Владимир ПОТЕРЯХИН:нужен общий вектор для работы государства и бизнеса

1Рубрика | Спецпроект: Кадровая политика

Текст | Николай ВАСИЛЬЕВ, Алексей ЧЕБОТАРЕВ

Фото  | Александр ДАНИЛЮШИН

Генеральный директор ООО «Холод» (г. Норильск) Владимир Потеряхин — о проблемах модернизации государственного аппарата и перспективах развития государственно-частного партнерства.

— Владимир Викторович, какие ключевые проблемы мешают функционированию госаппарата?

— Проблемы известны, неоднократно назывались на всех уровнях: это непрофессионализм госслужащих, кумовщина, коррупция, восприятие чиновниками своего места как феодальной вотчины… Но самое главное — люди зачастую идут во власть для того, чтобы с помощью власти решать свои собственные проблемы, лоббировать свои интересы, интересы фирм, с которыми они связаны. А не для того, чтобы решать проблемы людей, служить стране.

Взяточничество, требование откатов стало массовым явлением в государственном аппарате, коррупционеры почти не скрываются — страшно наблюдать все это!

— То есть отношения между чиновниками и обществом зачастую поставлены с ног на голову?

— Да. И главное требование сегодняшнего дня — исправить это положение. Чиновники должны работать ради людей, в интересах людей, а не наоборот.

Можно сказать, главное в деятельности чиновников — реализация социальной ответственности. Если для бизнеса социальная ответственность — дополнение к его основной деятельности, то для органов власти реализация социальной ответственности — это и есть основная деятельность.

Инициативы президента, премьера, партии «Единая Россия», в частности открытое правительство, формирование инструментов общественного контроля, кадровых резервов всех уровней, призваны помочь в решении этих проблем.

Но, мне представляется, нужны еще более решительные шаги. Потому что госслужащие превратились в закрытую касту, живущую в своем отдельном от простых граждан мире. Попробуйте сегодня попасть к какому-нибудь чиновнику — пусть даже мелкой сошке. Они забаррикадировались от нас, простых смертных, так, что нужно по несколько месяцев осаждать их! Даже если предприниматель приходит с инвестиционным проектом, то есть начинанием, которое станет точкой роста для всей территории, он должен долгие недели добиваться аудиенции.

Создана целая специальная инфраструктура для чиновников, чтобы не встречаться с простыми смертными: VIP-залы, спецрейсы или места в бизнес-классе, покупаемые, кстати, за государственный счет, автомобили с мигалками и спецномерами, особые дома, особые дачные поселки…

Почему они отгородились от нас — они, что, подвержены террористической угрозе?

3— Боятся, что на них нападут рассерженные граждане…

— Так не игнорируйте этих граждан, не игнорируйте их потребности — и не будет таких эксцессов!

Привилегии, особый, закрытый режим жизнедеятельности должны быть связаны с определенной функциональностью, с требованиями безопасности. Привилегии должны быть у президента страны, у небольшой группы высших руководителей, участвующих в решении важнейших политических вопросов, вопросов применения Вооруженных сил — и больше ни у кого.

В России, к сожалению, не сформировалась культура публичного поведения чиновников. В Швейцарии мэр города вместе с горожанами приезжает покататься на лыжах. И любой человек может подойти к нему на горном склоне и пообщаться. Это считается абсолютно нормальным — да так и есть на самом деле!

— Что делать?

— Законодательно запретить все привилегии, кроме исключений, о которых я сказал. Чтобы чиновники жили одной жизнью с народом: ездили в том же транспорте, стояли в тех же пробках, жили в тех же домах… Это весьма усилит мотивацию чиновников решать проблемы людей — они будут узнавать об этих проблемах не по докладам и наблюдать за происходящим вокруг не с безопасного расстояния, из окон служебного автомобиля, а непосредственно.

Кроме того, у любого руководителя обязательно должна быть система обратной связи — в виде непосредственного общения с гражданами. Встречи должны быть постоянными. Не реже одного раза в месяц должны быть встречи с представителями общественности в формате круглых столов — с участием журналистов, под телекамеры, с прямыми вопросами и ответами! Бывает так, что на вопрос нельзя ответить сразу — значит, подготовьте ответ к следующей встрече. Но ни один вопрос не должен оставаться без ответа!

