Ольга ГРАЧЕВА: в условиях ВТО требуется системная торговая политика


Текст | Николай ПЕТРОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН


Челябинский торговый предприниматель Ольга Грачева считает, что для адаптации к ВТО требуются усилия, направленные на развитие торговой отрасли и массового бизнеса.

— Ольга Геннадьевна, как вы оцениваете изменения, произошедшие в Правительстве РФ и Администрации президента?

— Пока трудно оценивать эти изменения с точки зрения их влияния на результат: качество экономической и социальной политики. Новых министров, как говорится, посчитаем по осени — только в осенние месяцы появятся первые основания для того, чтобы оценить их результативность.

Но изменения очень велики — это новые люди, многие из регионов, люди с большим практическим опытом. Целый ряд новых (или новых в нынешнем качестве) ярких харизматических фигур, в частности Ольга Голодец, Андрей Белоусов, Николай Никифоров, Николай Федоров, Вероника Скворцова, Александр Новак… Федоров — опытнейший руководитель, бывший федеральный министр еще в первом правительстве новой России, долгое время — президент Чувашии, потом сенатор… Белоусов — чрезвычайно влиятельный экономист, доктор наук, в течение многих лет правительственный советник, а затем один из ключевых руководителей экономического блока правительства. Никифоров — молодой, очень перспективный менеджер из Татарстана. Голодец — известный теоретик и практик социальной политики, работавшая и в крупном бизнесе, и в государственных структурах. Скворцова — один из крупнейших российских неврологов и организаторов здравоохранения. Новак — экономист-практик, долгое время работавший на «Норильском никеле», бывший председатель правительства Красноярского края.

При этом очень серьезные изменения произошли и в Администрации президента: там радикально расширены социально-экономические направления, которые будут параллельно с правительством заниматься приоритетными для страны проектами. Создано Управление по общественным связям и коммуникациям, Управление по социально-экономическому сотрудничеству со странами СНГ, Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия (в дополнение к ранее существовавшему Управлению по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами), Управление по научно-образовательной политике, Управление по развитию информационных технологий и электронной демократии… Это заявка на серьезное участие президента и его администрации в социально-экономической политике, проектах в этой сфере. Обеспечивать это участие будут бывшие министры: Эльвира Набиуллина, Татьяна Голикова, Андрей Фурсенко, Игорь Щеголев…

— Какие тенденции в кадровом обновлении федеральной власти вы считаете наиболее существенными?

— Прежде всего приход людей, доказавших свою эффективность, и людей из реальной экономики. Назначение Игоря Холманских полпредом президента в нашем федеральном округе — УрФО — яркий пример. Инженер, организатор машиностроительного производства, руководитель крупного механосборочного производства, он получил неожиданное для некоторых назначение. Но повод забеспокоиться был преимущественно у номенклатуры, у тех, кто был уверен в собственном будущем. Президент этим назначением дал важный сигнал: в высшую власть открыта дорога для практиков.

— Президент в своем Бюджетном послании продекларировал жесткую финансовую дисциплину и неизменность налогов для несырьевого сектора. Как вы оцениваете это решение?

— Очень важно, чтобы мы в трудных условиях, в которых будет пребывать мировая экономика в 2012 и 2013 годах, были во всеоружии, чтобы государство обладало достаточными финансовыми ресурсами, которые позволят обеспечивать социальные выплаты и поддерживать бизнес государственными инвестициями и кредитами. И при этом глава государства сказал о незыблемости налогового бремени, что также очень важно. Нельзя уничтожать стимулы развития экономики, как бы ни было трудно бюджету.

— Многие структурные реформы в кабинете министров отложены на потом — на осень и более поздние сроки. Считаете ли вы необходимым в рамках этих реформ восстановление, например, Министерства торговли?

— На мой взгляд, очень важно возродить Министерство торговли — именно в связи со вступлением в ВТО. Государственная политика в области коммерческой деятельности, продвижения российских компаний, защиты интересов бизнеса на мировых рынках — важнейшие направления экономической политики страны. Скажу больше: если не создавать такое министерство, не выстраивать целостную внешнюю и внутреннюю торговую политику под его руководством, незачем было и вступать в ВТО.

Сегодня торговая политика размыта между двумя ведомствами: Минэкономразвития, для которого важнейшие направления — общая стратегия и тактика экономической политики, инвестиционная политика, приватизация, и Минпромторгом — министерством, по большей части поглощенным проблемами развития ОПК: ему не до торговой политики и развития торгового сектора.

— В развитии торгового сектора накопились проблемы?

— Безусловно. Неслучайно обсуждается вопрос серьезного редактирования Закона о торговле.

