Елена ЗИНЧЕНКО: если будет защищен бизнес, решатся и социальные проблемы

1Рубрика | Биотехнологии

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ, Ксения ВЕРЕТЕННИКОВА

Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

«ВЕДА» — один из лидеров российского зоорынка. Об актуальных проблемах этого рынка — наш разговор с одним из создателей и совладельцев компании, заместителем генерального директора «ВЕДЫ» по науке доктором биологических наук Еленой Зинченко1.

— Елена Вениаминовна, какая ситуация сложилась в сфере регулирования ветеринарных препаратов сегодня?

— Нам остро не хватает адекватного, работающего законодательства, которое бы учитывало интересы зообизнеса! Один из таких примеров — Закон «Об обращении лекарственных средств».

— К нему было много претензий со стороны бизнеса…

— Дело в том, что на стадии разработки этого закона никто из профессионалов ветеринарии не участвовал в его обсуждении. В результате потом пришлось делать многочисленные поправки именно по аспектам, связанным с нашими проблемами. Причем инициатива шла снизу, от Союза предпринимателей зообизнеса. И связано это в первую очередь с тем, что не были учтены особенности функционирования ветеринарных клиник, аптек, регистрации лекарственных средств ветеринарного назначения. Например, раньше в документации на продукцию и на упаковке препарата писали: «для животных». Теперь надо писать: «для ветеринарного применения». Скажите, есть ли сущностная разница в маркировке?..

Однако спустя несколько месяцев после вступления закона в силу существующую документацию и упаковку (одну фразу) было необходимо изменить. А первоначальная цена вопроса по внесению подобных изменений составляла 50 тысяч рублей на один вид продукции. Можете себе представить, на какие затраты должны были пойти производители, которые выпускали хотя бы 100 лекарственных препаратов, — умножьте… Сейчас этот вопрос решен, все более-менее утряслось, однако можно было этот вопрос решить еще на стадии разработки закона.

Закон вступил в силу 12 апреля 2012 года, однако по вопросам процедуры регистрации лекарственных средств для животных мы до сих пор руководствуемся Приказом от 1 апреля 2005 года «Об утверждении правил государственной регистрации лекарственных средств для животных и кормовых добавок», который относится к требованиям Федерального закона от 22 июня 1998 года «О лекарственных средствах». Только в настоящее время поставлен вопрос об изменении этого нормативного документа. На мой взгляд, совершенно неправомочно объединять в одном документе требования по регистрации лекарственных препаратов и продукции кормового назначения. Прежде всего потому, что нет законодательно утвержденного понятийного аппарата в области кормов и кормовых добавок. Это дает возможность проверяющему чиновнику произвольно определять на свое усмотрение, что он держит в руках — корм, кормовую добавку, лекарство или гигиеническое средство. И назначать штрафные санкции.

К сожалению, несмотря на то что в области лекарственных средств термины и определения четко установлены, все равно возникают казусы даже на самом высоком уровне. Недавно мне позвонили из Департамента ветеринарии Минсельхоза России по поводу одного из ГОСТов, автором которого я являюсь. Спрашивают: «Почему вы в проекте ГОСТа указываете, что зубная паста — это гигиеническое средство? Ведь в ней содержатся экстракты трав, значит, это лекарство!». Ну что тут скажешь? Пришлось ответить — читайте закон, в нем есть определение, что такое лекарственное средство.

Я уже не говорю о том, что на практике законы интерпретируются по усмотрению эксперта даже в одной экспертной организации! Вот один из примеров нашей практики. Мы проводим рестайлинг наших известных фитопрепаратов, в том числе таких, как «Кот Эрвин» и «Кот Баюн». Упаковка и маркировка первого препарата была утверждена практически без замечаний. Мы по этому образу и подобию разработали всю остальную упаковку, но второй препарат попал к другому эксперту в том же самом экспертном учреждении. И совершенно другие требования: «Вот здесь переделайте, голограмму печатным способом наносить нельзя — в законе этого нет…». И о каком рестайлинге и фирменном стиле можно говорить? Как в таких условиях работать предпринимателю в зообизнесе?

Еще одна тема, касающаяся сегмента лекарственных средств. На нашем фармрынке грядет эпоха стандарта GMP2.

2— Вас пугает GMP?

— Не GMP как таковой, а законодательный вакуум в этой области.

Есть риск, что все препараты, которые были зарегистрированы ранее, нужно будет перерегистрировать, так как возникает необходимость заново проходить доклинические испытания по стандарту GLP3. По сегодняшним оценкам, испытания одной позиции без учета назначения и способа применения обойдутся в сумму не менее 1,7 млн рублей. На рынке лекарственных средств для домашних животных это очень значительные затраты, и далеко не многие предприятия смогут это себе позволить. Потому мы сейчас приняли решение притормозить разработку новых лекарственных средств…

Но лекарственные средства, как я уже сказала, маленькая часть рынка ветпрепаратов. В других сферах ветеринарии и ветеринарного рынка нет почти никакого нормативного регулирования. Мы гармонизируемся с Таможенным союзом, с Евросоюзом, с ВТО, и нет конца и края этому процессу.

