств и ведомств на портале госзакупок», — говорит эксперт. По его мнению, проблема в том, что в течение 2014–2015 годов документ все равно будет действовать лишь «как некая рамочная конструкция». «Так что здесь мы ощутимые улучшения увидим где-то на рубеже 2015 и 2016 годов», — считает собеседник журнала «БОСС».

Еще одна проблема связана с прямыми государственными инвестициями, в том числе в инфраструктурные проекты. «Здесь неэффективность проявляется в том, что отсутствует как класс экспертиза, а также культура подготовки бизнес-планов государственных проектов. Чтобы снять эту напряженность, предполагается, что такого рода проекты должны осуществляться на основе государственно-частного партнерства. Но весь опыт ГЧП последних лет показывает: оно на свою топ-эффективность не вышло и вряд ли сможет выйти, потому что слишком много там всяких ограничений».