Сегодня в стране нет достаточного внимания к проблемам торговли, к демонополизации в этом секторе, к тому, чтобы торговая деятельность велась в интересах как потребителей, то есть предлагала качественные товары по минимальным ценам, так и производителей — например, сельскохозяйственных, в частности небольших агрофирм, которые сегодня разоряются из-за барьеров вхождения в торговые сети и того, что с них торговые сети-монополисты требуют поставлять продукцию по бросовым ценам. Считается, что торговля проживет и без такого внимания.

Все мы так или иначе имеем отношение к сфере торговли и услуг. Люди делятся на тех, кто продает и кто покупает. Так было тысячелетия назад — так есть сейчас, и время здесь мало что меняет. В рыночной экономике торговый сектор — это не только и не столько отрасль экономики как таковая, сколько интерфейс взаимодействия производителей и потребителей, обеспечивающий развитие экономики. Поэтому именно торговая политика — ключевой фактор экономического развития. И такое значение коммерческой деятельности должно обеспечиваться наличием специального федерального органа.

В ведущих странах мира, например в США, Министерство торговли — ключевое ведомство, и это обоснованно. Такое же влиятельное торговое министерство необходимо и в нашей стране. Тогда не нужно будет до бесконечности редактировать торговое законодательство, тогда будет внимание к проблеме концентрации торгового капитала и монополизации торговли, отсутствия достаточных условий для развития малого и среднего торгового бизнеса.

— Какое значение имеет развитие торговли и сферы услуг для экономического развития страны в целом, обеспечения занятости населения?

— В развитии торговли и сферы услуг важна целенаправленность. Это не должен быть, как сейчас, фактически стихийный процесс, в котором побеждает административный рынок — компании, которые ближе всего к чиновникам, муниципальным, региональным или федеральным. Понятно, что большее открытие российского рынка приведет к приходу на него иностранных крупных игроков, положение изменится. Но государство должно приложить усилия для демонополизации рынка, для того, чтобы основную долю торгового сектора составлял малый и средний бизнес.

Изменения требуются и на законодательном уровне — в упоминавшемся Законе о торговле, и на уровне федеральных и региональных органов власти. Кстати, в США, где национальное хозяйство считается чуть ли не синонимом свободного рынка, порядка 50 федеральных программ развития коммерческой деятельности. У нас — ни одной…

Высокий уровень развития торговли и услуг — важнейший показатель для любой страны. В советское время торговля была непрестижной отраслью. Тот, кто умел торговать и зарабатывать, априори считался спекулянтом и нечестным человеком. Минуло больше 20 лет, как мы стали капиталистической страной, но и сейчас предубеждение по отношению к торговле сидит в головах сограждан. Поэтому сфера торговли и услуг у нас, к сожалению, развивается не теми темпами, как хотелось бы, до сих пор не вылечен целый ряд болезней роста — прежде всего это касается профессионального менеджмента.

Мы привыкли считать, что сфера торговли достигла того уровня, в котором она должна быть в странах со сложившейся рыночной экономикой. Действительно, доля людей, занятых в торговой сфере, в России более 50% от числа занятых. Но в развитых странах эта доля превышает 65%, а в США составляет 77%. Это свидетельствует о том, что численность граждан, занятых в торговой отрасли в России, недостаточна и торговый сектор развился не полностью…

Очень важно параллельно с торговой политикой проводить серьезную системную политику поддержки и развития малого предпринимательства. Когда было отдельное ведомство — Госкомитет по поддержке и развитию малого предпринимательства, был Фонд поддержки малого предпринимательства. Где теперь все это? Существует только специализированный департамент в Минэкономразвития, вопросы малого бизнеса тонут в повестке этого огромного министерства. Реальные программы, предусматривающие системное развитие малого предпринимательства, есть только в субъектах Федерации, да и то не во всех. На федеральном уровне, по большому счету, существуют только специальные налоговые режимы: ЕНВД и патенты, они развиваются, расширяются…

Это важно, но это далеко не единственный инструмент поддержки. Для малого бизнеса важна зеленая улица в области аренды помещений и торговых мест, бизнес-инкубаторы, льготное кредитование, льготы за пользование консалтинговыми и юридическими услугами, льготы по местным налогам…

Массовое предпринимательство — это самое главное, что необходимо в стратегическом плане для развития российской экономики. Не вымученные, зачастую липовые инновации и нанотехнологии, а именно массовый бизнес. Когда будет здоровая основа экономического развития, будут и настоящие инновации, причем массовые!

Массовое предпринимательство — это стабильность в стране, это создание дополнительных рабочих мест, со всеми положительными последствиями. Однако здесь не только проблемы, связанные с условиями ведения бизнеса, но и психологические. Уйдя в первые постсоветские годы от иждивенчества, сегодня мы воспитали иждивенцев нового типа — в корпоративном и государственном секторах.

