Кого рассердил Сердюков

Рубрика | Сюжет месяца/В России

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Что стоит за громкой отставкой «эффективного министра обороны»?

 

Второй пошел

Не прошло и месяца после отставки министра регионального развития Олега Говоруна, как в кабинете Дмитрия Медведева случилась новая громкая отставка — фактически, уволен с должности министр обороны Анатолий Сердюков. По одним сведениям (которые озвучила пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова), он сам написал заявление об уходе, по другим — коими поделились источники в Кремле, он ничего не писал и был снят с должности президентом Владимиром Путиным по представлению премьера.

Так или иначе, отставка была во многом предрешена шумными акциями Следственного комитета: обыском в компании «Оборонсервис» — холдинге Министерства обороны, в котором были сосредоточены все обслуживающие предприятия Вооруженных сил: от заводов по ремонту военной техники до жилищно-эксплуатационных организаций, а также обыском в квартире члена совета директоров «Оборонсервиса», бывшего начальника департамента имущественных отношений Минобороны Евгении Васильевой. Последовавшее почти сразу после «дела МО» громкое разбирательство в отношении чиновников Минрегиона, ответственных за подготовку объектов к саммиту АТЭС, и «дело ГЛОНАСС» свидетельствуют об антикоррупционной кампании властей в политических целях. Вполне возможно, что Сердюков — не последний из министров, кто уйдет из кабинета Медведева «по-плохому».

 

Засиделся в кресле — и может сесть

Всерьез обсуждается возможность привлечения самого Сердюкова по расследуемому уголовному делу. Что беспрецедентно: он член ближнего круга нынешнего президента еще со времен совместной работы в Санкт-Петербурге. Как известно, Сердюков женат на дочери бывшего заместителя Путина в Комитете по внешним связям петербургской мэрии, а ныне — председателя совета директоров «Газпрома» Виктора Зубкова. Когда Зубков стал главой налогового управления по Санкт-Петербургу, он сделал зятя своим заместителем, а перебираясь в Москву на пост первого заместителя министра финансов и главы Комитета по финансовому мониторингу, пролоббировал его назначение на пост начальника налогового управления Северной столицы. В 2004 году Сердюков был назначен руководителем Федеральной налоговой службы, и ему принадлежала одна из ключевых ролей в атаке на ЮКОС и банкротстве компании. А в 2007 году он был «переброшен» Путиным в Минобороны для проведения финансово-хозяйственной реформы и модернизации организационной структуры Вооруженных сил — с чем не справился его предшественник на посту министра Сергей Иванов. А Сердюков, кстати, в целом успешно справился. Реструктуризация, удешевление Вооруженных сил с параллельным увеличением денежного довольствия и в целом успешным выполнением социальных обязательств перед военнослужащими, которые хронически игнорировались в течение долгих лет, позволяют экспертам считать реформу, проведенную Сердюковым, одной из немногих результативных реформ последних лет. И Дмитрий Медведев, комментируя отставку чиновника, назвал Сердюкова «эффективным министром обороны». Более того, в свое время Анатолий Эдуардович получил карт-бланш на управление всем военным хозяйством: с подчинением ему правительственных структур по поставкам для силовых ведомств — Рособоронпоставки и Рособоронзаказа и правом полностью самостоятельно, без оглядки на Росимущество и контроля с его стороны, управлять военным имуществом — в том числе продавать его для финансирования военных программ. Параллельно щедрое вливание из бюджета продолжалось. При этом разговоры о «прихватизационных» схемах сердюковской команды, приведенной из ФНС, пошли сразу же после его назначения — и сигналы об этом до поры до времени не вызывали никакого интереса ни у правоохранительных органов, ни у первых лиц страны.

 

Головокружение от незаменимости

«Дело Минобороны» — с привлечением федеральных медиа, явно было направлено на то, чтобы свалить министра. Недаром Юрий Лужков заявил, что отставка Сердюкова напоминает ему его собственную отставку 2010 года. Тем не менее, Сердюков довольно активно сопротивлялся: в день обысков в «Оборонсервисе» и у Васильевой вышел пресс-релиз Минобороны, в котором указывалось, что «Оборонсервис» — самостоятельный хозяйствующий субъект, и министерство не может нести ответственность за его деятельность, но приложит все усилия для объективного расследования.

