Татьяна ПОДБЕРЕЦКАЯ: эффективное ЖКХ — основа качества жизни людей

36-44Рубрика | Босс номера

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ, Ксения ВЕРЕТЕННИКОВА

Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Генеральный директор управляющей компании «Прометей», один из идеологов современного управления жилой недвижимостью1, Татьяна Подберецкая убеждена, что жилищно-коммунальный комплекс столицы (как и России в целом) в глубоком кризисе. О причинах этого кризиса и путях выхода из него она рассказала нашему журналу.

Звонят колокола

— Татьяна Георгиевна, на какой стадии развала находится московское ЖКХ?

— На стадии «дальше некуда». Мы близки к той черте, с которой очень тяжело будет подниматься… Вы, наверное, сами замечаете это, хотя бы по снежному коллапсу нынешней зимы, когда город в реальном времени практически не убирался — чего раньше не было никогда, даже в начале 90-х…

«Жилищно-коммунальный» кризис не только в Москве — во всей России. Знаю об этом не понаслышке — много езжу по стране, я вхожу в группу компаний, которые занимаются проектом «Деловой России» в области создания центров энергоэффективности в регионах.

— Выполняете в этой программе рабочую функцию?

— Да, как и ряд других компаний.

В рамках этой программы занимаюсь изучением ситуации в области ЖКХ в целом ряде городов Центральной России: недавно ездила в Брянскую область, до этого побывала во Владимирской губернии, Самарской…

Во Владимирской области — в Гусь-Хрустальном, судя по всему, будет внедряться проект реформирования жилищно-коммунального комплекса. Он предусматривает построение оптимальной модели управления ЖКХ, взаимоотношений с муниципальными властями…

— А почему проект не в Москве, которая считалась лидером реформы российского ЖКХ, а именно во Владимирской области?

— Во Владимирской, Брянской, Самарской… Там больше желания выстроить правильные отношения в сфере ЖКХ. Там труднее жить, мало денег, и власти весьма заинтересованы в проведении мероприятий по энергосбережению и энергоэффективности своих регионов. Они готовы создать все необходимые и достаточные условия для реализации проектов по повышению эффективности в сфере ЖКХ, готовы рассматривать возможность снижения налоговых ставок в части их компетенции и т.д.

А в столице на сегодняшний день я не вижу заинтересованности в создании нормальных условий для развития ЖКХ. То, что вижу, — сплошная кампанейщина: то бросаются дворы ремонтировать, чтобы через год-два ремонтировать заново, потому что качество ремонта очень низкое; то устанавливают стеклопакеты в подъездах — хотя без ремонта самих подъездов, от входной группы до крыши, без установки окон во всех квартирах теплосбережения не будет… Из той же серии создание в приказном порядке ТСЖ, создание параллельно с ними каких-то советов домов — это все такая же кампанейщина, имитация бурной деятельности.

Все так называемые преобразования проводятся для того, чтобы освоить бюджетные деньги и отчитаться — «проделана работа». Результат никого не волнует…

При существующей в Москве системе управления жилищно-коммунальным комплексом, идеологии его развития — латание дыр — перспектив в развитии московского ЖКХ я не вижу.

— Новых подходов к управлению в столице ждать не приходится?

— Новизны подходов от Петра Павловича Бирюкова и его команды я уже давно не жду. А кто-то ждет?.. Покажите мне такого человека.

Тем более что новые подходы — на самом деле хорошо забытые старые. Если бы вдумчиво, поступательно развивать тот жилищно-коммунальный комплекс, который был создан к середине 2000-х годов, а не путем шараханий из стороны в сторону, кампанейщины и «усиления контроля», можно было бы добиться совсем других результатов.

Понятно, что помимо роли личностей в кризисе не следует забывать и об объективных проблемах. Во всей системе московского и российского ЖКХ господствуют временщики и временщичество — потому что таковы правила игры, заложенные законодательством, прежде всего Жилищным кодексом. А не потому, что управляющие компании плохие и мошенники, как нам рассказывает телевидение и как говорят устами своих некомпетентных помощников первые лица нашего государства.

