Оксана КОНДРАТЮК: если будет взаимное доверие власти и бизнеса, появится точка опоры для развития России

36Рубрика | Босс номера

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Генеральный директор торговой компании «ОЕК-Холдинг» (Москва) Оксана Кондратюк убеждена в том, что сегодня наступил момент, когда бизнес и власть могут и должны достичь взаимопонимания и прийти к общим целям, которые и станут целями развития страны.

Время практиков

— Оксана Евгеньевна, как, с вашей точки зрения, должно происходить сотрудничество бизнеса, бизнес-сообщества и Общероссийского народного фронта? Очевидно, что эта структура взяла на себя функцию выработки политики, аккумулирования мнений разных общественных групп…

— Сегодня организации бизнес-сообщества являются участниками ОНФ. Это, на мой взгляд, объединение всех конструктивных сил, заинтересованных в развитии страны.

Бизнес-сообщество должно максимально широко участвовать в работе ОНФ — как в деятельности федеральной его структуры, так и региональных подразделений. И через свои общественные организации, в том числе отраслевые объединения, и непосредственно — в форме личного присутствия предпринимателей и менеджеров в ОНФ.

Участие в деятельности ОНФ — это возможность высказывать позицию бизнеса по тем или иным экономическим и социальным проблемам, что очень важно, для того чтобы бизнес был услышан. Сотрудничество бизнеса и ОНФ необходимо не только для бизнеса, но и для государственных, общественно-политических институтов, к которым относится Общероссийский народный фронт.

Ведь бизнес — это практики, а сегодня во всех сферах принятия решений остро не хватает практиков. Во многом проблемы нашей страны состоят в том, что мало практиков. В принятии решений участвует недостаточно людей, которые умеют оценивать практические последствия — как то или иное решение отзовется в реальной экономике, на социальной сфере.

Потому и получается, что первоначальные расчеты не оправдываются. А отсюда — потери в экономике.

— Слишком много теоретиков?

— Теоретики очень важны. Но нужен баланс между теоретиками и практиками, а сегодня его зачастую нет.

— Отсюда результаты…

— Совершенно верно. Сначала принимается решение о повышении страховых взносов, потом это решение вынужденно корректируется. Или даже отменяется — как происходит сейчас со страховыми взносами для индивидуальных предпринимателей. А бюджет рассчитан на определенный объем поступлений…

Какова квалификация тех, кто готовил решение по страховым взносам для ИП? Они самым натуральным образом подвели президента, потому что главе государства теперь приходится решать эту экономическую и уже социальную проблему!

Очень много ИП закрылось. А это не только самозанятые предприниматели. Во многих ИП были наемные работники — у некоторых предпринимателей трудилось до 10 человек. Страна теряет тысячи предприятий, которые генерировали доходы, производили новые продукты. Средними и крупными предприятиями эти потери не компенсируются.

Даже если сегодня вернуть все, как было до 1 января 2013 года, ущерб не удастся быстро компенсировать. Ущерб — долгосрочный. Ведь многие предприятия уже закрылись, и открывать их снова вряд ли кто-то будет торопиться — степень доверия к власти невелика…

— Значительная часть из них ушла в тень…

— Да, и обратно вернуть их удастся с большим трудом.

Россия, российское общество строится на доверии, вере. Если будет доверие к общим целям, к власти, появится точка опоры — русский человек горы свернет. Если же его нет — не получится ничего. И подобными решениями доверие разрушается…

Или история с нулевым промилле — это же курьез! Сначала вводим нулевое промилле, потом выясняется, что у приборов контроля есть погрешность, которая может привести к наказанию невиновных, ведь некоторые безалкогольные напитки содержат малые дозы алкоголя. Граждане думают: правительству нечем заняться, что ли? Это действительно выглядит странно…

Нельзя сначала делать, а потом думать. Тем более в сферах, где это приводит к долгосрочным негативным последствиям. Сначала нужно проанализировать и проверить на практике, как будет работать то или иное решение. Я, например, в своей управленческой практике предпочитаю сначала сама пройти весь путь, а потом уже начинать масштабный проект.

Нужно посоветоваться, посмотреть, попробовать применить те или иные механизмы на выборке регионов России, а потом уже вводить по всей стране. А не устраивать законодательную чехарду: вводим — отменяем…

Законы должны тестироваться, обкатываться, тогда будет качество законодательного регулирования. И в анализе законопроектов, оценке последствий для реальной экономики большая роль принадлежит бизнесу.

Родину не выбирают

— А в каких еще формах должно вестись сотрудничество бизнеса и власти?

— Мне это сотрудничество видится как участие представителей бизнеса в общественных надпартийных структурах, таких как Общероссийский народный фронт, представительных и консультативных органах власти, таких как обязательная экспертиза документов органов власти со стороны отраслевых сообществ.

Я бы хотела отметить, что чрезвычайно важно предлагать власти свою повестку — для подтверждения искренней заинтересованности в решении проблем страны. Это, в частности, докажет, что бизнес реализует миссии, непосредственно связанные с интересами граждан и страны, а не только с собственным карманом, как сегодня принято считать в некоторых кругах.

