Надежда БЕЛОВА: к малому торговому предпринимательству необходимо особое отношение государства и муниципалитетов

belovaРубрика | Спецпроект: Торговый бизнес

Текст | Николай ИВАНОВ, Аркадий АРЗАМАСЦЕВ 

Фото | ООО «Ника»

Торговля в сельской местности — элемент социальной инфраструктуры, и ей требуется самое пристальное внимание. Однако сегодня коммерсант на селе находится в весьма жестких условиях.

Об особенностях малого торгового бизнеса нам рассказала генеральный директор ООО «Ника» (деревня Лаврики Всеволожского района Ленинградской области) Надежда Белова.

— Надежда Борисовна, каковы основные особенности ведения торговли в сельской местности?

— В первую очередь это очень широкая товарная номенклатура — и продовольствие, и отдельные промышленные товары. Все, что актуально для клиентов — жителей сельских населенных пунктов, и все, что им удобнее приобретать в магазине шаговой доступности. Это прежде всего продукты питания, товары для дома и сопутствующие товары.

Сейчас у нашей фирмы два магазина: один в деревне Лаврики, в котором продаются как продовольственные, так и непродовольственные товары, а второй в соседнем поселке Мурино, специализация которого — продажа непродовольственной группы товаров: бытовая химия, товары для дома, посуда и постельные принадлежности.

Мы постоянно что-то меняем, стремимся улучшить и обслуживание, и ассортимент, несмотря на значительные расходы. Сейчас у нас магазины универсального типа по модели самообслуживания. Притом что магазины в сельской местности ни в чем не уступают сетевым магазинам в Петербурге и Всеволожске.

Совсем недавно я получила разрешение на строительство нового магазина общей площадью 361 кв. м и площадью торгового зала 314,8 кв. м, вскоре начнем строительство этого магазина. Впоследствии планируем достроить к нему второй этаж. В этом магазине еще более расширится номенклатура товаров — там будут созданы для этого все технологические условия. Новейшее холодильное и кассовое, иное торговое оборудование, системы видеонаблю­дения, автоматизации — все, что требуется от современного магазина. Это сделано у нас уже и в действующих двух магазинах.

Разрешение на строительство — для меня очень важное событие. Во-первых, я добивалась этого семь лет, а во-вторых — это важно не только для расширения бизнеса, получения дохода, оказания услуг, но и для обеспечения территории рабочими местами.

В перспективе планируем также открыть направление в области пищевого производства — линию по производству продукта, пока не скажу какого, чтобы, как говорится, не сглазить. Надеюсь, у нас все получится. Вот такая модель бизнеса — делаем свое небольшое, но нужное дело.

Разумеется, работа по очень широкой товарной номенклатуре требует от нас хорошего знакомства со всеми рынками соответствующей продукции, с предложением поставщиков и самими этими поставщиками, требует глубокого понимания процессов на этих рынках, внимательной работы на них.

— А по алкогольной продукции требует еще и получения лицензии…

— Да, это довольно трудоемкие, жесткие разрешительные процедуры, учитывая изменения в нашем законодательстве…

Наш рост мог быть быстрее, если бы условия для развития бизнеса были более благоприятными. Очень жаль, что годы уходят на то, что могло бы делаться за месяцы, — в силу очень сложных разрешительных процедур, в силу того, что очень трудно получить дополнительный финансовый «рычаг» для развития. Средства, которые могли бы оставить для развития бизнеса, мы платим государству в виде отнюдь не маленьких налогов, а внешнее финансирование стоит очень дорого.

— Что, на ваш взгляд, более всего мешает развитию малого и среднего торгового бизнеса на селе?

— Я бы выделила четыре фактора, каждый из которых «более всего». Первый — система налогообложения, нетерпимая по отношению к предпринимателю; второй — банковская система, которая устанавливает сегодня для бизнеса фактически невозможные условия получения финансирования; третий — как минимум недостаточное внимание к малому бизнесу со стороны чиновников государственных и муниципальных структур — от правоохранительных до структур, ответственных за социально-экономическое развитие территорий…

— А то и коррупционные проявления…

— Увы. Наконец, четвертый — монополизация торгового рынка.

— Давайте по порядку. Чем вас не устраивает налоговая система?