 

4Кодекс временщика

— О каких несообразностях в ЖК идет речь?

— Если с УК договор может быть заключен только на год — какого результата от нее мы хотим? Ее могут переизбрать в любой момент, даже если это компания, много сделавшая для развития того или иного многоквартирного жилого дома (МКД). Скажите, кто при такой норме закона будет вкладывать деньги в жилую недвижимость?

Дальше, в Жилищном кодексе записано, что цель управляющей компании — создание комфортных, благоприятных условий для жителей. Но простите, для каждого комфортные условия разные, здесь невозможно прийти к единому знаменателю!

— Какая цель должна быть определена для УК, с вашей точки зрения?

— Давайте рассуждать. Вы собственники, вы, наверное, хотите, чтобы ваш дом не разрушался, чтобы вам было удобно жить, чтобы своим детям передать не развалюху, а достойное жилье?

— Да. И еще чтобы стоимость этого жилья и качество проживания росли…

— То есть, говоря экономическим языком, увеличивалась капитализация. Аксиома сферы недвижимости: повышение капитализации — цель управления любым объектом недвижимости, в том числе многоквартирными домами. Если этой цели нет — нет ключевого элемента, обеспечивающего развитие фонда зданий — жилищного или нежилого. Но условия для того, чтобы УК занималась именно управлением, не созданы.

Как происходит сейчас? В тот или иной дом пришла управляющая компания. Жители собрали, условно говоря, миллион, и УК на этот миллион оказала услуги: собственными силами или с помощью субподрядных организаций. То есть она в большинстве МКД подрядчик в сфере эксплуатации. А кто управляет МКД? Да никто…

УК при нынешних нормах Жилищного кодекса не будет вкладывать в этот дом собственные средства или привлекать кредиты, не имея долгосрочного договора. Она же не собес. Кстати, сегодня даже собес за услуги пожилым людям берет деньги…

Совсем другой разговор был бы, если бы у компании с собственниками жилья был долгосрочный договор — на десять, да пусть даже на пять лет. По нашим домам мы именно так и стремимся работать — другое дело, что это требует взаимного доверия между жильцами и управляющей компанией, которое вырабатывается годами, и особых подходов к защите интересов УК. Пора научиться заключать такие договоры, которые способны защитить УК от «спонтанных» решений по их смене (часто инспирированных управами), в договорах должны быть прописаны обязательства собственников жилья по возмещению затрат, средств УК, вложенных в ремонты, в содержание МКД, в проведение энергосберегающих мероприятий в случае разрыва отношений. Я готова научить этой технологии молодые управляющие компании, но это сложная юридически и организационно технология, не каждой УК это под силу…

Нужны законодательные условия для установления долгосрочных отношений с УК. На мой взгляд, следует полностью переработать Жилищный кодекс. В теперешнем виде он тормозит развитие рыночных отношений в области ЖКХ.

Очень важно в новой его редакции дать реальные возможности для привлечения к ответственности собственников-неплательщиков. Собственники должны быть поставлены в очень жесткие условия с точки зрения выполнения ими обязанностей и по содержанию квартиры, и по содержанию долевой собственности.

— А в чем заключается собственно управление МКД?

— Например, на собрании собственников жилья или на заседании ТСЖ вы говорите: «Наша компания готова к такому-то сроку привести ваш дом в порядок. В результате наших действий вы получаете хорошо отремонтированный дом, энергоэффективный, с красивыми фасадами и даже, если захотите, с зимним садом на общем балконе или на крыше. Мы готовы применить в этом доме массу новейших технологий экономии ресурсов — потому что заинтересованы в том, чтобы экономить средства. Принимается?». Если да, то составляется вместе с ТСЖ (или инициативной группой) долгосрочный план: прописываются перечень работ, ожидаемые изменения, определяются суммы затрат и порядок оплаты. При этом собственники должны понимать, какая часть денег идет на развитие УК, на оплату работы сотрудников — УК не благотворительная организация. Часть средств из образовавшейся экономии мы тратим на улучшение качеств дома, часть — на оплату работ энергосервисным компаниям, оставшуюся часть передаем в управление банку и при этом зарабатываем на этом деньги.