Далее. Оценка жителей той или иной территории должна быть решающей для судьбы любого чиновника — оценка не вышестоящего начальства, а именно граждан. Вне зависимости от того, муниципальный это чиновник, региональный или федеральный, работающий на данной территории.

Именно те, кто живет на соответствующей территории, должны решать его судьбу — тогда и отношение к гражданам будет принципиально другое. А когда чиновник зависит только от «верхних», его работа оценивается лишь по разного рода «показателям», это приводит к переворачиванию системы. Яркий пример — «палочные» показатели в полиции: по показателям все в порядке, а в действительности — работа, нередко далекая от эффективной борьбы с криминалом…

Дальше. Я горячо поддерживаю последнюю законодательную инициативу «Единой России» — закон о запрете чиновникам иметь недвижимость за рубежом. Такого права они должны быть лишены — как и права на двойное гражданство.

4— Это же, по сути, двойное экономическое гражданство?

— Совершенно верно!

Пора предметно заняться всеми этими нелегальными экономическими связями и зависимостями от иностранного капитала — ни в одной цивилизованной стране такого нет!

Смотрите: приняли закон об «иностранных агентах» — и сразу оппозиционный митинг сдулся. Почему? Потому что сократилось финансирование из-за рубежа. Это работает!

Особый разговор — парламентарии. Сегодня зацепили Гудкова — правильно сделали. Но сколько в Думе таких же Гудковых? Сколько депутатов у нас с часами за миллион долларов? Это позор!

Помимо того что просто неэтично так выпячивать свою склонность к роскоши в стране, где миллионы малообеспеченных граждан, очевидно, что такие депутаты либо продолжают управлять своими ранее созданными бизнес-структурами, либо лоббируют бизнес-интересы. На депутатскую зарплату или доходы политика такие часы не купишь!

На мой взгляд, контроль за людьми, находящимися на государственной службе, должен усилиться. Налоговая служба, служба по финансовому мониторингу (финансовая разведка) должны проверять и доходы, и расходы.

— Но реально ли чиновнику прожить на одну зарплату?

— Первое: если ты хочешь много зарабатывать — иди в бизнес. Зарабатывать, и много зарабатывать, у нас в стране не запрещено законом, для этого существуют и экономические условия.

Если же ты чиновник, то будь добр, живи на ту зарплату, что готово тебе платить государство, и пользуйся тем соцпакетом, который оно предоставляет.

Тем более что сейчас не начало 90-х годов, когда в госаппарате были нищенские зарплаты — деньги чиновники получают очень приличные. В МВД, суде, у военных, в аппарате исполнительной власти деньги платятся такие, что, если в семье двое работающих, можно не просто жить на эти доходы, но и хорошо жить! Даже если оба на госслужбе…

— Какой должна быть система отбора госслужащих? Совершенствование механизмов конкурсов, аттестаций?

— Конкурсы, аттестации, оценка KPI — это, конечно, важно. Это дает возможность выбрать из кандидатов наиболее подходящего по профессиональным требованиям. Но ни аттестации, ни конкурсы не позволяют ухватить главного: для чего человек идет во власть? Для того, чтобы служить людям? Или для того, чтобы использовать власть на службу себе?

Для анализа мотивации кандидатов нужно привлекать даже психологов — как это делают в правоохранительных органах. Ведь если суперпрофессионал с двумя высшими образованиями идет на госдолжность и цели у него корыстные, его профессионализм сработает во вред.

Особое требование, которое должно быть, на мой взгляд, к государственным служащим — они должны отбираться среди тех, кто прошел службу в Вооруженных силах. Во всяком случае, служившие в армии или на флоте должны иметь приоритет при приеме на госслужбу.

Во-первых, это позволило бы повысить статус армейской службы в нашей стране. Во-вторых, ввело бы дополнительный тест на патриотизм.

