Олимпийская обеспокоенность


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ


Результаты участия России в XXX летней Олимпиаде в Лондоне стали предметом серьезной общественной дискуссии.

Меньше, чем Британия?

На лондонской Олимпиаде Россия завоевала на одну золотую медаль больше, а серебряных и бронзовых — на девять медалей больше, чем на пекинской Олимпиаде 2008 года. Но при этом мы уступили «страновое» третье место Великобритании, отстав от нее на пять золотых медалей, хотя и превзошли британцев по общему количеству медалей — 82 против 64. Третье место мы держали две Олимпиады, хотя еще в Сиднее-2000 Россия были на втором…

Известно, что Британия накануне «домашней» Олимпиады направо и налево раздавала гражданство атлетам из бывших колоний, чтобы улучшить свои количественные показатели. То есть борьба за количество медалей среди спортивных держав — важное соревнование. И председатель НОК России Александр Жуков несколько лукавит, говоря, что нет такого вида спорта, как борьба за количество медалей. Конкуренция между спортивными державами и есть данный «вид спорта».

Тем более что и количественный результат на Олимпийский играх говорит о многом — о развитости широкого круга видов спорта, прежде всего многомедальных, таких как легкая атлетика, плавание, велоспорт, гимнастика. Этот результат трудно объяснить, учитывая, что Великобритания, например, более чем в два раза меньше России по численности населения (59 млн против 146 млн). Кроме того, Россия существенно разнообразнее с точки зрения национальных и природных особенностей, влияющих на развитие отдельных видов спорта: у нас живут разные народы с особыми национальными спортивными или околоспортивными традициями, такими, например, как народные виды борьбы на Кавказе или традиции преодолевать пешком вполне марафонские расстояния в Мордовии и Чувашии.

К тому же наша страна — одна из мощнейших, а в перспективе мощнейшая в экономическом отношении страна Европы: пусть со структурными проблемами, но с самым большим объемом финансовых ресурсов; страна с державными амбициями, никогда не жалевшая средств на формирование своего имиджа. А спорт — важнейшее средство глобальной пропаганды и формирования имиджа страны.

Наконец, у нас еще со времен СССР колоссальные методические и научные заделы абсолютно во всех олимпийских и наиболее значимых на международной арене видах спорта. Причем большинство тренерских школ осталось именно на территории России или продолжают развиваться на территории России: многие бывшие союзные республики СССР, ставшие независимыми государствами, гораздо беднее нас и имеют другие приоритеты.

В России сохраняется высокий уровень спортивной науки. Одна из главных чиновниц мировой спортивной гимнастики Нелли Ким, давно живущая в США, относительно недавно окончила аспирантуру РГУФКа и готовит там диссертацию, несомненно, не потому, что ей остро потребовалась российская степень кандидата педагогических наук… Многие авторы советских спортивных чудес в разных видах спорта живы, активны и готовы делиться своим опытом.

А уж того объема финансирования спорта, который есть в России, нет ни в одной стране мира: мы финансируем тренеров и спортсменов не менее чем на порядок больше, чем наши соперники (коим зачастую проигрываем). Это относится абсолютно ко всем олимпийским видам.

Кто агент госдепа?

Почему же итог не таков, на какой мы могли бы рассчитывать? Аналитики едины в оценках: Минспорт не ведет действительно систематической работы и мало контролирует ситуацию и с инвестициями в спорт, и с подготовкой. Косвенно это подтверждают заявления спортивных чиновников.

Министр спорта Виталий Мутко, комментируя провальное выступление в Лондоне российский стрелков, фехтовальщиков, пловцов и слабое выступление тяжелоатлетов, пообещал разобраться с их подготовкой. Но почему же, задаются вопросом аналитики, Минспорт не контролировал эту подготовку в течение всего четырехлетия после пекинской Олимпиады, где они, кстати, тоже выступили не ахти, не проводил ее независимый аудит, не опрашивал независимый экспертов?

Россия — одна из немногих стран мира, в том числе «больших» спортивных стран, где есть «отдельное» Министерство спорта. Совершенно очевидно, что создавалось оно прежде всего под глобальные спортивные ивенты, права на проведение которых мы добились. Но для чего нужны эти ивенты? Для чего мы добиваемся их проведения?

Разумеется, не для того, чтобы демонстрировать новейшие спортивные сооружения и русское гостеприимство. Они нужны для демонстрации успехов страны в спорте и, через спорт, демонстрации того, что страна — современная, сильная, активно развивающаяся. Той же цели служит участие России в глобальных спортивных событиях.