В качестве источников финансирования могут использоваться кредиты, о которых мы договариваемся в банке под обязательства собственников, и они их будут в течение 10 лет выплачивать…

Итак, мы вместе выбираем способы развития объекта жилой недвижимости, который интересен и для УК, и для собственников жилья. Выбрали? Подписали договор? Тогда, пожалуйста, без перевыборов каждый год…

Такой подход всем упрощает жизнь. Не надо каждый год собирать общее собрание, утверждать ставку Правительства Москвы для оплаты за содержание и ремонт… Мы обо всем договоримся без Правительства Москвы.

Сегодня, скажем, столица утвердила ставку в 24 рубля, а мы договариваемся о ставке 22 рубля, потому что можем себе это позволить за счет применения технологий ресурсосбережения. Или о ставке 30 рублей, если мы договариваемся о большом объеме работ…

Совершенно иной подход мог бы быть к капитальным ремонтам. Сегодня создаются некие региональные фонды для проведения капремонтов. Скажите, кто готов отдавать деньги в этот фонд — когда не известно, в какие сроки будет выполнен ремонт моего дома, как используются деньги в этом фонде! Да они там сгорят, как деньги в пенсионных фондах — и поминай, как звали. Люди останутся и без денег, и без ремонтов…

Почему бы не открыть лицевые банковские счета собственников для накопления средств на капитальный ремонт? Чтобы собственники вносили на свой лицевой счет средства на капремонт. При этом банк будет обязан размещать эти пассивы только в безопасные активы.

Допустим, все счета собственников квартир «моего» дома концентрируются в определенном банке, который выбрало ТСЖ. По ним набирается в совокупности несколько миллионов рублей.

Но дом нуждается в капитальном ремонте сегодня, сейчас. Тогда я прихожу в банк и беру кредит под те средства, которые уже аккумулированы.

— То есть ремонт можно будет сделать сразу?

— Да, и собственники будут за него расплачиваться так же, как расплачиваются за ипотеку.

На эти же лицевые счета могли бы перечисляться дотации за муниципальные квартиры и малоимущим, а также государственные дотации на капремонт. Другой вариант: деньги, которые сегодня выделяются на дотирование капитального ремонта, перенаправить на погашение процентной ставки по кредитам, выданным для проведения этого ремонта.

— Плюс к этому управляющая компания, а не город должна заключать договоры с ремонтными организациями?

— Конечно, ремонтными и другими подрядными. Потому что УК заинтересована в том, чтобы ремонт был выполнен качественно, а не для галочки. УК может сама проводить конкурсы на их выбор, контролировать качество выполнения ими работ.

Сегодня у нас получилось следующее: ремонтные и эксплуатационные организации объявили себя одновременно управляющими. И сами себе формируют бюджет, сами себя контролируют. Управление недвижимостью и ремонтно-эксплуатационные работы — это разные виды деятельности, их нельзя смешивать!

Все эти причины и обусловливают проблемы в нашей отрасли: некачественное управление, а то и мошенничество. Сначала мы стимулируем УК к зарабатыванию быстрых денег, а потом обвиняем их во всех смертных грехах…

На рынке масса аффилированных с управами и префектурами управляющих компаний, предполагается, что при приватизации ДЕЗов председателями советов директоров станут главы управ, понятно, что они напрягают свой ресурс для того, чтобы жители выбирали именно эти компании вне зависимости от того, как они работают.

