«Райком закрыт, все ушли на фронт»

16Рубрика | Сюжет месяца / В России

Текст | Сергей ШКЛЮДОВ

«Подавляющее большинство граждан» против партийной элиты. Зачем же тогда Владимиру Путину Народный фронт?

Общероссийский народный фронт был придуман командой политтехнологов во главе с Вячеславом Володиным в мае 2011 года, за полгода до выборов в Государственную думу. Парламентская кампания, как мы знаем, сильно изменила отечественный политический ландшафт, в первую очередь благодаря призыву блогера Алексея Навального «голосовать за любую партию, кроме «партии жуликов и воров». В итоге результаты «системных партий» несколько выросли, в то время как «Единая Россия» просела на 15%, скатившись с 64% до 49%.

Считается, что после этого и руководство единороссов во главе с Борисом Грызловым, и идеологическая команда во главе с Владиславом Сурковым впали в немилость и в течение года постепенно были оттерты от руководства.

 

Кризис зрел

На самом деле первые кризисные времена настали в «Единой России» еще во время осеннего цикла региональных выборов 2004 года, когда ее результаты резко пошли вниз. После этого и созрела редакция Закона «О политических партиях», задравшая планку численности партий до 50 тыс. человек, а также предполагала регулярные проверки численности партий, после которых у большинства политических объединений была отозвана регистрация.

В итоге в стране осталось всего семь политических партий, четыре из которых парламентские, а возможность регистрации новой партии даже при соблюдении всех изложенных в законе требований, как это было с Партией народной свободы в 2011 году, сведена к абсолютному нулю. И в отрезке между 2005–2011 годами «Единая Россия», по сути, выигрывала все выборы на всех уровнях власти.

Однако из этого не стоит делать выводов о всемогуществе «партии власти». Конкурентный период в истории «Единой России» очень мал и пришелся на кампанию 1999 года, когда еще «Единство» было вынуждено преодолевать воинствующую нелояльность многих региональных лидеров, объединенных в блок «Отечество — Вся Россия». Далее после поглощения «Единством» ОВР и сформировалась «Единая Россия».

 

Партия-пылесос

В рамках любого режима электорального авторитаризма, будь то Египет Хосни Мубарака или же столь любимый многими оппозиционерами Сингапур, «партия власти» всегда играет сугубо подчиненную и второстепенную роль, роль удобного инструмента, «пылесоса» по техническому сбору голосов на имитационных выборах, плюс формальному проведению через подчиненный парламент законопроектов «любимого руководителя». В итоге «партия власти» из политической организации превращается в источник материальных благ да в разновидность бюрократического социального лифта, причем очень чувствительного к текущему моменту.

Все мы помним, как в 2006 году, когда в рамках «двухпартийной концепции» создавалась вторая «партия власти» — «Справедливая Россия», — в нее побежали многие представители КПРФ, ЛДПР, внесистемных образований и даже парочка единороссов, особенно после того, как чиновники на местном уровне организовали для эсеров несколько побед над «Единой Россией».

Сегодня мы должны понимать: несмотря на то что «Единая Россия» на протяжении множества лет выигрывала все и доминировала во всем, фактически ее роль была ничтожна. Это роль исполнителя. И в декабре 2011 года этот инструмент вышел из строя и привел к серьезному сбою в электоральной системе путинской России.

 

Заработал с третьей попытки

Общероссийский народный фронт был создан за полгода до провальных для «Единой России» парламентских выборов и первоначально рассматривался не как зонтичная организация для объединения большинства пассивно-патриотически настроенных граждан, а сугубо для «добора» голосов для «Единой России» за счет эксплуатации имени и образа тогдашнего премьер-министра Владимира Путина. Фронт обязали выдвинуть своих, «беспартийных» кандидатов в депутаты, которых потом, в свою очередь, обязали включить в федеральный список «Единой России».

Далее ОНФ, как и любой сиюминутный инструмент власти, отложили в долгий ящик. К мартовским президентским выборам 2012 года появилась информация, что Владимир Путин будет выдвигаться в президенты не от «Единой России», а от ОНФ. После чего деятельность фронтовиков опять была заморожена на полгода, с апреля до глубокой осени.

Сегодня мы наблюдаем уже третью и пока самую успешную попытку создать общероссийское движение имени Владимира Путина. Народный фронт перезапущен снова, а 12 июня, в День России, прошел его учредительный съезд, на котором было выбрано федеральное руководство в лице нескольких неприметных «беспартийных единороссов», а саму организацию, как и ожидалось, возглавил лично Владимир Путин.

Для регистрации движения в Минюсте фронтовики в течение трех месяцев должны организовать отделения в половине российских регионов. К середине августа стало известно, что уже создано 50 региональных отделений и что регистрация движения завершится в срок, а именно до 12 сентября.

 

Замена или эксперимент?

При этой довольно бурной деятельности Народный фронт еще остается во многом очень рыхлой, идеологически нечеткой и забюрократизированной организацией. Большинство аналитиков сходятся в простом мнении, что ОНФ был выдуман как банальная замена одряхлевшей и насквозь коррумпированной «Единой России» и что дни «партии власти» сочтены.

Плюс ко всему почти все «бюрократы» и карьеристы из одной организации достаточно быстро перетекут в другую, приговорив тем самым к неэффективному существованию и ее. Другая, правда, довольно малая часть аналитиков, сходится во мнении, что фронт, который и делался на скорую руку и много раз откладывался в долгий ящик, просто очередной эксперимент власти по прощупыванию нового политического поля. И что ОНФ постигнет такая же судьба, какая постигла аналогичное движение «За Путина», организованное Павлом Астаховым в 2007 году, как раз перед выборами.

 

Мирное сосуществование?