Акцентирование на процессе участия в событиях не только приводит к отрицательному пропагандистскому эффекту (как, например, участие России в зимней Олимпиаде в Ванкувере), но и наводит на размышления: зачем мы боремся за право проводить ивенты, если спорт как таковой интересует наш Минспорт лишь постольку поскольку.

По мнению экспертов, тем самым Минспорт обеспечивает антипропагандисткий эффект, поскольку всем в мире очевидно, что события важны как способ «освоения средств», а остальные задачи — спортивные и перспективное развитие городов — отходят на второй план.

Побеждаем вопреки?

Тем не менее выступление России на лондонской Олимпиаде произвело в итоге положительное впечатление — и вне, и внутри страны. В этом, отмечают обозреватели, прежде всего заслуга нескольких российских спортивных федераций, оказавшихся большими патриотами и более адекватно поставившими цели, чем Минспорт и НОК, и их руководителей, а также патронов в высших эшелонах власти.

В первую очередь это федерация, отвечающая за такой многомедальный «блок» видов спорта, как легкая атлетика, возглавляемая Александром Балахничевым. Кроме того, конечно, борцовские федерации, прежде всего Федерация дзюдо во главе с Василием Анисимовым. А также Федерация волейбола, возглавляемая Станиславом Шевченко. Неплохой результат показали Федерация спортивной гимнастики (президент Андрей Костин), которой удалось вернуть и мужскую, и особенно женскую сборные «в призы», а также Федерация прыжков в воду (глава — Алексей Власенко). И, конечно, нельзя не назвать федерации художественной гимнастики и синхронного плавания (президенты соответственно Ирина Винер-Усманова и Николай Шутов), сохраняющие на недосягаемом для соперников уровне эти виды спорта и собравшие золото во всех своих олимпийских состязаниях. Но от них ничего другого и не ожидали, так как они уже на протяжении десятилетий держат высочайший уровень российских сборных по этим видам спорта.

Названные федерации сумели правильно выстроить работу, некоторые буквально за четыре года наладили эффективный менеджмент. И показали закономерно высокий результат на Олимпиаде. Они продемонстрировали, что у нас в стране научились квалифицированно управлять спортом и в рыночных условиях — от привлечения спонсоров, управления инвестициями, отбора и воспитания спортсменов высших достижений до грамотной соревновательной тактики, учитывающий достоинства наших спортсменов и недостатки соперников.

Дзюдоисты стали первой российской олимпийской сенсацией. Вспомним: из семи видов мужского дзюдо Россия взяла медали в пяти, при этом в трех — золотые! Чемпионами стали спортсмены родом с Кавказа Арсен Галстян, Мансур Исаев, Тагир Хайбулаев. Как уже было сказано, на Кавказе развиты народные виды борьбы, к тому же кавказцы обладают особой энергетикой, востребованной в борцовских видах спорта. Неслучайно этнические дагестанцы — лидеры борцовских сборных нескольких стран.

Тренируются чемпионы, соответственно, в Краснодаре, Челябинске и Санкт-Петербурге — в клубах дзюдо с хорошими, еще советскими традициями, у тамошних тренеров. Руководит же тренировочным процессом в рамках Федерации дзюдо в качестве главного тренера прославленный итальянский дзюдоист, чемпион Олимпиады-80 Энцо Гамба. Подобный «микст» дал потрясающий результат: всего за четыре года из безмедальной в этом виде спорта страны мы превратились в лидера мирового мужского дзюдо!

Следующей сенсацией Олимпиады, связанной с Россией, стало выступление прыгуна в воду Ильи Захарова (золото в прыжке с трехметровой вышки и серебро в параллельном прыжке совместно с Ильей Кузнецовым). 21-летний спортсмен из Саратова продемонстрировал такой уровень мастерства, что, несмотря на фаворитский статус лидера китайской сборной Цынь Кая, смог отобрать у него золото, обойдя на 14 баллов.

Достойно выступила сборная по спортивной гимнастике: по сравнению с пекинской Олимпиадой, мы оказались не только «в призах» в большей части состязаний, но и с золотом в упражнениях на параллельных брусьях у женщин, которое завоевала Алия Мустафина (впервые за 12 последних лет), на счету которой еще три медали этой Олимпиады.

А в легкоатлетических турнирах мы выступили по медалям практически на уровне США и оказались недалеки от уровня выступлений советской легкоатлетической сборной, притом что пришлось соревноваться, в том числе, с украинскими и белорусскими спортсменами, где остались сильные легкоатлетические школы. У нас золото в прыжках в высоту, как в мужских (Иван Ухов), так и в женских (Анна Чичерова) соревнованиях, в марафонах «ходоков» на 50 км у мужчин (Николай Кирдяпкин) и 20 км у женщин (Елена Лашманова), в беге на 3000 м с препятствиями (Юлия Зарипова), в беге с барьерами на 400 м (Наталья Антюх), в метании молота среди женщин (Татьяна Дьяченко). В беге на 800 м наша победительница Мария Савинова уверенно обошла чемпионку Пекина Кестер Семеню из ЮАР, о половой принадлежности которой, как известно, до сих пор ведутся дискуссии. Кроме того, у российской легкоатлетической сборной — десять серебряных и бронзовых медалей.