— Какие меры, с вашей точки зрения, следует предпринять для информирования потребителей о недобросовестных УК?

— Введение единого реестра управляющих организаций с указанием их рода деятельности, перечнем оказываемых услуг, информацией о качестве и стоимости их работы, местоположении, контактах. Открытая информация в Интернете о состоянии объектов, находящихся в их управлении, с фотографиями, об аналитике, основанной в том числе и на опросах жителей.

Одной из самых действенных мер я считаю создание профессионального сообщества в сфере ЖКХ, которое будет нести ответственность за своих членов. Готовить профессионалов, контролировать их деятельность. Тогда недобросовестным людям не останется места на рынке.

— Есть ли контроль за УК со стороны государственных органов…

— Контроля хоть отбавляй: УК проверяют 38 организаций — от управ и Жил­инспекции до УБЭПа и прокуратуры.

Но качество проверки оставляет желать лучшего. Либо проверяемого штрафуют, чтобы выполнить план по штрафам, либо он договаривается, чтобы не попасть в этот план.

Самый лучший контроль — это контроль цивилизованного рынка, пора это осознать нашим властям предержащим, вроде бы больше 20 лет уже живем в рыночной экономике! Административный же контроль — всегда коррупциогенный.

В итоге управляющие организации находятся в загнанном положении — все их проверяют и никто не помогает. Яркий пример репрессивного подхода по отношению к ним: 731-е постановление Правительства РФ устанавливает штраф за указание неточной цифры в документе для собственника — например, за счет округления цифры после запятой — в 250 тыс. рублей!

От этого что, выигрывает жилищный фонд? Деньги же для уплаты этого штрафа берутся из средств на обслуживание домов!

Часто требования чиновников к УК проистекают не из буквы закона, а так сказать, из внутреннего убеждения этих самых чиновников. И при этом половина проверяющих имеет право применять разные штрафные санкции. Я уже не говорю, что неугодным блокируют перечисление жилищных субсидий и даже запрещают ЕИРЦ перечислять им средства.

Наблюдаю четвертый месяц, как в Восточном округе управляющая организация по одному из домов, где и сумма субсидий-то всего 16 тыс. рублей, пытается добиться получения этих субсидий. Второй год организация занимается обслуживанием данного дома, а с ноября 2012 года — еще управлением. Вся информация о компании и о ТСЖ во всех инстанциях есть. Каких только бумаг от них не затребовали! Все бумаги в соответствии с регламентом, утвержденным П.П. Бирюковым, предоставлены. Но требуют все новые и новые. Получается заколдованный круг: пока одни бумаги соберут, другие уже просрочены…

А причина проста — нежелание чиновников допустить на рынок независимую управляющую компанию из-за боязни конкуренции аффилированным структурам.

 

7Семь нянек коллапса

— Каковы специфические московские факторы кризиса ЖКХ?

— Деление домов, дворов, коммуникаций, дорог по ведомственному принципу. Первый кластер — дороги и улицы: есть городская структура, которая отвечает за улично-дорожную сеть, проводит конкурсы по ее ремонту и эксплуатации и т.д., это бывший УДХиБ. Второй — дворы, за них отвечают префектуры, которые проводят конкурсы на их содержание и нанимают компанию-оператора. Третий — многоквартирные дома: ими занимаются УК, их «ареал» не может простираться за пределы порога дома. Четвертый — инженерные коммуникации, за которые отвечают энерго-, тепло- и газоснабжающие организации. И как выстроить отношения с ними, чтобы не вредили благоустройству территории, никто не знает. Раскопали, как-нибудь закопали, ушли…

Город на территории представляют ­ГУИСы — предполагается, что они управляют городской территорией. Они отвечают также за муниципальное жилье и занимаются распределением субсидий. Им приходят субсидии, предназначенные жителям, и они их распределяют. Субсидии — это, по сути, разница в тарифах на содержание и ремонт общедомового имущества, рассчитываются исходя из содержания социальной нормы жилой площади на жителя. Это дотация, которую дает город жителям на каждый квадратный метр.