Это в полной мере относится к техническому регламенту Таможенного союза «О безопасности кормов и кормовых добавок». Вначале приняли вариант, разработанный Республикой Казахстан. Он, кстати, был весьма неплох — достаточно вменяемый, краткий… К его обсуждению были привлечены все заинтересованные стороны, все шло нормально. Но потом вдруг появился третий вариант, в котором все наши замечания и поправки были сведены на нет. Особенно в части терминов и определений. Я объясню, почему это настолько важно для участников рынка. Именно на основании этих определений на рынке будет производиться идентификация продукции. Так вот, в этом варианте появилось шесть определений термина «кормовая добавка». И все не совпадали с тем, которое было принято в ходе общественных слушаний. Кроме того, в перечень стандартов, в результате применения которых на добровольной основе обеспечивается соблюдение требований технического регламента Таможенного союза «О безопасности кормов и кормовых добавок», не был включен ГОСТ Р 54954-2012 «Корма и кормовые добавки для непродуктивных животных. Термины и определения».

И это уже становится постоянной практикой — мы с коллегами корректируем, нам говорят «спасибо», наши поправки уходят куда-то наверх и растворяются. Документ возвращается в еще более уродливом состоянии.

— Несмотря на то что вас, практиков, привлекают к доработке законодательства, прогресса нет?

— Нет, однозначно это не так. Прогресс есть, мы находим взаимопонимание и отклик в департаменте ветеринарии Минсельхоза. К сожалению, это отнимает

огромное количество времени и сил. А наши усилия и стремления работать в правовом поле как круги по воде затухают по мере удаления от столицы.

Прогресс и в том, что мы сейчас хотя бы видим, что получается у авторов законодательства и, следовательно, к чему нам готовиться. 10 лет назад не было и этого…

— Насколько важный инструмент регулирования рынка ветеринарных препаратов — сертификация?

— Сертификация — сугубо техническая процедура, которая заключается в подтверждении соответствия продукта нормативному документу (ТУ, СТО или ГОСТ), согласно которому он изготовлен производителем. Это никак не отражает потребительские свойства продукта.

— Но будет ли продукт безопасным?

— Он просто обязан быть безопасным, так как это основное требование к продукции, и эти нормативы обязательны к соблюдению для всех производителей. Вопрос его потребительского эффекта может быть разным. Нельзя утверждать, что продукция низкого ценового сегмента — это непременно плохо. Важно, чтобы производитель не вводил в заблуждение потребителя. Однако на сегодняшний момент отчетливо прослеживается тенденция доверия к продуктам, изготовленным в соответствии с ГОСТом. Люди уже стали понимать, что, если сосиски сделаны по ГОСТу, — это хорошие сосиски, шампунь, сделанный по ГОСТу, — это хороший шампунь.

Заметно выросла ответственность производителя, появилось такое понятие — «престиж производителя». Хочется надеяться, что так будет и дальше.

3— Однако недобросовестные производители портят вам и всем добросовестным производителям рынок: покупатель будет весьма недоверчив…

— И это очень хорошо: не надо верить всему, что написано на упаковке и сказано в рекламе. Нужно проверять. Недоверие потребителя — как раз позитивное явление на рынке. Убеждена: мы окажемся в выигрыше. Потребитель сам выберет тот продукт, который удовлетворит его по цене и качеству.

— Насколько острая проблема для малого и среднего высокотехнологичного бизнеса — защита интеллектуальной собственности?

— Для нас это в основном защита товарных знаков, это вполне подъемные суммы.

— Готовы ли вы со своей продукцией выйти на европейский рынок?

— Пытаемся. Есть успехи, есть проблемы. Но дорогу осилит идущий…

— То есть не только ВТО приходит к нам, но и мы идем в другие страны ВТО?

— Мы вполне конкурентоспособны. Хотя, конечно, адаптация к условиям ВТО не дастся просто. Мы отдаем себе отчет в том, что нам придется потесниться, вероятно, мы потеряем какую-то долю рынка. Значит, наша задача — найти другую, где нам не будет конкурентов.

…Я бы хотела сказать вот о чем. К сожалению, ВТО — во многом инструмент той потребительской экономики, которая сегодня господствует в мире. Она, по моему глубокому убеждению, разрушительна.