Бизнес за более чем 20 лет капитализма в России для большинства граждан стал нормальной, естественной экономической и социальной формой. В стране несколько вице-премьеров, министров, губернаторов, сотни мэров и глав муниципалитетов из бизнеса, причем во многих случаях из бизнеса, созданного когда-то с нуля и выросшего в крупный.

Тем не менее общественное мнение по отношению к бизнесу — настороженное, да и государственные чиновники относятся к бизнесу не как к источнику национального дохода, а как к потенциальным нарушителям. Если мы вспомним советское время, любой государственный и партийный руководитель обязан был заботиться о процветании предприятий на территории, за которую он отвечал. Сегодня этого, к сожалению, нет…

— Но и бизнес должен демонстрировать политическую позицию, а не использовать Родину как зону охоты — зарабатывания денег для жизни в Европе и США…

— Безусловно. И сегодня нельзя говорить о серьезном ответственном бизнесе без жесткой социальной миссии, без патриотической направленности. Долгосрочный бизнес без этого невозможен. Спекулятивный бизнес — это сегодня меньшая часть российского предпринимательства, такой стиль остался в основном в прошлом.

Я — убежденный патриот России. Для меня Родина — это константа, мои предки, мои корни. По-моему, немыслимо родину выбирать… Очень важно развивать нашу российскую ментальность и культуру.

Мы, деловое сословие, должны не торговаться: «а вот если вы нам преференции, мы поработаем в России, а если нет, то уедем», а включаться в работу, в создание цивилизованной экономики.

Политика «национализации» элиты, которая проводится сегодня и президентом Владимиром Владимировичем Путиным, и Правительством России, этому способствует. Она предполагает не только запрет чиновникам и депутатам иметь имущество и счета за рубежом, но и возврат средств, вывезенных ранее, в российскую экономику.

Но для такого возврата нужно создать и позитивные стимулы… Это, например, беспрепятственный, даже безналоговый возврат средств с того же Кипра и из других мировых офшоров…

— Амнистия по многим составам экономических преступлений — тоже, наверное, элемент создания таких условий?

— Согласна. С одной стороны, вор должен сидеть в тюрьме, и наказание за преступление обязано быть неотвратимым. Но мера пресечения и само наказание должны быть сообразны преступлению. По экономическим составам в качестве меры пресечения нужно использовать экономические же факторы — в первую очередь залог. И ответственность за них необходимо предусматривать прежде всего в форме конфискации незаконно полученного дохода.

Кроме того, не секрет: у нас такие запутанные правила, что найти статью УК можно чуть ли не для любого предпринимателя. Уголовное обвинение предпринимателя — это нередко способ шантажа и отъема бизнеса как со стороны конкурентов, так и со стороны недобросовестных чиновников.

Потому амнистия — только первый шаг. Следующий шаг — упрощение и уточнение правил ведения бизнеса и хозяйственной деятельности, борьба с коррупцией среди государственных чиновников, которые зачастую играют на стороне одного из конкурентов на рынке, а также повышение качества деятельности правоохранительных органов, которые должны выступать на стороне защиты законных интересов бизнеса.

Забрать доходы у Китая

— И конечно, должны быть меры стимулирования бизнеса. О них тоже сегодня идет речь — в частности, о кредитной поддержке малого бизнеса…

— Знаете, в Европе, где в отличие от России почти не осталось экологических ниш для развития бизнеса, созданы все условия для максимально быстрого открытия и ведения бизнеса. Это и бесплатное подключение к инженерным сетям, и широкий рынок аренды и покупки недвижимости, и кредитная поддержка, в том числе со стороны государственных организаций. У нас ниши остались, но слишком высок уровень монополизма и ограничений для доступа на рынки, поэтому использовать европейский опыт для нашей страны очень важно.

Тем более что мы стремимся к увеличению темпов роста ВВП.

— Тогда можно будет говорить и о создании 25 млн новых рабочих мест?

— Безусловно. Но здесь важна и целенаправленная промышленная политика со стороны государства.

Я работаю в торговой сфере, но при этом прекрасно осознаю: продавать можно то, что произведено. Именно сфера производства — источник благосостояния для всех: и для трудящихся, и для сервисных отраслей. 25 млн рабочих мест, конечно, должны создаваться прежде всего на заводах. У нас было столько заводов — большую их часть можно и нужно восстановить. Сужу хотя бы по химической промышленности, ситуацию в которой хорошо знаю, поскольку первые годы в бизнесе была дилером продукции крупного химического предприятия в Дзержинске.

Сегодня мы покупаем массу химической продукции в Китае. Эту же продукцию мы можем и должны покупать у себя. У нас были колоссальные производственные мощности — в Дзержинске, Стерлитамаке. Они выпускали очень качественную продукцию на основе советских ГОСТов — технологических требований высокого уровня. Восстановление производства — это будет плюс не Китаю, а нам.