Если вы живете в муниципальном жилье или в собственном, но у вас превышена норма по метражу на каждого проживающего, вы не должны получать жилищную субсидию сверх установленной нормы. Эти средства перечисляются на счета УК, но, как я уже сказала, очень часто они поступают с большой задержкой…

В единую систему это все не укладывается никак. Одна нестыковка на другой. Например, несознательный житель или работник выбросил мусор за порог «своего» дома. Кто его должен убирать? Дворники, нанятые ГУИСом, говорят, что УК. УК говорит, что дворники. В итоге не убирает никто.

Другой пример: вы на неубранной улице из-за гололеда падаете и ломаете ногу. Кто за это должен отвечать? УК? Но все, что за порогом, — не ее сфера влияния. Тогда кто же, ГУИС? Он тоже не хочет отвечать. Начинается торг: территория ли это управляющей компании или ГУИСа. Понятно, что жителю от этого не горячо и не холодно…

Дальше. Мусорные баки стоят на территории ГУИСа. Но отвечает за вывоз мусора управляющая компания. При этом, например, дворники, которые работают у подрядчика, нанятого ГУИСом, сваливают мусор в эти баки. Однако УК должна оплачивать вывоз мусора за счет средств собственников жилья дома, которым она управляет.

И, наконец, дороги. Весь снег, вся грязь с дорог оказывается на «чужих» тротуарах… Попробуйте заставьте дорожников его убрать или предъявить им претензии!

Раньше за дороги, как и чистоту территории в целом, отвечал глава управы. На основании конкурса определялся подрядчик: при этом обязательным условием было нахождение техники в районе или в округе, она должна соответствовать конкретному перечню… Но кому-то понадобилось «оптимизировать управление»: теперь стали выбирать подрядчиков на уборку улиц и ремонт дорожного покрытия централизованно.

Результат — десятки бумажных фирм, которые выиграли аукцион, например уборку снега этой зимой… Понятно, что в соответствии с 94-ФЗ выиграли его те, у кого вообще нет никакой техники. И, скорее всего, вместе с городскими деньгами растворились.

Дошло до того, что всех работников управ и префектур вооружили лопатами и отправили на очистку улиц от снега.

— Секретарша с лопатой — это симптом отсутствия системы управления процессом…

— Безусловно. И симптом того, что на территории должен наконец появиться хозяин.

— Либо управляющая компания, либо управа?

— Да. На придомовых территориях — управляющая организация, она сама будет проводить конкурсы, отбирать подрядчиков и нести ответственность за состояние придомовой территории. На более широкой территории — управа. При этом управа должна обладать всеми полномочиями для того, чтобы контролировать организации, работающие на этой территории, штрафовать, если нужно, расторгать с ними договоры. А не самой убирать снег вместо недобросовестного подрядчика.

Тогда будет четкая ответственность, будет ясно, с кого спрашивать за наледь, за сосульки… Понятно, кому предъявлять в случае чего иск, и понятно, у кого есть интерес к тому, чтобы придомовой комплекс содержался в порядке.

И, кстати, ситуация с «пристяжными» УК управ изменится в лучшую сторону — от управ будут требовать результат, а они, в свою очередь, будут требовать качества работы от УК. И отдавать предпочтение тем управляющим компаниям, которые умеют работать.

 

8Ненужные звенья

— Какой должна быть система управления ЖКХ столицы?

— Самое главное, как я уже сказала, — выстроить отношения на уровне территории. Управляющая организация и другие организации, работающие на территории, должны быть четко привязаны к конкретным объектам, и необходим регламент взаимодействия с городскими властями, в котором прописываются все правила и стандарты, обязательные к исполнению.