Так кто же «Единая Россия» и ОНФ друг другу? Помощники, конкуренты или наследники? Ни то, ни другое, ни третье. Мы выдвинем немного неожиданную версию, суть которой состоит в том, что ОНФ и «Единая Россия» не будут поглощать друг друга, а продолжат существовать параллельно, фактически не мешая друг другу. И как вывод: их деятельность не пересекается, а сами организации служат совершенно разным целям и перед ними совершенно разные задачи.

Во-первых, «Единая Россия» — политическая партия, и ее цель — участвовать в выборах и оказывать административную помощь «лояльным политикам», пусть даже уже идущим под брендом «самовыдвиженец». ОНФ же пока позиционирует себя как движение, при этом в интервью «Эху Москвы» сопредседатель ОНФ Ольга Тимофеева заявила, что в качестве партии фронт регистрироваться не будет, так как стать партией — значит ограничить себя в политическом маневре. Более того, в ходе регистрации региональных отделений ОНФ намеренно не проводил учредительные конференции в областях, в которых 8 сентября должны пройти губернаторские выборы или выборы в заксобрания. Исключением стала только Чукотка.

Во-вторых, «Единая Россия», поскольку это всего-навсего электоральный инструмент, не имеет за собой никакой идеологии. Что исполнительная власть решила — такая сегодня и идеология.

Разговоры о консерватизме единороссов лишь подчеркивают реакционный стиль мышления бюрократии, которая боится любых перемен и любой модернизации, пусть даже в вегетарианском, медведевском смысле. ОНФ же, хотя и не отличается пока наличием четко прописанной идеологической концепции, все же может быть рассмотрен как организация с ценностями, пусть и наскоро сшитыми вместе и нахватанными то справа, то слева.

В замечательном исследовании историка Ирины Чечель, опубликованном в июле с.г. (http://gefter.ru/archive/9447), на основе огромной базы фактического материала отмечена интересная тенденция в высказываниях Владимира Путина. Если на протяжении 12 лет существовало «путинское большинство», то есть те, кто голосует за путинские партии — «Единую» и «Справедливую» России, которое давало в сумме около 64–69%, то теперь президент стал оперировать понятием «подавляющее большинство граждан».

Впервые это словосочетание упомянуто осенью 2011 года, как раз когда идея фронта первый раз была на марше. Если «путинское большинство» являлось результатом консенсуса элит на фигуре национального лидера, то «подавляющее большинство граждан» — большинство пассивное, молчаливое, просто глыба, которая не оставляет права на альтернативу.

Большинство «общего блага», ценностей, которые выше партий, политики и личных амбиций. Ценностей нормальной сытой патриотичной жизни. «Мы призываем присоединяться к Народному фронту всех, кто за Россию». И все. «Общее дело, общие ценности, общее благо».

Отсюда очевидный вывод, что «неестественно идти против своего народа, быть иностранным агентом, опираться на меньшинство нации, нарушать общественное спокойствие, оскорблять чувства верующих, вовремя не рожать». Теперь народ делится не на победителей и побежденных, а на «большинство» и «меньшинство» и «правых» и «виноватых».

Философия большинства, опоры, если пользоваться термином политолога Сергея Маркова, на «молчаливое моральное большинство», — это один из самых ярких признаков кризиса авторитарного режима. Кремль, отказываясь во многом от репрессивной модели управления, в последний раз пошел по стране «скрести по электоральным сусекам». Некоторые кремлевские политологи, например Дмитрий Орлов, напрямую называют подобную модель «пылесосом» по сбору голосов.

Отсюда — в-третьих. По меткому выражению Глеба Павловского, «Единая Россия» продолжит оставаться «биржей управленческих кадров», в то время как ОНФ, можем мы предположить, сосредоточится на аккумуляции разбросанных по стране групп граждан и организаций, которые еще готовы проголосовать за Владимира Путина. Бюджетники, учителя, врачи, колхозники, компании ЖКХ, рабочие «Уралвагонзавода», если использовать это название как мем, и так далее.

Тихая провинциальная Россия, которая еще не успела заразиться «оранжизмом» и которая срочно нуждается в структурировании и выстраивании в боевой порядок. Мобилизация последних ресурсов. При этом для придания силы и большей легитимности в ОНФ уже инкорпорируются структуры «Единой России», но исключительно для административного регулирования, а также партии «системной оппозиции» вроде «Родины», «Справедливой России» и «Патриотов России».

Деятельность «Единой России» и ОНФ при всей четкости распределения ролей может переплестись ближе к выборам. Любой лояльный политик или член «партии власти» идет на выборы как самовыдвиженец, поддерживаемый гласно Народным фронтом и Владимиром Путиным, а административно — структурами «Единой России», которая пока из региональных парламентов никуда не делась и во многих из них досидит до конца цикла 2016 года.

 

Смена вывески неизбежна

На ближайшие несколько лет «Единой России» и ОНФ действительно будет полезно и взаимовыгодно существовать на параллельных курсах, не мешая друг другу. Но по мере падения рейтинга единороссов и исчезновения рейтинга их формального лидера Дмитрия Медведева, а также по мере приближения думской кампании 2016 года вновь остро встанет вопрос об «электоральном инструменте», о партии реальной власти.

Тогда самым вероятным сценарием будет переход «Единой России» под бренд Народного фронта с личным управлением Владимира Путина. Только в рамках бюрократических контрактов взаимной лояльности власти придется принять переход всего чиновничества и кадрового состава «медведей» во фронт.

А это значит, что (как, например, во время существования авторитарного режима в Мексике) «партия власти» останется партией власти, лишь сменив вывеску и «лица» федерального руководства, но на деле являясь все той же партией консервативной бюрократии, которая по своей природе и в любой стране препятствует любым реформам и любой демократизации.