Легкоатлеты демонстрировали не только безукоризненную физическую и моральную готовность к олимпийским стартам, но и изощренное тактическое мастерство, когда план борьбы был продуман на несколько шагов вперед, а вторые-третьи номера команды страховали, обеспечивали безопасность лидеров, например, перекрывали возможность виражей соперников на беговых дорожках. А в случае необходимости и обходили первых номеров: так Лашманова обошла на финишном отрезке марафона подуставшую, боровшуюся с болью в травмированной ноге Ольгу Каниськину и выиграла марафон с мировым рекордом…

Финальная точка в выступлении россиян — победа мужской волейбольной сборной. Это золото получено формально впервые с Олимпиады-80, а фактически — впервые в истории отечественного волейбола (поскольку в московской Олимпиаде не принимали участия сильнейшие команды). И выигрыш дружины Владимира Алекно — не случайность, а закономерность, результат кропотливой многолетней работы главного тренера и всей федерации. Ведь она сумела обеспечить высокую конкуренцию в российском волейболе и, как следствие, высокий уровень клубных команд.

Все, кроме Минспорта?

Медали Олимпиады обеспечила только часть федераций. Некоторые выступили средне, в частности федерации греко-римской и вольной борьбы, бокса, гребли на байдарках и каноэ, баскетбола, тяжелой атлетики, тхеквондо, прыжков на батуте… Многие другие при не менее высоком уровне финансирования показали очень слабые результаты: федерации плавания, велоспорта, фехтования, стрельбы, водного поло, не говоря уже о федерациях, отвечающих за академическую греблю, конный и парусный спорт, футбол (в футбольном турнире мы вообще не участвовали), хоккей на траве, которые и раньше не были «нашими»…

При этом Минспорт предусматривал серьезные «призы» у пловцов, велогонщиков, стрелков, фехтовальщиков, тяжелоатлетов… Это виды спорта, в которых мы традиционно сильны…

Фактически ситуация в федерациях для Минспорта — черный ящик. То ли из-за того что федерации находятся под кураторством более высоких политических фигур, то ли из-за того что ему в принципе малоинтересно то, что там реально происходит. Ситуация в российском спорте — это ситуация самоорганизаций: федераций, корпораций и регионов, стремящихся позиционироваться в спортивной сфере (примечательно, что колоссальное количество медалей принесли нестоличные спортсмены — в провинции спорт высших достижений является серьезным социальным лифтом), отдельных сильных тренерских школ.

Самоорганизация — хорошая основа для развития спорта. Но к ней важно добавить управляющее начало, которое сегодня выражено довольно слабо. Очень важно тиражировать опыт эффективных федераций — а этого сегодня не происходит. Важно также контролировать реальные результаты федераций, следить за эффективностью инвестиций, бороться с формированием спортивных мафий — и этого ныне нет.

В результате наши спортивные результаты становятся фактически непредсказуемыми. Достаточно вспомнить, что за три дня до окончания Олимпиады у России было всего 12 золотых медалей, и руководитель Администрации президента Сергей Иванов вынужден был признать, что третьего места в медальном зачете, как в Пекине и Афинах, нам не видать.

Но после победного финала тучи рассеялись, и его заместитель—пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уже называл итоги Олимпиады успешными и заявлял о том, что оснований для оргвыводов в отношении руководства Минспорта и НОК России нет. Хотя уж он-то должен был понимать, что пропагандистский эффект от нашего участия, как вне, так и внутри страны, висел на волоске.

К сожалению, после окончания Олимпийский игр Минспорт не выглядит готовым сделать выводы. А ведь для подготовки к домашней, сочинской Олимпиаде осталось меньше двух лет, и значительная часть времени уже упущена.

Что мы имеем в зимних видах спорта? Чрезвычайно эффективную Федерацию хоккея, неплохо работающую Федерацию фигурного катания. А в каком состоянии лыжный спорт, биатлон, как мы будем выглядеть по этим видам в Сочи?

Министерство уже фактически сняло с себя ответственность за это: Виталий Мутко заявил, что нужно не говорить о победе по количеству медалей, а «ставить реальные задачи». В переводе с чиновничьего на русский это означает: пусть все идет, как идет. Но с таким настроением в соревнованиях великих спортивных держав не выступают.