Помимо договора с собственниками жилья у УК должен быть договор либо соглашение с городом, по которому в соответствии с утвержденным регламентом передается информация, определяется порядок контроля и право участия во всех проектах на территории, находящейся в управлении УК.

Недавно вышло постановление Правительства РФ №1468. Оно определяет порядок взаимодействия муниципальных властей и управляющих организаций, в частности порядок передачи и хранения информации по каждому МКД. Я считаю, что это правильно: если ты пришел на эту территорию, работай по правилам, принятым на этой территории, но по писаным правилам. И если городу нужны те или иные работы, УК должна выполнять эти работы, но на возмездной основе, а не так, как сейчас, в принудительном порядке. Эти дополнительные средства, кстати, пойдут на развитие жилищного фонда.

— А ГУИСы, ЕИРЦ — нужны ли они?

— ГУИСы изначально создавались для проведения политики города в отношении фондов муниципального жилья. Их главная функция — учет, оценка и управление муниципальной долей в жилищном фонде. Потом к этой их функции добавлялись другие.

Справляются ли они с основной своей функцией? Мне так не кажется. Дают ли они видение ситуации с муниципальным фондом? Нет, не дают. Вообще отсутствие информационной системы — одна из главных бед управления ЖКХ столицы.

Что касается ЕИРЦ, то в их отношении вызывает вопросы не функционал, а сам характер этого института. Это для управляющей компании не сервисная структура, а какой-то цербер: УК в отношениях с ними абсолютно бесправны. ЕИРЦ могут по указке из управы не давать информацию, не перечислять средства…

Сегодня все платежи населения аккумулируются в одном банке на транзитных счетах банка — замечательно. Там же открыты счета ДЕЗов и УК. Но почему-то не банк платит процент клиентам на предоставленные в оборот средства организациями, а платят ему за услуги распределения по поставщикам — процент от поступивших средств.

На мой взгляд, функцию ЕИРЦ вполне могут брать на себя коммерческие расчетные центры, с которыми УК будут заключать возмездные договоры на равноправных условиях. Сегодня рынок представлен весьма широко биллинговыми компаниями, их функции — сбор и предоставление информации, проведение расчетов, выдача квитанций и иные функции, предусмотренные договором.

Согласовывается порядок обмена информацией с городом в установленном формате. Все просто.

— Ответственность за сбор средств для ресурсоснабжающих организаций несете ведь вы…

— Вернее, за поставленные ресурсы УК отвечает в полном объеме. При этом мы этих денег не видим, не видим, когда они приходят и как используются.

По действующему законодательству ответственность по договору поставки несет управляющая организация, т.е должны заплатить и за собственников жилья — неплательщиков.

Во-первых, еще вопрос, действительно ли не платят. Очень часты случаи, когда ресурсоснабжающая организация требует выплаты долга, а долг давным-давно выплачен или есть ошибка в начислении. УК не может контролировать эту ситуацию, ни к транзитному счету , ни к расчетам в ЕИРЦ ее не допускают.

Во-вторых, мне не понятно, почему это управляющие организации из средств на содержание дома должны погашать долги собственников-неплательщиков? С какой стати такое обременение на управляющие компании?

Если коммунальные организации хотят с помощью УК получать оплату за ресурсы в полном объеме, они должны заключать с УК агентское соглашение, по которому на возмездной основе УК будет проводить работу по взысканию долгов, юридическую и иную поддержку в этом направлении. Вот это цивилизованный подход. А не так, как сейчас, когда городское начальство нам предписывает своими распоряжениями выплатить долги, которые имеют место только со слов поставщиков коммунальных услуг.

На более высоком уровне системы управления нужны прежде всего качественная информация и аналитика, автоматизированная система контроля и управления. Кстати, основу ее создаст как раз управляющая компания, заинтересованная в долгосрочном развитии. В нашей, например, компании такая система создана — у нас все наши объекты, информация о проводимых работах под контролем специалистов в реальном времени.

