Есть что сократить

1Рубрика | Страница редактора

В антикризисной политике Кремля и Белого дома правая рука не знает, что делает левая. Именно такое объяснение напрашивается судорожным разнонаправленным движениям, которые предпринимает правительство.

Летняя попытка девальвации рубля (возможно, не последняя), попытки расширения кредитного предложения направлены на то, чтобы «перезапустить» национальную экономику за счет импортозамещения и увеличения финансовых ресурсов у предприятий.

Но остановка роста тарифов естественных монополий, с одной стороны, конечно, снижает нагрузку на бизнес-потребителей. Однако, с другой, она сокращает инвестпрограммы данных монополий, что замедляет экономический рост и негативно сказывается на подрядчиках этих крупнейших российских компаний. А фактический секвестр бюджета, команда экстренно наращивать резервы уменьшит бюджетное финансирование программ в экономике, которое является одним из ключевых драйверов роста ВВП? Это уж точно не контрциклическая мера.

Что же касается экспроприации в лучших большевистских традициях накопительной части пенсий, то здесь, как говорится, комментарии излишни. Это свидетельство решения бюджетных проблем методами «революционной целесообразности». Еще недавно российское правительство резко критиковало Евросоюз за противозаконные модели выхода из кипрского кризиса, в котором в итоге сильно пострадал российский средний бизнес, и вот теперь действует в том же ключе, вызывая шок у оставшихся еще в России внешних инвесторов и собственного бизнеса.

Какова цель сегодняшней экономической политики — стимулировать рост или «пересидеть» спад? Это непонятно. Дилемма, судя по всему, не может быть решена в принципе — и вроде бы нужно делать контрциклические шаги, и слишком боязно тратить на это ресурсы…

Есть, впрочем, одна мера, которая будет антикризисной и при этом не потребует финансовых ресурсов — только политических. Это борьба с гонкой зарплат, драйвером которой выступает госсектор.

Предвыборное повышение зарплат бюджетникам, увеличение зарплат в чиновничьем аппарате, рост самого этого аппарата и госсектора в целом привели к гонке зарплат (корпоративный сектор пытается соответствовать государственному и полугосударственному) и почти полному исчерпанию свободных трудовых ресурсов.

Безусловно, учителя и врачи должны получать достойную зарплату, так же как и ответственные чиновники. Но львиная доля бюджетного финансирования (которого как раз и не хватает на выполнение пенсионных обязательств государства!) идет на сверхраздутый технический аппарат, а не на них.

Очень острая ситуация сложилась в госкорпорациях и АО, контролируемых государством. Там давно требуется внешнее государственное управление, которое: а) уменьшит численность корпоративных аппаратов управления; б) если не сократит зарплаты, то хотя бы прекратит их рост.

Государственные и полугосударственные компании фактически эксплуатируют общественную ренту. А значит, вполне можно регулировать не только тарифы естественных монополий, но и зарплаты.

Если провести подобные преобразования в течение нескольких месяцев, можно достаточно быстро создать условия для оздоровления экономики. Перечисленные преобразования позволят «перезапустить» экономику эффективнее, чем такое болезненное лекарство, как девальвация рубля.

 

Александр Полянский