Я по первой специализации зоолог и очень увлекаюсь экотуризмом, люблю смотреть воочию на редких животных в их природной среде. Одна из любимых моих стран — Австралия. Там живут уникальные животные, например шерстистоносый вомбат, которых остается все меньше и меньше. А причина этого в том, что территория Австралии каждый год все больше и больше заполняется коммерческими пастбищами. Там пасут коров, коровы идут на мясо, мясо — на колбасу и другие промышленные продукты, большая часть которых попадает потом на свалку. А деньги, вырученные от продажи мяса, — на создание новых пастбищ. То есть речь не об удовлетворении потребностей людей в пищевых продуктах — только о наживе. Мне кажется, мы со всеми этими глобализациями и ВТО немножко свихнулись, перестали видеть мир вокруг.

Мы постоянно слышим чуть ли не из каждого утюга: «Купи, купи…» Купи новую машину (хотя прежняя отслужила всего три года), купи новую одежду (ведь прошлогодняя вышла из моды), купи новые препараты — с такой добавкой, с эдакой… Срочно нужно ограничивать эту бесконечную погоню за потреблением — иначе мы погубим планету… Землю не вернешь, не восстановишь… И животных, которые на ней жили, тоже. А мы ведь плывем в одной лодке… И по одну сторону остается неуемное потребление, а по другую — голод и нищета.

4— Вы руководствуетесь «зелеными» принципами?

— Да, в том числе при производстве продукции.

— Кто ваши основные конкуренты на международном рынке? Немецкие производители?

— Импортная зоопродукция и отечественная, как правило, находятся на разных ценовых полках. Наша целевая аудитория — средний человек, без сверхдоходов. А потребитель импортной продукции приходит на рынок с другим кошельком.

Импортные лекарственные препараты зачастую более эффективны и безопасны в силу того, что за границей, в той же Германии, действительно больше возможностей для исследований, хорошие лаборатории. Мы постоянно следим за новинками, которые выходят за рубежом. Но у нашей продукции есть своя особенность: мы почти не используем химию и занимаем пограничную нишу между аллопатическими и гомеопатическими лекарственными средствами. И в этом сегменте с западными продуктами не конкурируем.

— Ваш акцент — гомеопатия?

— Скорее, гомеопатия на грани с аллопатией. Выпускаем препараты того же назначения, что и иностранные производители, но с растительными действующими веществами. За счет этого они оказывают более мягкое действие.

Нужно четко понимать: любой лекарственный препарат имеет побочные эффекты — он не может быть абсолютно безвредным. И применение такого препарата определяется балансом полезных и побочных эффектов. То есть, грубо говоря, если без этого препарата животное умрет, он обязательно должен применяться, несмотря на побочные действия. Наши препараты как бы «наращивают» эффект, их нужно применять достаточно долго. Но сохраняется этот эффект значительно дольше, чем у химиопрепаратов.

5— Как бы вы определили вашу нишу на рынке?

— Мы одна из немногих компаний, которая работает с фитопродукцией, а также с экстрактами насекомых (пчелиный подмор, личинки огневки). Наши основные потребители — домашние животные и лошади.

— Химию вы отвергаете категорически?

— Нет. В отдельных, острых случаях она очень эффективна. К сожалению, есть проблема с качественным зарегистрированным фармсырьем для ветеринарного применения. Одним из выходов для нас стало заключение контракта на производство с испанской фирмой «Кимунца». На их производстве, полностью соответствующем европейским стандартам качества в системе GMP, из их сырья, но по нашей рецептуре производится препарат «Аванпост» — капли на холку для собак и кошек против эктопаразитов. Мы планируем в этом году вывести его на рынок.

Кроме того, у нас появилось новое бизнес-направление — пошив эксклюзивной одежды для собак, кошек, лошадей… Делаем ее только на заказ, в основном через интернет-ателье «Веда-мода». Шьем одежду по меркам и вкусу заказчика. Все делается вручную, очень качественно и красиво.

— Ваши разработки — это развитие разработок советского периода?

— Нет, я бы не сказала. С советских времен практически ничего не пришло, кроме, может быть, пробиотиков. Все разрабатывалось уже в постсоветское время. Основной задачей было соединить наши академические знания и навыки с доведением разработки до реального рынка. Возможно, мы первенцы в отработке этой модели в зообизнесе.

6— Как на вас, инновационной компании, сказалось увеличение платежей в социальные фонды с зарплат высокооплачиваемых сотрудников?

— Знаете, финансы — это не моя тема. У нас распределение обязанностей с мужем и генеральным директором Владимиром Борисовичем Зинченко — финансы в его ведении.

— «ВЕДА» — инновационная компания. У нас сейчас много слов говорится об инновационной экономике. Вы ощущаете поддержку государства?

— Я не очень понимаю, что это такое — инновационная компания. Для меня «ВЕДА» маленькое семейное предприятие, в котором работают мои друзья, и мы делаем нужное дело. Мы не Сколково, мы — небольшой семейный бизнес. У нас нет какого-то индустриального производства идей — мы выпускаем то, что сами придумываем.