Кроме того, значительная часть населения — по моим ощущениям, не менее половины — ментально не готова жить в условиях рыночной экономики. До сих пор! Слово «предприниматель» вызывает у некоторых смех — и это уже не только неизжитое наследие «светлого» советского прошлого, но и «достижения» чиновничьего капитализма последних лет.

На мой взгляд, вопросы торговой политики и развития массового предпринимательства должны были быть решены до вступления в ВТО. Но этого не случилось. Наше вступление в ВТО — это как жить в доме, который пока не построен. Придется теперь строить его «по ходу пьесы»…

— То есть вы с тревогой воспринимаете наше вступление в ВТО?

— Я вижу нерешенные проблемы. Но есть и колоссальные плюсы. О них нужно громко говорить на всех уровнях! То и дело слышно, какой бедой и для каких отраслей обернется «это вступление в ВТО»… Люди не понимают, что они могут выиграть от ВТО — за счет снижения цен на потребительские товары, усиления конкуренции, открытия для нашей страны зарубежных рынков сбыта…

Надо думать об информационной поддержке, о курсах обучения предпринимателей…

Если сейчас не взять все эти вопросы «адаптации к ВТО» под федеральный контроль, то неизвестно, какие результаты мы получим.

— Какую роль сыграет торговый сектор для стабилизации ситуации после вступления в ВТО?

— Торговый сектор способен трансформировать всю остальную экономику, адаптировать ее к новым условиям работы. Ведь именно сектор торговли первым перестроится под условия ВТО, именно через торговлю идут сигналы для производственного сектора. Торговля быстро заставит производственников расстаться с иллюзиями, что их товар, неконкурентоспособный на мировом рынке, с высокой себестоимостью, может быть продан — за неимением ничего лучшего. И тем самым заставит их создавать и предлагать потребителю конкурентоспособные по цене и качеству товары, всерьез заняться маркетингом, а не уповать на хорошие отношения с чиновниками, льготы с их стороны и запретительные таможенные пошлины.

— Насколько в российском торговом бизнесе возрастет роль современных маркетинговых подходов?

— Из-за монополизации торговли очень распространены, к сожалению, административные технологии, технологии выживания конкурентов. А в новых условиях — условиях ВТО — будут более всего востребованы именно современные бизнес-подходы, подходы к маркетингу. Но специалистов, которые могут реально это воплотить в жизнь, надо готовить. Для большинства предпринимателей сейчас слова «маркетинг» и «клиентоориентированный подход» — не более чем слова. В большинстве случаев все решают совсем другие факторы.

Придется перестраиваться. Сразу можно сказать, что далеко не все смогут адаптироваться к новым условиям. Проблема опять же в образовании. У нас в России людей с высшим образованием не более 25% — из них большинство женщины. А в Ирландии, например, 45% населения с высшим образованием. Есть разница?..

— Каковы перспективы использования бизнес-ниш в торговле и других сферах?

— В российском бизнесе вообще и российском торговом бизнесе в частности множество ниш. Они не заполняются из-за монополизма и из-за того, что в стране не созданы условия для массового предпринимательства. Разумеется, такие ниши есть и на Урале — и предприниматели с опытом в состоянии их заполнить.

Очень страдает в этом плане социальная сфера — образование, медицина, культура… Они все еще слишком огосударствлены. Здесь по-прежнему низкий уровень сервиса, да и вообще считается невыгодным в коммерческом плане развивать эти направления… Слишком много барьеров на пути и больше препятствий для их развития, чем поддержки…

Например, не хватает детских садов, годами проблема не решается… Но возможностей для массового открытия частных садов нет. Есть очень дорогие элитные сады, которые большинству родителей не по карману. Почему бы не пустить в эту сферу малый бизнес? Почему не предоставить предпринимателям на льготных условиях пустующие муниципальные арендные площади?.. Нет, мы будем заниматься уплотнением имеющихся садиков, закрывать спортзалы, чтобы открывать там детские сады, детей по 30 человек в группы запихивать, но не откажемся от муниципальной монополии на сады. И люди будут стоять в очереди годы!

А сфера ЖКХ или благоустройства? Она очень монополизирована бывшими государственными организациями. Отсюда и качество. В Челябинске многие остановочные комплексы как будто создавались впопыхах: это мы слепили из того, что было…

Я назвала несколько ниш навскидку — их на самом деле намного больше, очень много еще в России сфер хозяйственной деятельности, где почти не ступала нога нормального предпринимателя.

Расширим возможности для участия в этих и других нишах настоящего бизнеса — многие социальные и инфраструктурные проблемы в стране будут решены буквально в течение двух-трех лет!