Примеры успешной борьбы с такого рода атаками правоохранительных органов известны: вице-премьер и министр финансов (до сентября 2011 года) Алексей Куд­рин некогда сумел сохранить свои позиции, несмотря на уголовное дело 2007 года против его заместителя Сергея Сторчака по обвинению в нанесении ущерба государству при операциях с иностранными должниками России. Сторчак почти год провел в СИЗО, но Кудрин не только удержался на своем посту, но смог вызволить заместителя и вернуть его к работе в Минфине в прежнем качестве. Также удалось сохранить пост генеральному прокурору Юрию Чайке — несмотря на проводившееся СК и ФСБ в 2010–2011 годах расследование «игорного дела» подмосковных прокуроров, в связи с которым называлось имя его сына Артема Чайки.

Оба эти чиновника сумели выстроить коа­лицию поддержки, и за счет этого «устояли». Сердюков же (как и Юрий Лужков) выстроить тактику противодействия не смог, понадеявшись исключительно на свою незаменимость в проведении радикальных реформ в Вооруженных силах. Но политический момент изменился — и его без сожаления уволили.

 

«Маршал Табуреткин» в окружении

Нужно учитывать, что весь период работы министра как снежный ком росло количество оппонентов Сердюкова внутри МО и вне его. Причем, на фоне пролоббированной им 20-триллионной программы перевооружения армии и флота. У министра и его окружения имелись серьезные трения с генералитетом и офицерским корпусом.

Перестройка армии на рыночный манер, отказ от советских принципов мобилизационной избыточности и обеспечения всего функционала внутренними подразделениями армии и флота вызывали колоссальное негодование. Немало противников среди генералитета министр нажил уничтожением армейских и флотских «распилочных», фактически установив монополию на этот вид деятельности со стороны своего ближайшего окружения. Притчей во языцех стало презрительное отношение Сердюкова к военным. В офицерских кругах за прошлое, связанное с мебельным бизнесом, и наполеоновские замашки Анатолий Сердюков получил прозвище «маршал Табуреткин».

В состоянии перманентного конфликта министр находился и с российскими военно-промышленными холдингами, прежде всего, с «Российскими технологиями» во главе с Сергеем Чемезовым, также членом ближнего круга Владимира Путина. Сердюков отстаивал право МО выбирать поставщика — в России и за рубежом, контролировать цену поставки вооружения и военной техники. У Сердюкова возникали противоречия и с вице-премьером Сергеем Ивановым в бытность того заместителем председателя Правительства РФ.

Победителем из этого противоборства выходил обычно Анатолий Сердюков. Более того, в его ведение были переведены все федеральные структуры, ответственные за оборонные закупки и международное военно-техническое сотрудничество. Несомненно, Иванов остался оппонентом Сердюкова и после перехода на пост руководителя Администрации президента. В декабре прошлого года Сердюков обрел нового противника — назначенного заместителем председателя Правительства РФ по ОПК вместо Иванова Дмитрия Рогозина. Весной в подчинение вице-премьера было переведен Рособоронзаказ — служба, надзирающая за исполнением и исполнителями оборонного заказа. А в сентябре поста его руководителя лишилась креатура Сердюкова Людмила Воробьева — его занял ставленник Рогозина Андрей Потапов.

Рогозин — перспективный политик патриотического толка, который был возвращен в Москву после недолгого периода работы послом России в НАТО для того, чтобы мобилизовать патриотический электорат. Естественной частью этого электората являются военные и представители ВПК. И «министерство Сердюкова» стало препятствием на пути осуществления этой задачи.

 

Жертвенный министр

Кремль столкнулся с дилеммой. С одной стороны, есть министр, который проводит важные преобразования. С другой стороны, преобразования в целом завершены (интересно, что скандал с «Оборонсервисом» начался аккурат после финальной реформы Сердюкова — разработки законопроекта о военной полиции и создания соответствующего главка в Минобороны).

К тому же, министр являлся буквально «красной тряпкой» для патриотического электората. И, что самое главное, его фигура может послужить прекрасной мишенью для масштабного и популярного в народе антикоррупционного расследования… И Сердюковым решено было пожертвовать.