— Каким вы видите будущее вашего детища?

— Есть люди, задумывающиеся и переживающие из-за проблем, которых еще нет. Мои ресурсы, временные и душевные, ограничены для того, чтобы думать о завтрашнем дне. Успешное решение сегодняшних проблем обеспечит счастливое завтра.

— На 3000 кв. м территории предприятия расположены и лабораторно-заводской комплекс, и ваш дом. Живете без отрыва от производства?

— Да, ведь наша работа и есть наша жизнь…

— А земельный участок в собственности?

— Да, и участок, и здания. Сколько нам пришлось преодолеть препон, сколько судов пройти, чтобы подтвердить наши права собственности! Городские власти нам здорово вставляли палки в колеса.

7— Несмотря на то что вы зарегистрированы в Протвино, здесь платите налоги? Одно из градообразующих предприятий?

— Да, вот такой парадокс.

Но сейчас уже приходит понимание, что, когда человек или команда сопротивляются, они имеют больше шансов выйти победителем из конфликта, чем когда сдаются в надежде на милость победителю. Самое главное для нас, чтобы все, кто здесь работает, были защищены, жили в достатке, получали от работы ту отдачу, которую хотели бы.

Мне, как вы поняли, далеко не безразличен и окружающий мир. Но я убеждена: если каждый, кто здоров и силен, сам защитит себя, позаботится о себе, он сможет защитить и других — менее здоровых и слабых. Это как при аварии в самолете: сначала нужно надеть кислородную маску на себя, а потом на ребенка. Если ты наденешь маску сначала на ребенка, ты можешь не успеть надеть ее на себя: и сам погибнешь, и ребенок не выживет.

— То есть надо сначала спасать бизнес, а потом социально незащищенные слои населения?

— Думаю, что это взаимосвязано. Нельзя говорить, что я сначала обогащусь сам, а уж потом буду думать о других. Это должно идти рука об руку и от сердца.

 

 

См. также интервью генерального директора ООО «ВЕДА» Владимира Зинченко в №5/2010. —Ред.

2 GMP («Good Manufacturing Practice») — надлежащая производственная практика. — Ред.

3 GLP («Good Laboratory Practice») — надлежащая лабораторная практика. — Ред.

 

 

Зинченко Елена Вениаминовна в 1977 году окончила биологический факультет Московского государственного университета им. Ломоносова, после чего ее пригласили в крупнейший по тем временам Научно-исследовательский институт прикладной микробиологии в Оболенске.

Проработала там 20 лет и, накопив необходимый исследовательский материал, с блеском защитила кандидатскую диссертацию, а затем и докторскую. В середине 90-х ушла из института и приняла активное участие в становлении научно-производственной лаборатории ООО «ВЕДА» в подмосковном городе Протвино. Сегодня за плечами Е.В. Зинченко 138 научных публикаций и 3 патента на изготовления в области ветеринарии. Е.В. Зинченко — пионер в конструировании комплексных пробиотических препаратов для лечения животных. В 2000 году она в соавторстве с академиком РАСХН А.Н. Паниным опубликовала монографию «Иммунобиотики в ветеринарной практике», а в 2002 году в соавторстве с А.В. Липиным и А.В. Саниным выпустила два справочника по традиционным и нетрадиционным методам лечения кошек и собак. Под руководством Елены Вениаминовны разработано более 20 видов лекарственных и зоогигиенических средств.

 

Компания «Веда» выпускает продукцию для собак, кошек, лошадей, птиц, кроликов, грызунов — корма, подкормки, средства ухода, в частности:

«Вединол» для лап

Крем-бальзам для молочных желез

Гель-бальзам для ухода за шерстью

Гигиенический лосьон для глаз «Ромашка»

Гель для гигиенического ухода за полостью рта собак и кошек

Крем-бальзам для суставов

Дополнительный функциональный корм для собак и кошек с сердечно-сосудистыми заболеваниями «Здоровое сердце»

Капли для ухода за ушами собак и кошек

Настой для коррекции поведения «Кот Баюн»

Съедобные игрушки «Веселый МУР-р-мелад» с полезными добавками, например кошачьей мятой или инулином

 

 

«Веда» предлагает широкий выбор продукции для лошадей, в частности:

 

Лосьон форте «Кентавр» для защиты от кровососущих

 

Спрей-кондиционер для гривы и хвоста «Блеск»

 

Фитоминеральное желе для оптимизации водно-электролитного баланса в периоды активного тренинга и подготовки к интенсивным нагрузкам

 

«Голубая глина» с арникой и бишофитом для наружного ухода за связками, суставами и копытами

 

Гель-крем для ухода за кожей в области суставов при активных нагрузках