 

9В сторону от реформы

— На каком этапе столичное ЖКХ свернуло в сторону регресса? Город же был лидером реформы ЖКХ…

— При руководителе Комплекса городского хозяйства Борисе Васильевиче Никольском, Царствие ему Небесное, система была выстроена органично, сфера ЖКХ под его контролем и развивалась поступательно.

Трудно сказать, на каком этапе течение повернуло не в то русло. Изначально все строилось правильно. Разделили управление и эксплуатацию. Появились ­ДЕЗы. Созданная система на том этапе себя оправдала.

На мой взгляд, дирекции единого заказчика нужно было оставить как организации, управляющие городской долей недвижимости, оставить в их составе ЕИРЦ, закрепить за ними функции сбора и обработки информации, разработки стратегии развития территории. Они бы представляли город, вырабатывали единый стиль управления. И не нужно было бы огород городить — создавать ГУИСы и ЕИРЦ…

После того как «сломали» ДЕЗы, ушли квалифицированные кадры. Специалистов сегодня ни в области управления, ни в области эксплуатации московского жилищного хозяйства практически нет.

В производственной деятельности и в строительстве существует практика, когда руководители компаний приходят на защиту дипломов в ведущие отраслевые вузы. Я тоже хочу такую практику — подбирать специалистов для нашей сферы, но где эти вузы, которые готовят квалифицированных ИТР для жилищно-коммунального комплекса? В большинстве своем специалистов приходится учить в самой компании, хороший инженер из другой отрасли может стать и хорошим инженером в области ЖКХ. Но на это необходимо время. Огромный дефицит профессиональных кадров даже со среднетехнической квалификацией.

— В чем причина?

— Учебные заведения — вузы, техникумы, профтехучилища — не знают, кого и сколько готовить, — потому что специалисты не востребованы. Кадровый рынок мог бы развиваться за счет целевого финансирования со стороны УК, но кто пойдет на такое финансирование, когда над УК постоянно висит дамоклов меч того, что их в любой момент могут выжить с рынка?

 

2Увлечение гастарбайтерами

— И засилье мигрантов…

— Да, причем мигрантов из Средней Азии — наиболее дешевой и чаще всего неквалифицированной рабочей силы. Кстати, этот приток пришелся на последние несколько лет.

В 2006 году, когда я еще работала директором ДЕЗ на Преображенке, у меня был единственный киргиз, кстати, хороший слесарь-сантехник, который приехал в Москву с семьей еще при советской власти.

Дворников было достаточно, все они были россиянами, и многие из них вместе со своими семьями проживали в служебных квартирах в Москве.

— А почему вообще возникло это увлечение гастарбайтерами в сфере ЖКХ?

— Из-за аукционов на уборку и эксплуатацию для подрядных организаций, где цена лота — главный критерий. Снизили стоимость, выиграли, но для того чтобы уложиться в цену, приходится брать людей буквально с улицы. А в результате к вам в дом пришел сантехник, который по-русски не говорит, да и квалификацию его никто не проверял…

Кстати, теперь средняя зарплата мигранта из Средней Азии — 15–20 тысяч. Те же таджики научились отстаивать свои материальные интересы.

— На эти деньги можно было бы нанять мигрантов и из российских регионов…

— Совершенно верно — во всяком случае, они готовы были бы работать за зарплату немногим выше, но где этот резерв найти, да и не будет он жить в подвале и права свои станет отстаивать.

Тем более что сегодня работник, приезжая в Москву из Брянска или Смоленска, из Рязани или Владимира, обязан зарегистрироваться, как будто он приехал из другой страны!

На мой взгляд, эти факторы не дают возможности обеспечить мигрантам-россиянам конкурентное преимущество перед выходцами из Средней Азии.

 

Россия адекватная

— Не получая отклика на ваши инициативы в Москве, вы занялись региональным развитием?

