Вызовы ВТО

Текст | Дмитрий ДИКОВ

Экономическое измерение политического решения.

Ситуация с вступлением России в ВТО выглядит достаточно странно. Уже сейчас, когда от членства в этой международной организации отечественную экономику отделяет несколько месяцев, чиновники и деловое сообщество в первую очередь говорят не о преимуществах, которые получит страна, а о мерах, которые необходимо предпринять, чтобы не потерять целый ряд отраслей. Ключевой повод для беспокойства: на международные рынки Россия экспортирует в основном сырье, на которое правила ВТО не распространяются, а ввозит готовые товары. Поэтому с экономической точки зрения вступление страны в ВТО оказывается выгодно в первую очередь нашим внешнеторговым партнерам: США и Евросоюзу, для которых российский рынок является одним из самых перспективных в мире. А о значимых выгодах для российской экономики речи в таком случае вообще не идет, во всяком случае в ближайшее время.

Так что вступление в ВТО можно с уверенностью назвать политическим решением. В пользу этого утверждения говорит еще и следующее: налицо недостаток взаимодействия государства с бизнесом, даже по ключевым вопросам членства в ВТО.

«Был проведен ряд мероприятий, но многие из них носили закрытый характер, да и сам переговорный процесс за все 18 лет был тайной за семью печатями, — говорит Иван Смирнов, партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». — Никто из делового сообщества, я думаю, до конца не знал, что именно происходит в конкретный момент переговоров по конкретной отрасли. Хотя во всех странах процесс вступления в ВТО был открыт для бизнеса. Ведь в этом весь смысл: чтобы отечественный бизнес входил в ВТО наиболее безболезненно и подготовленно».

Существует и пользуется большой популярностью мысль о том, что вступление в ВТО даст нашей экономике стимул к модернизации, которого в тепличных условиях у нее не было. Логика проста: вслед за снятием внешнеторговых барьеров (а в большинстве случаев это будет заключаться в снижении экспортных пошлин) на отечественный рынок хлынут импортные товары, после чего нашим обрабатывающим отраслям ничего не останется, кроме как повышать эффективность и конкурентоспособность своей продукции. Звучит крайне привлекательно, но чересчур абстрактно. «Вряд ли вступление в ВТО может дать стимул для развития конкуренции, — сомневается Иван Смирнов. — Те административные и институциональные проблемы, которые существуют в национальной экономике, не позволяют говорить о выстраивании какой-то нормальной конкурентной среды вне ВТО. В том числе для экспортно ориентированных секторов экономики».

Правила защиты автопрома

 

Тем не менее не стоит недооценивать усилия, приложенные российскими переговорщиками к спасению наиболее уязвимых отраслей. Список отраслей, для которых вступление в ВТО может повлечь серьезные угрозы, определяется как раз остротой обсуждений: это агропромышленный комплекс и автопром. И хотя мало кто знал, о чем конкретно велись переговоры в рамках вступления в ВТО, условия вступления в организацию оказались на порядок выгоднее, чем могли бы быть. Разберемся по порядку.

Для отечественного автопрома членство России в ВТО означает конец эпохи протекционизма. Сейчас пошлина на ввоз легковых автомобилей составляет 30%. Сразу после присоединения к ВТО она снизится до 25%, а через семь лет — до 15%. Снизится пошлина и на подержанные иномарки: первые пять лет она будет составлять 25%, а затем в течение двух лет упадет до 20%. Теоретически это может означать падение цен на импортные автомобили и соответствующее падение спроса на отечественные марки, которые до этого держались на плаву именно из-за принадлежности к нижнему ценовому сегменту. Однако вероятность того, что дилеры предпочтут интересы отечественного потребителя возможному увеличению выручки, крайне мала. Так что разрыв цен на отечественные и иностранные марки автомобилей фактически останется прежним. Соответственно, и структура спроса не претерпит серьезных изменений.

И это, кстати, не единственный повод для оптимизма отечественных производителей. В распоряжении властей после снижения ввозных пошлин останутся нетарифные методы регулирования. Речь идет о так называемом утилизационном сборе, механизм выплаты которого уже разработан Минпромторгом. Смысл сбора — привлечение в бюджет денежных средств, на которые планируется выстроить безопасную систему утилизации автомобилей. Ключевые параметры, по которым планируется рассчитывать величину утилизационного сбора, это возраст автомобиля и объем двигателя. Издание «Коммерсантъ-Online» сообщает, что для новых ввозимых машин величина сбора будет варьироваться от 10 тыс. до 72 тыс. руб., а для подержанных — от 40 тыс. до 614 тыс. руб.

При этом производителям, чьи заводы располагаются на территории страны, не придется платить утилизационный сбор, достаточно будет предоставления «гарантийных обязательств» по самостоятельной утилизации машин через какое-то время.

Отдельную радость от введения утилизационного сбора испытают производители грузовых машин и автобусов. Стоит отметить, что для них вступление в ВТО предполагает еще более кардинальное снижение пошлин, нежели для коллег из сегмента легковых машин. К примеру, пошлина на новые самосвалы массой от 20 т сразу после присоединения к организации составит 10% (сейчас 25%), а через три года опустится до 5%. На подержанные самосвалы падение будет еще существеннее: с 30 до 15% сразу после вступления, а через три года — до 10%. Однако, по мнению экспертов, величина утилизационного сбора на грузовые автомобили (от 700 тыс. до 1,5 млн руб., по информации «Коммерсантъ-Online») позволит отыграть потери от снятия торговых барьеров.