Когда человек отказался от службы в армии — какой же из него государственный человек? Значит, не уважает свою Родину, не готов защищать ее…

Когда будет введено подобное требование, уверяю вас, на следующий же день возникнет очередь из желающих служить в армии.

— Итак, на госслужбе нужен прежде всего патриот и некоррупционер?

— Не только неворующий патриот. Очень важны еще и такие качества, как открытость, высокий уровень правосознания, соблюдение этических норм. А также искреннее стремление помочь людям, решить проблемы людей, действовать в их интересах.

Нередко чиновник, пусть не так хорошо образованный, как некоторые коллеги, но зато откликающийся на чаяния людей, готовый действительно служить людям, бороться за их интересы, оказывается более эффективным на государственной службе, чем сугубый технократ. А сегодня очень часто чиновник работает как компьютер: вводишь данные, они попадают в его программу, и она выдает ответ.

Безусловно, важно, чтобы соблюдались процедуры, законодательство, решение принималось на их основе. Но если именно это и есть идеал качественной работы государственного аппарата, давайте задумаемся, зачем вообще нужен человек — не проще ли заменить его компьютером?

— То есть на государственной службе нельзя без эмоционального отношения к работе?

— Убежден в этом. Людей важно принимать такими, какие они есть, вникать в суть того, о чем они говорят, чем озабочены. И уметь снимать эту озабоченность.

— Насколько важен кадровый резерв для назначения на должности?

— Кадровый резерв необходим, чтобы не было возможности сказать: рады бы уволить нерадивого чиновника, да не можем. И резерв должен быть не для проформы — мол, вот у нас есть резерв. Если при назначении на должности им не пользуются, резервисты на должности не назначаются, это не резерв, а профанация.

На тех, кто формирует резерв, должны налагаться юридические обязательства. Тогда каждый резервист будет понимать, что его действительно рассматривают как кандидата на ту или иную должность. А значит, будут проверять на соответствие этой должности, давать отдельные поручения, предлагать замещать того или иного руководителя.

Сразу ведь назначить на ответственную должность нельзя — нужно попробовать, как человек справляется сначала с отдельными обязанностями, затем со всеми обязанности определенный период времени… Это классические правила подбора персонала.

Особенно важно привлекать в резерв представителей молодого поколения. Молодой специалист должен проходить стажировку, а потом получать назначение, прежде всего в регионы, особенно нуждающиеся в поддержке. Это многие удаленные регионы Сибири и Дальнего Востока, а также Нечерноземья — где более всего важна сегодня свежая кровь.

Первые шаги на пути формирования управленческой смены из молодого поколения уже сделаны — работает Молодая гвардия «Единой России», Кадровый резерв «Единой России»… Теперь важно от отбора и обучения молодых специалистов переходить к привлечению их к практической работе, тестированию в деле. Знаю о стажерской программе в Москве — московский опыт нужно распространять на всю Россию.

— Насколько важна ротация кадров для приобретения тех или иных навыков специалистом госслужбы?

— Это ключевой элемент развития менеджера государственного аппарата. Обязательно необходимо давать возможность менеджеру работать на разных позициях, на разных территориях страны, своевременно повышать его по службе.

— Каковы должны быть инструменты ротации в ситуации, когда каждый руководитель муниципалитета, каждый губернатор вправе сам формировать свою команду? Она может ограничиваться только аппаратом федеральной власти…

— Здесь большая роль должна принадлежать партии «Единая Россия» — правящей партии, действующей на всей территории страны, имеющей доминирующие политические позиции во всех муниципалитетах и регионах.

Вероятно, имеет смысл создать также государственный орган, отвечающий за кадровую политику на федеральном уровне, централизованные банки данных специалистов государственной службы, централизованные всероссийские кадровые резервы по основным позициям.

— Насколько полезны могут быть на государственной службе люди из бизнеса?

— Если это истинные патриоты, готовые внести вклад в развитие страны, то, безусловно, они будут полезны — особенно представители малого и среднего бизнеса.

