Три кита под электромонтаж

Рубрика | Электромонтажные работы

Текст | Ксения ИВАНОВА

Едва оправившись от посткризисного шока, электромонтажный рынок не имеет возможности отдохнуть на лаврах последнего оживления — с полными портфелями заказов и невиданными прежде дивидендами.

Электромонтажная отрасль вступает в масштабную перестройку, а покоится она на трех китах: Федеральном законе №261 «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», вступлении России в ВТО, а также вхождении энергоэффективности в пятерку главных стратегических направлений приоритетного технологического развития России.

Это новое для России дело: «Россия — щедрая душа» и не умеет экономить, хорошо считать, почитая это за национальную доблесть. Но придется. И на передовом рубеже битвы страны за энергоэффективность оказывается электромонтажный сектор, что вполне объяснимо, однако все равно невероятно трудно, ведь это новая практика на стыке инженерии, экономики, юриспруденции и социологии.

 

Стратегическая зима

Спрос на электромонтажные работы напрямую зависит от состояния рынка строительства, поэтому 2008–2009 годы стали очень серьезным ударом для игроков. Но сейчас рынок на подъеме — возводится гораздо больше жилья, промышленных объектов и другой коммерческой недвижимости, активно строятся дороги, требующие освещения. Однако, как всегда, оживление заканчивается с наступлением зимы. Ни один сегмент рынка так не зависит от погоды, как строительство и неразрывно связанные с ним электромонтажные услуги. Прошедшим летом и осенью на этом рынке были загружены работой все, даже мелкие фирмы. Конечно, средние и крупные игроки ориентируются на большие объекты, а внутренние работы, освещение домов и т.п. ведут малые предприятия. Но в целом сезонность существенно влияет на состояние рынка и прибыльность компаний. Пока сухо и тепло, строят и прокладывают. Слякоть, а потом мороз, тормозят и даже вовсе останавливают работы. Два первых месяца года практически все электромонтажные организации сидят без работы, если это, конечно, не подрядчики с долгосрочными проектами. Ближе к весне поступают заказы, финансирование, возобновляется активное строительство, а с ним и оснащение электричеством.

Ну, заказы на замену люстры или подключение стиральной машины подбирает какой-нибудь «муж на час» или «прораб на выезд», которые плодятся неконтролируемо и отнимают у старших братьев внесезонный сектор, при этом уходя от налогов и статистики практически по всему фронту работ.

Однако в этом году и серьезным электромонтажникам будет не до спячки. Потому что 31 декабря 2012 года наступает последний срок исполнения пунктов Федерального закона №261, принятого три года назад, в 2009-м. Новые заказы теперь обязательно придется выполнять с учетом положений закона, а сегодня можно констатировать: все слышали звон, да не все знают, где он. А он — в статье 11 пункт 7: «Застройщики обязаны обеспечить соответствие зданий, строений, сооружений требованиям энергетической эффективности и требованиям оснащенности их приборами учета используемых энергетических ресурсов путем выбора оптимальных архитектурных, функционально-технологических, конструктивных и инженерно-технических решений и их надлежащей реализации при осуществлении строительства, реконструкции, капитального ремонта».

Придется активно изучать и закон и предложение: информацию производящих компаний о новинках электротехнического рынка, о преимуществах того или иного оборудования, особенностях его монтажа и наилучших способах сборки. Из-за незнания передовых разработок проблема энергоэффективности так и останется проблемой. Хотя, конечно, продвинутые компании в любом случае стараются быть в курсе новых технологий, материалов и решений, но и задача поставлена революционная: сократить к 2020 году энергоемкость отечественной экономики на 40%. Применение инновационных энергосберегающих осветительных технологий, а также мероприятий и программ по повышению энергоэффективности, в масштабе всей России должно сберечь стране свыше 260 млрд рублей в год, а также сократить годовое количество выбросов углекислого газа на 20 млн тонн.

Контроль и санкции в законе обозначены четко, и они серьезные. В особенности строга статья 12, пункт 10: «В случае выявления факта несоответствия здания, строения, сооружения или их отдельных элементов, их конструкций требованиям энергетической эффективности и (или) требованиям их оснащенности приборами учета используемых энергетических ресурсов, возникшего вследствие несоблюдения застройщиком данных требований, собственник здания, строения или сооружения, собственники помещений в многоквартирном доме вправе требовать по своему выбору от застройщика безвозмездного устранения в разумный срок выявленного несоответствия или возмещения произведенных ими расходов на устранение выявленного несоответствия. Такое требование может быть предъявлено застройщику в случае выявления указанного факта несоответствия в период, в течение которого согласно требованиям энергетической эффективности их соблюдение должно быть обеспечено при проектировании, строительстве, реконструкции, капитальном ремонте здания, строения, сооружения». Так что подготовка к новому сезону предстоит основательная. Иначе не получится — работа по старинке грозит обернуться банкротством, при нынешней конкуренции на рынке, вполне реальным.

 

Улицу больше не топим

Как сообщают центры энергоэффективности, сегодня энергоемкость российской экономики вдвое выше, чем мировой экономики в целом, и втрое выше, чем в странах Евросоюза и Японии. Это происходит потому, что мы никак не научимся экономно относиться к этому богатству — энергии, отчего энергосбережение в России не развито ни на уровне технологий, ни на уровне сознательности.