Нам нужна диверсификация экономики за счет прежде всего высокотехнологичных отраслей — перспективных отраслей химии, металлургии, энергетического сектора, машиностроения. Без развития этой сферы у страны нет перспектив на глобальном рынке. Для того чтобы эта сфера развивалась, нужно снижать налоговое бремя в ненефтяном секторе экономики.

Имя им монополия

— А какие ключевые проблемы вы видите в торговой сфере?

— Главная проблема — монополизация торгового рынка. Нас, оптовое звено, эта проблема касается в меньшей мере, но торговый рынок в целом буквально заражен вирусом монополизма.

В советское время были торги, магазины этих торгов. Постоянный дефицит товара, некачественный товар, грязно… Сегодня аналогичная ситуация: полтора десятка брендов, принадлежащих четырем-пяти олигархическим структурам. По сути, это те же торги советского времени. В их магазинах такой же дефицит качественного товара, в продовольственных магазинах зачастую так же грязно, а о качестве товара я уже и не говорю…

И наш великий народ вынужден мириться с этим, как мириться и с ужасающе низким качеством работы, хамством в ЖКХ. Это безобразие!

Торговые организации за счет различных экономических стимулов должны быть обращены лицом к российским производителям товаров. Они должны помогать им в продвижении товара, а не превращать путь их товара к потребителю в бег с препятствиями.

Почувствовали небо

— Какую роль могут играть деловые женщины в системе государственной власти?

— Сегодня все больше женщин прекрасно показывают себя на ключевых государственных постах. Это и Валентина Матвиенко, третий человек в государстве, и Эльвира Набиуллина, председатель Центробанка, и Татьяна Голикова, помощник президента, и целый ряд других женщин — министров, заместителей министров, губернаторов, мэров…

Вообще увеличение количества и роли женщин в сфере государственного и корпоративного управления России — это был долгий процесс, начавшийся еще в 90-е годы. Он связан именно с рыночной экономикой. Женщины понемногу брали бразды правления в свои руки. И наступил такой момент, когда обратно в социальную резервацию: дом — кухня — дети, их уже не загнать. Это как птица, которая почувствовала небо, — в клетке она жить не сможет…

Но, исходя из того, сколько в России женщин — эффективных управленцев, нынешнее количество женщин во власти вряд ли можно назвать достаточным. Женщины уже готовы к работе на высоком уровне, а общество — зачастую еще нет. Подходы пора менять…

Так же как должен быть баланс между теоретиками и практиками, необходим баланс между мужчинами и женщинами.

Нужно больше воздуха

— И баланс между государством и бизнесом…

— Безусловно. Нас всегда бросает из крайности в крайность: в 90-е годы доминировали частные интересы, в 2000-е — государство.

Государство — это очень важно, государство оно, я считаю, от Бога. Государство свое нужно любить. Но сегодня государства, монополизма зачастую слишком много.

Государственным органам нужно научиться слушать и слышать. Ведь мы все делаем для людей.

Народ у нас и так слишком терпеливый к тем нестроениям, которые есть в нашей стране. Наш великий народ терпит многое из того, чего он недостоин… И олигархов, и коррумпированных чиновников, и монополии на потребительском рынке. Это все недопустимо.

Мы пережили беды, войны, революции. Наш народ генетически непобедим. При этом он очень терпелив — это терпение кажется бесконечным. Но в один момент оно кончается, и — тогда случается очередная революция.

Мне кажется, сегодня самое главное — направить колоссальную энергию нашего народа в мирное русло. Надо дать людям, бизнесу больше воздуха — и Россия расцветет.

И еще. Ключевая проблема нашей страны состоит в том, что у нас нет четких целей, стратегии, структуры институтов государственных и общественных, выстроенной именно вокруг этих целей, нет четкого плана того, как мы будем развиваться.

Взаимодействие в рамках ОНФ и других структур позволит бизнес-сообществу, с одной стороны, и властным, политическим структурам, с другой, начать работать сообща на единые цели, сотрудничать для их достижения. Это создаст точку опоры для развития России.

Столетиями российский народ самоотверженно работал не за высокую зарплату, а за высокие цели. Это наше колоссальное преимущество перед другими странами и народами.

Но сегодня высоких целей нет. Тогда о каком развитии может идти речь? О развитии в какую сторону?.. Цели развития, структуру государства, соответствующую этим целям, программу развития нам предстоит выработать сообща и сообща трудиться над их реализацией.

 

Кондратюк Оксана Евгеньевна родилась в городе Дзержинске Нижегородской области.

В 1995 году окончила Московский государственный строительный институт по специальности «Промышленное и гражданское строительство». В ноябре 1996-го поступила на работу в воинскую часть под Дзержинском.

В июне 2001 года основала свою первую фирму, позднее преобразованную в ООО «ОЕК-Холдинг», генеральным директором которой является до сих пор.

21 марта 2013 года ООО «ОЕК-Холдинг» получило звание «Лучшее предприятие года–2012».

6 декабря 2012 года стала лауреатом Всероссийской премии «Финансово-экономический олимп–2012».

Воспитывает дочь.