Как вы знаете, лучшими кандидатами на ведущие позиции в крупнейших корпорациях являются представители малого и среднего бизнеса — люди, прошедшие путь становления в малом и среднем предпринимательстве, зарекомендовавшие себя в эффективном управлении бизнес-структурами. Ведь они универсальные управленцы, со всех сторон знающие менеджмент, причем не по книжкам — из практики.

Не менее эффективны они будут в сферах муниципального и государственного управления.

5— Какую еще пользу государственному управлению, помимо непосредственного участия в исполнительной власти, могут принести деловые люди?

— Участие в экспертизе и принятии решений. Они могут быть депутатами представительных органов власти, членами общественных советов при органах власти, участвовать в тех или иных проектах государственно-частного партнерства (ГЧП).

— Ваш взгляд на возможности государственно-частного партнерства?

— Электричество может обогреть, а может ударить током. Также и ГЧП. Сегодня, к сожалению, нет стратегии использования этого механизма.

ГЧП может трактоваться некоторыми чиновниками даже и в коррупционном ключе.

— Как это?

— Когда чиновник говорит предпринимателю: «У нас теперь ГЧП — ты будешь мне платить, иначе уйдешь с рынка». То есть используется как инструмент контроля над предпринимателями.

На мой взгляд, ГЧП должно касаться объектов государственной важности — нефти, газа, металлов, ОПК, «большой» науки, основных транспортных коммуникаций, социальной инфраструктуры, а не какой-то мелочевки.

Недра, например, должны быть под жестким госконтролем — это достояние всех россиян. Идет варварская, хамская эксплуатация и нефтегазовых, и угольных, и других запасов полезных ископаемых… Они необоснованно отдаются целиком в частные руки, новые месторождения не осваиваются, а капиталы вывозятся за рубеж.

Или строительство социального жилья. Проблема должным образом не решается уже государством: военные, многодетные, ветераны, очередники жильем как не были обеспечены, так не обеспечены им по сию пору. Это тема для сотрудничества государства и бизнеса. Например, государством создаются условия для строительства: финансовые ресурсы, участки земли, инженерная инфраструктура — бизнес строит и эксплуатирует это жилье…

Дальше — строительство автомагистралей. Есть хороший способ заинтересовать предпринимателя в качестве дороги: дать ему эту магистраль после строительства в обслуживание, и не на пару лет, а лет на 50!

Также важно развивать с помощью ГЧП регионы, которые не могут подняться самостоятельно, без федеральной помощи, создать у себя достаточные производительные силы. Есть ниши, в которых они могли бы развиваться, но у них не хватает инвестиционных ресурсов.

Есть, на мой взгляд, тема для сотрудничества государства и бизнеса, к которой до сих пор не привлечено надлежащее внимание в нашем государстве. Это эффективное использование дальневосточных рыбных ресурсов.

В советское время существовал Минрыбхоз СССР — министерство, в котором были объединены рыбные промыслы, холодильные мощности, специальный транспорт, перерабатывающие заводы и всесоюзная торговая сеть «Океан». Главную роль в этой системе играли именно рыбные ресурсы Дальнего Востока.

Сегодня страна живет на импортных рыбных ресурсах. Во всяком случае, большая часть переработки рыбы осуществляется за рубежом. Морякам из Приморского края, с Камчатки, Сахалина и Курил выгоднее отдавать свою продукцию в Китай или Японию — там цена выше, чем в России, там нет дефицита холодильных и перерабатывающих мощностей, как у нас, нет бардака и поборов при оформлении товаров, нет рыбной мафии, которая застопорила развитие рыбного комплекса в регионе. Чисто рыночными способами эту проблему не решить.

Кроме того, вы знаете о территориальных претензиях Японии к России по поводу части Курильской гряды. Но мало кому известно, кроме посвященных, что у этих претензий, помимо политических, есть мощные экономические причины: большую часть лососевых и красной икры добывается в акватории Курил!

Япония борется за дополнительные доходы. А Россия, что, слишком богата и может дарить свои доходы Китаю?

Сегодня, увы, получается именно так, потому что большую часть за наши рыбопродукты получает КНР.

— Как решать проблему?