Конечно, трудно не согласиться с доводами в свое оправдание, и главный из них — протяженность электросетей самая длинная в мире (более 2 млн км). Вот в процессе передачи и происходят самые большие потери. Но причина все-таки не в протяженности, а, главным образом, в высокой степени износа и медленной модернизации технологий: только в сетях общего пользования потери достигают 12%. Эта цифра почти вдвое превышает среднемировой показатель. В электросетях США, Евросоюза и Китая теряется около 7% электроэнергии. И это — благодаря энергоэффективным технологиям

Еще более уважительная причина нашего отставания от мировых лидеров энергосбережения — высокие затраты на тепло. А что делать? Россия холодная страна. На обогрев одного квадратного метра помещения мы тратим в 1,5–2 раза больше энергии, чем Европа. И все же тяжелые природные условия никак не оправдывают высочайшие потери при выработке, транспортировке и распределении тепла. В локальных системах ряда районов они достигают 50%. Если сравнивать российскую практику с европейскими показателями, получается, что при транспортировке мы теряем энергии почти в 5 раз больше. Низкая энергоэффективность в теплоснабжении наблюдается на всех уровнях, начиная с производства, заканчивая потреблением.

С потреблением вообще беда. Взять, к примеру, последний писк сезона — энергосберегающие лампы. Это часть проекта энергоэффективности, и существенная. Установка таких ламп в одной квартире способна уменьшить семейные электрические траты на 75%. Если замену затратных ламп на экономные произведет хотя бы половина жителей Москвы, сбережется не менее 1000 МВт в год, что сопоставимо с мощностью крупной ГРЭС. Вовремя выключенный свет в масштабе страны позволит сберечь многие мегаватты электроэнергии, сэкономить тысячи кубометров газа и предотвратить тонны вредных выбросов в атмосферу: да, кто эффективно использует энергию, тот одновременно и охраняет окружающую среду. А освещение — это 19% потребляемой на планете электроэнергии. В мировом масштабе вкупе с использованием энергосберегающих ламп такая бытовая бережливость сэкономит 2 терраватта электроэнергии и 1,5 млрд баррелей нефти в год.

Но, уходя, гасить свет не всегда получается из-за забывчивости и с непривычки. К тому же эти новые лампы какие-то неяркие, а ведь полумрак не для всех синоним интимности, у многих он вызывает тоску и депрессию.

 

Тройственный контракт

Но вернемся к новациям в сфере электромонтажа и обслуживания этого сектора. Согласно букве того же ФЗ №261, будущее энергосервиса — за контрактом. Точнее, энергосервисным контрактом, сокращенно ЭСКО. Новая аббревиатура скоро станет привычной в области производственных и клиентских отношений. Это такой вид услуги, при котором энергосервисная компания за свой счет или за счет клиента проводит энергосберегающие мероприятия — устанавливает оборудование, замеряет показатели приборов учета «до» и «после», фиксирует экономию. А по достижении цели делит экономию с заказчиком.

Это такой генподрядчик по энергоэффективности, который выполняет весь комплекс работ, начиная от первоначального измерения энергосберегающего эффекта, заканчивая моментом, когда заказчик «поймал» экономию.

Очень удобно: клиент только подписывает документы и больше не мучается проблемой. Ее решением теперь занимается вот этот подрядчик — ЭСКО, а по совместительству еще и инвестор. Где он берет на всю эту работу денежные и материальные средства, как он добывает проектно-инженерно-строительную компетенцию, клиента не волнует. Зато у генподрядчика-инвестора ЭСКО головной боли немало, как, собственно, всегда бывает при работе с «длинными» деньгами и связанными с ними рисками. Как правило, энергосервисный контракт заключается на срок от нескольких месяцев до нескольких лет.

Соответственно, ЭСКО — это форма долгосрочных контрактных отношений, которая налагает ряд серьезных требований на всех участников процесса — заказчика, энергосервисную компанию, банки и поставщиков оборудования. Контракт открывает путь к крупномасштабным инвестициям в энергосберегающие технологии. Механизм ЭСКО позволит решить вечную проблему российского ЖКХ — отсутствие достаточных инвестиционных ресурсов для модернизации энергетического хозяйства.

Сохранение средств заказчика — основное преимущество ЭСКО, особенно актуальное для предприятий бюджетной сферы, где собственные средства крайне ограничены и нет возможности тратить «кровные» на порой очень не дешевые энергоэффективные технологии. Механизм энергосервисных контрактов способен быстро продвинуть почти все энергосберегающие технологии, начиная от внутридомового освещения, заканчивая установкой частотно-регулируемых приводов. В РФ имеется огромный потенциал для энергосервисных контрактов и, в первую очередь, на уровне региональных и муниципальных коммунальных хозяйств. В тех случаях, когда предполагаемый эффект от энергосбережения не поддается прямому измерению, например, при реконструкции теплотрасс, применение механизма ЭСКО затруднено.

В целом же новый подход открывает путь к крупномасштабным инвестициям в энергосберегающие технологии. Вторым преимуществом ЭСКО можно назвать доступ заказчика к современным энергосберегающим технологиям, поскольку ЭСКО не только «меняет лампочки», но и привносит с рынка свое понимание тепло-, водо- и электросберегающих технологий, внедрение которых от заказчика до сих пор практически не зависело. А теперь он сможет отслеживать в постоянном режиме потребление энергоресурсов и управлять им.

Чтобы данная схема заработала в российских регионах, необходимо четкое соблюдение всеми сторонами контрактных условий. А такая ответственность пока что вызывает определенные сомнения: устоявшейся культуры контрактного права в России нет — контракт для нас не догма, тем более, если он длиннее трех страниц. Но придется перестраиваться. В процессе установки энергосберегающих технологий есть обязательные стадии, которые надо не просто пройти, но и отразить в контракте. Например, фиксация экономического эффекта от мероприятий требует наличия приборов учета, четкого регламента их обслуживания и быстрой их замены в случае поломки. Это все должно быть описано в энергосервисном контракте, иначе заказчик и подрядчик могут долго спорить о том, достигнут ли эффект или нет.