— Высокое налоговое бремя, постоянное изменение правил налогообложения — причем нередко такое, к которому предприниматели не успевают подготовиться. Яркий пример — повышение вдвое страховых взносов для индивидуальных предпринимателей, что привело к массовому закрытию ИП по всей стране. То, что произошло с индивидуальными предпринимателями, — настоящая экономическая катастрофа. Я очень остро ощущаю проблемы ИП.

— Однако существуют особые налоговые режимы для малого бизнеса — вмененный налог, патентная система, упрощенка…

— Безусловно. Вмененный налог, на котором работает наша компания, на сегодняшний день устраивает, но что нас ждет завтра?..

По сути дела, к налоговому бремени можно отнести и ресурсные платежи. К сожалению, государство очень плохо регулирует расценки на электроэнергию и подключение к энергомощностям, приравнивая деревню к городу. И конечно же, ресурсные платежи должны регулироваться не в интересах монополий, а в интересах граждан и бизнеса.

На мой взгляд, принципиально важно провести законодательное решение — мораторий на изменения налогового законодательства. Как только это случится, деловой климат в стране существенно улучшится, занятие бизнесом станет более привлекательным.

— А что с банковской системой?

— Как я уже сказала, при высоком налоговом бремени кредиты могли бы стать спасением для бизнеса. Мы являемся клиентом ОАО «Сбербанк России», сотрудничаем с ним, создаем себе кредитную историю. Но, увы, стоимость кредитования чрезвычайно высока: 19–20% годовых, а если взять залоговый кредит, то залог должен превышать сумму кредита в два раза, что практически невозможно.

— Банкиры ссылаются на риски…

— Да, но при этом ширится кредитование населения, риски, которые, по логике вещей, выше, чем при кредитовании малого бизнеса. Банки по большому счету не готовы сотрудничать с небольшими компаниями.

— Однако мы видим рекламные кампании банков по привлечению заемщиков из малого бизнеса…

— Безусловно, но за этим скрывается в основном стремление привлечь за бешеный процент предпринимателей в отчаянном положении. А заодно компенсировать высокой процентной ставкой дефицит банковских специалистов, непроработанность методик кредитования малого бизнеса.

— Третье препятствие — отношение к бизнесу со стороны чиновников?

— Да. Каждая бумага, каждая подпись дается предпринимателям большой кровью. Примеры я уже приводила и приведу еще один. Сегодня, чтобы оформить договор аренды земельного участка на 1 год, необходимо пройти десятки кабинетов, затратить время и немало средств, а каждую бумажку приходится ждать не меньше месяца. Причем ежегодно эта история повторяется.

С коррупцией государство борется, но она тем не менее процветает. О защите наших прав и интересов со стороны правоохранительных органов приходится только мечтать — мы им неинтересны.

Наша торговля — социально важная в сельской местности, мы, по сути дела, решаем социальные задачи. Исходя из этого, я считаю, мы вправе рассчитывать на понимание и помощь со стороны местных властей.

Было много деклараций, в том числе со стороны федерального правительства, об облегчении условий ведения предпринимательской деятельности, о поддержке малого предпринимательства — где практические шаги? Мы их очень ждем!

— И, наконец, четвертый фактор — монополизм в торговле…

— Да. В нашем районе сетевые магазины только появляются. Мы закупаем продукцию с точным пониманием того, как она будет раскуплена, поскольку знаем все колебания численности покупателей и конъюнктуры. Стараемся приобретать товар высокого качества, следим за тем, чтобы он был всегда свежим, так как мы постоянно работаем с одними и теми же группами покупателей. Знаем потребности покупателей и закупаем продукцию исходя из них, мы знаем особенности этих потребностей исходя из времени года. Мы всех своих покупателей знаем чуть ли не поименно — в то же время учитываем их пожелания, иногда работаем на заказ. И это, кстати, существенный фактор экономической эффективности малого торгового бизнеса.

К тому же отмечу, что случайных людей у нас нет — со мной работают люди, которые стояли еще у истоков. У нас очень хороший коллектив, и, конечно же, текучести кадров нет.