— На мой взгляд, необходимо многоуровневое ГЧП. В рыбных портах и рыбопромысловых регионах нужна инфраструктура заготовки и хранения рыбных ресурсов, созданная с участием государства — либо построенная за счет льгот, либо созданная за счет государственных инвестиций. Также требуется модернизация старых и строительство новых, современных рыбоперерабатывающих заводов на Дальнем Востоке — также с участием государства.

Далее, государство должно создать зеленый коридор для оформления поставки в рыбные порты: 30 минут, не более, без бюрократических формальностей. Необходимы несколько сот специальных контейнеров для доставки рыбы на территории Сибири и Дальнего Востока и корабли с рефрижераторными мощностями для доставки рыбы через Мурманск и Архангельск на европейскую часть России. При этом российские рыбные товары — лососевые, красная икра, кета, крабы, сельдь — будут продаваться по ценам ниже импортной рыбной продукции.

В результате этого проекта мы получим мощный очаг роста дальневосточной и всей российской экономики, создадим несколько десятков тысяч новых рабочих мест, сформируем основу для развития Камчатки, Курил, Сахалина, Приморского края, уберем криминализацию рыбного бизнеса. Россия перестанет быть импортером рыбы, а превратится в экспортера — как и было в советское время. Кстати, продовольствие сегодня, в условиях продолжающегося глобального кризиса, единственная группа товаров, цены на которые стабильно растут.

Это очень привлекательное бизнес-направление! Но частник сегодня, учитывая непростой инвестиционный климат, не сможет потянуть такой проект, как возрождение национального рыбного комплекса. Нужно сотрудничество государства и бизнеса для его реализации — от этого выиграют и государство, и бизнес.

— Есть ли интерес со стороны государства?

— Я обращался с концепцией проекта в Минпромторг — головное министерство по комплексным проектам ГЧП: первоначальный интерес есть! Очень надеюсь на продолжение разговора в министерстве…

Вообще, мы должны стремиться к проектам, где сочетаются интересы государства и бизнеса. Это самое перспективное для страны направление! Больно смотреть, как государственные структуры разного уровня и бизнес действуют в разных направлениях — как лебедь, рак и щука.

Одни пытаются увеличить собираемость налогов, повышая платежи, другие пытаются всеми способами подловить тех, кто платит налоги, на недоплате, третьи пытаются придумать схемы по уходу от уплаты налогов. Разве так уж трудно достичь консенсуса, соблюсти интересы и бизнеса, и государства, и дать экономике развиваться спокойно?

Мы видим, что в Госдуме не могут договориться об элементарных вещах: эгоизм, политические интересы тех или иных групп оказываются выше, чем стабильность государства. О каком развитии мы можем говорить, если в самих государственных органах нет единства понимания этого развития?

Если задать всем единый вектор, направить энергию всех — и бизнеса, и государственных органов в единое русло, мы создадим мощный энергетический поток, больший, чем просто сумма энергий соединившихся потоков.

— Возникнет синергетический эффект?

— Именно.

Самое главное, каждый из нас должен осознать: у нас нет больше времени для того, чтобы откладывать решение фундаментальных проблем ради сиюминутных. Мы и так откладывали слишком долго.

От того, насколько точные решения мы примем, насколько эффективно будем действовать сегодня, будет зависеть завтра. Мы все — и чиновники, и депутаты, и бизнесмены — ответственны за это будущее.

 

 

Потеряхин Владимир Викторович родился в 1971 году в г. Салават (Башкирия). После восьмого класса средней школы поступил в Ишимбайский нефтяной техникум, который окончил в 1990 году по специальности «техник-нефтяник».

 С 1990 по 1992 год служил на Тихоокеанском флоте командиром отделения БЧ-5.

В 1996 году переехал в Норильск, где сначала работал слесарем КИП на ТЭЦ-1, затем водителем-механиком.

В 2005 году организовал свое предприятие — ООО «Холод», которое занимается предоставлением услуг по ремонту, монтажу и техническому обслуживанию торгово-технологического и холодильного оборудования.

В настоящее время заканчивает Норильский индустриальный институт по специальности «экономика и управление». Является лауреатом премии «Элита национальной экономики 2011».

Женат, воспитывает двоих детей.