— Я почти всю свою управленческую биографию активно работала с регионами и в регионах — так что это было естественное развитие нашего бизнеса. На Москве для меня свет клином не сошелся — я стремлюсь открывать проекты везде, где есть перспективы развития. Так, кстати, работают управляющие компании во всем мире — это, как правило, крупный бизнес.

Меня привлекает во многих регионах наличие более адекватных руководителей регионов, муниципалитетов. Приятно работать со специалистами, с которыми могу разговаривать на одном языке, которые готовы учиться, развиваться…

— Они — источник кадров и для московского ЖКХ?

— Безусловно, причем большая часть из них — подготовленные специалисты на самом высоком уровне — и техническом, и управленческом. И у них большое желание развиваться.

Как вы думаете, чем так важны центры энергоэффективности? Это не просто один красивый, экономичный с точки зрения потребляемых ресурсов МКД или группа домов. Это новая модель с подготовкой профессиональных кадров, модель новых взаимоотношений в сфере ЖКХ, предназначенная для массового тиражирования в регионах энергоэффективного, современного управления ЖКХ.

Мы разработали программу, которая позволяет в режиме онлайн осуществлять контроль за внедрением наших проектов, в том числе региональных, и осуществлять обучение в системе удаленного доступа. Планирую создать автоматизированную систему управления всеми нашими региональными площадками из единого ситуационного центра.

— Но для регионального развития нужны инвесторы?

— Инвесторы будут работать с понятными УК, как и банки. Если они знают, что выполнение обязательств обеспечено, что компания не временщик ни в управлении своими жилыми и нежилыми объектами, ни на рынке в целом. Но такие компании — редкое исключение из правил.

А правило — небольшие компании, ориентированные на быстрый доход, живущие сегодняшним днем. Потому и ЖКХ у нас в кризисе…

Помните советскую притчу: откуда берется плохая продукция? Советский человек из плохой квартиры выходит в грязный подъезд, потом идет по неубранной улице, садится в переполненный автобус… Конечно, это была шутка, но в ней большая доля правды.

От бытового комфорта, уюта, а значит, от сферы ЖКХ зависит очень многое в нашей жизни. Это ключевой элемент, основа качества жизни людей. И потому он нуждается в первостепенном внимании.

Знаете, мое главное кредо, да и вообще главное, ради чего я живу и работаю, — я хочу, чтобы мои дети и внуки жили в своей стране и не уезжали из нее, в нормальном городе, а не в разрухе. Чтобы на них не падали сосульки и они не ломали себе ноги на обледеневших тротуарах. Чтобы они были уверены в своем будущем, могли реализовать себя в этой жизни, чтобы существовали условия оставаться людьми, а не деградировать… Это придает мне силы преодолевать любые трудности.

Мне кажется, если мы все будем руководствоваться такими целями, мы сообща справимся с кризисными явлениями, причем за довольно короткий срок.


Подберецкая Татьяна Георгиевна связала свою жизнь с ЖКХ в 1990 году. До этого была начальником геологических экспедиций и работала в основном за рубежом — в Иране, Ираке.

К моменту развала Советского Союза решила осесть на родине и искала работу со стабильным графиком рядом с домом. Так стала главным инженером РЭУ. В 1997-м возглавила Дирекцию единого заказчика «Преображенское» (ныне ГУП «Управляющая компания «Преображенское»), где работала до 10 января 2005 года. На сегодняшний день — генеральный директор ООО «УК Прометей».

Татьяна Георгиевна имеет звания заслуженного строителя России, почетного строителя России. Она член-корреспондент Академии жилищно-коммунального хозяйства. Входит в экспертный совет рабочей группы Государственной думы по реформированию сфер ЖКХ, строительства и энергетики. Является экспертом Центра развития предпринимательства г. Москвы при Правительстве
Москвы. Лауреат премий «Россиянин года–2006», «Женщина-директор года–2005», «Национальное величие–2011».