Что же касается сетевых магазинов, то можно сказать: это более низкие цены — за счет того, что у них большая оптовая скидка, это немаловажно, но стандартные товарные категории мало адаптированы к потребностям местных жителей. Что касается кадров, часто они берут тех на рынке, что подешевле, хотя их плюс состоит в существовании внутрисетевых учебных программ. Самое главное: у них индустриальный подход к торговле — он эффективен при больших торговых площадях, на густонаселенной территории.

Таким образом, попытки крупных торговых сетей идти в нишу магазинной шаговой доступности некоторым образом непродуктивны. Они должны пресекаться государственными органами, регулирующими торговлю.

— Наверняка много сложностей связано с монополизмом оптовых поставщиков?

— Безусловно. По основным видам продовольственной продукции мы имеем дело с монополистами, следовательно, с нами работают на очень жестких условиях по оплате за поставленный товар — продали мы его или пока не продали, мы должны расплатиться. Отсрочка платежа минимальная, или ее вообще нет.

Обычно региональные поставщики более толерантны, ситуация, когда есть несколько альтернативных поставщиков, также для нас благоприятна, но, соответственно, цены у них выше.

— Развитие конкуренции в продовольственной сфере — путь к снижению цен для потребителей?

— Именно так. Я хочу отметить, что существование небольших торговых компаний, магазинов шаговой доступности — это окно возможностей для мелких и средних производителей. С крупными торговыми сетями им работать трудно — там диктат: неприемлемо низкие закупочные цены. Да и те возможности поставки, которые есть у небольших производителей, крупные сети, как правило, не интересуют. А нам с ними очень удобно.

Таким образом, малая торговля кроме всего прочего поддерживает развитие конкуренции в сельском хозяйстве, пищевой промышленности, сфере оптовой продовольственной торговли. Это, кстати, еще одна причина, почему к малому торговому предпринимательству необходимо особое отношение государства, необходимы льготы.

— Что вы считаете наиболее важным для социально-экономического развития территории?

— Прежде всего решение насущных проблем жителей, повышение их уровня доходов.
На данный момент у нас во Всеволожском районе идет глобальная застройка территории, что можно только приветствовать. Строятся целые жилые комплексы с детскими садами, школами и торговыми центрами, рассчитанные на большое количество населения.
Это, несомненно, повлияет на уровень как социальной, так и экономической сферы. Нужна будет разветвленная сеть торговли и услуг — мы стремимся внести свою лепту в развитие этой сферы. И надеемся, что участие в формировании инфраструктуры будет связано с эффективностью бизнеса, а не особыми отношениями с застройщиками и местными властями.

— В чем достоинства женщины-бизнесмена?

— Женщина — по самой своей природе рачительная хозяйка. Если она от природы хорошо умеет вести дом, почему она должна плохо справляться с тем, чтобы вести бизнес? Она справляется замечательно — зачастую лучше, чем предприниматель-мужчина.

Она не делает резких движений, потому бизнес под руководством женщины стабилен и эффективен.

Женщины обладают способностью сохранять верность и преданность своему делу, несмотря ни на какие преграды, заботы и проблемы. Они умеют создавать и поддерживать хорошие отношения. Они знают, как работать с другими людьми и добиваться от них нужного результата.

Способность женщины видеть в людях хорошее и умело координировать совместную деятельность неоценима для предпринимательства.

В общем, я убеждена в том, что женщины прекрасно справляются с бизнес-задачами. Их настойчивость и целеустремленность делают из них великолепных руководителей и предпринимателей.

Белова Надежда Борисовна родилась 11 сентября 1972 года в деревне Семеновское Сусанинского района Костромской области в простой деревенской семье. Мать работала дояркой, отец — трактористом.
В 1978 году семья переехала в деревню Лаврики Ленинградской области.
В 1986 году Надежда Борисовна окончила школу и поступила в швейное училище города Ленинграда. Окончив училище, работала в Доме мод по специальности «Портной женской верхней одежды» до 1995 года.
В 2000 году решила открыть свое дело. Зарегистрировалась как частный предприниматель, взяла в аренду три торговых ларька и занималась поставкой и продажей горячего хлеба населению.
В 2005 году образовано ООО «Ника», оно занимается торговой деятельностью и планирует в будущем производство продуктов питания.