Точно сказать, будет ли в итоге введен утилизационный сбор, нельзя — все-таки хитрость, придуманная российскими властями, идет вразрез с правилами ВТО. Но тот факт, что государство всеми силами пытается отстоять отечественный автопром, необходимо отметить. Более того, у нас остался еще один немаловажный козырь: соглашение о промышленной сборке, согласно которому зарубежные автопроизводители, открывшие производство на территории страны, получают право беспошлинно ввозить автокомпоненты к машинам. Взамен они обязаны соблюдать два условия: локализовать производство до 60% и выпускать в год не менее 300 тыс. автомобилей. Еще до того как вопрос о вступлении в ВТО был решен, соглашение подписали такие автогиганты, как Volkswagen, Ford, Renault-Nissan и General Motors. Фактически соблюдение соглашения означает привязку этих компаний к российской земле минимум до 2018 года. Это, конечно, не отменяет вопрос о судьбе российских брэндов, но дает им возможность выжить в условиях кооперации с иностранными производителями. Если же эти возможности будут упущены, высок риск того, что конкурировать на российском рынке автопрома будут иностранцы-импортеры и иностранцы-производители.

АПК: кругом только риски

 

Не так оптимистично выглядит ситуация с отечественным сельским хозяйством. Рисков для отечественного АПК в условиях вступления в ВТО хоть отбавляй. Во-первых, разумеется, снизятся пошлины и квоты на ввоз сельскохозяйственной продукции. Приведем наиболее «шокирующие» для отечественных производителей цифры, затрагивающие одну только свиноводческую отрасль. Пошлина на ввоз живых свиней снизится одномоментно в восемь раз — до 5%, пошлина на субпродукты снизится с 25 до 15%, внутри квоты в 430 тыс. т пошлина на ввоз мяса свиней вовсе обнулится. При этом угрозы роста импорта по более низким ценам затронут не только свиноводов, но и производителей говядины, птицеводов, молочников, рисоводов и др.

Во-вторых, не стоит ждать существенного улучшения для отечественных экспортеров сельскохозяйственной продукции, например производителей зерна. Практически неизменными останутся квоты на ввоз зерна в страны ЕС из России, а экспорт на восточные рынки будет ограничен из-за недостаточной инфраструктуры.

В-третьих, негативно скажется на будущей конкуренции высокая себестоимость продукции отечественного АПК. В силу ряда причин цены на российскую сельхозпродукцию, как правило, выше, чем у иностранных конкурентов. Некоторые из этих причин, такие как высокая цена заимствования или низкая производительность труда, теоретически устранимы. Но вот, к примеру, особенности российского климата, существенно влияющие на себестоимость продукции, вступление в ВТО изменить не сможет. Это, кстати, еще один довод в пользу того, что сам по себе АПК без поддержки со стороны государства выжить не сможет.

И наконец, в-четвертых, не до конца отработаны меры государственной поддержки. Отметим, что в ходе переговоров о вступлении в ВТО Россия выторговала себе существенные льготы по возможности субсидирования АПК: с $9 млрд величина господдержки к 2018 году должна снизиться до $4,4 млрд. Это дает определенные поводы для оптимизма, однако главный вопрос заключается в следующем: потянет ли российский бюджет такие суммы для поддержки АПК? Судя по недавнему выступлению первого вице-премьера Игоря Шувалова в Совете Федерации, не потянет. «Откровенно вам скажу, я не вижу ресурса у Российской Федерации в настоящий момент предоставить помощь сельхозпроизводителям в том объеме, что мы выторговали в процессе присоединения к ВТО, — заявил чиновник. — Это очень большой объем, я сомневаюсь, что у нашей бюджетной системы есть такие возможности».

Тем не менее сейчас в правительстве спешно разрабатывают меры поддержки отечественных производителей: решают, кого и как спасать первым. Из последних предложений: создать с нуля мясное скотоводство и выйти по нему на самообеспечение. Стоит также отметить, что у страны кроме прямого субсидирования есть еще возможность применять целый набор стимулирующих мер, входящих в так называемый «зеленый ящик» поддержки. Сюда входят мероприятия, не оказывающие прямого влияния на уровень цены сельскохозяйственной продукции, но делающие жизнь производителей комфортнее: формирование инфраструктуры, ликвидация последствий стихийных бедствий, финансирование науки и пр.

Кстати, с точки зрения нетарифных методов защиты экономики у российского правительства довольно большое пространство для маневра. И это касается не только отраслей АПК. «Все страны используют нетарифные барьеры, — говорит Иван Смирнов. — Если мы посмотрим на передовые экономики, они все очень активно используют любые механизмы защиты своей промышленности. Приведу пример США, где за последние десять лет было принято более 3500 фитосанитарных и порядка 7000 технических барьеров. Второй пример — Китай, который, несмотря на крайне экспортно ориентированный характер промышленности, всеми правдами и неправдами пытался не выполнять взятых на себя обязательств. Образно говоря, это была методика “шаг вперед — два шага назад’’: исключение одного барьера с последующим введением дополнительных».

К сожалению, список отраслей, для которых вступление в ВТО представляет угрозу, не ограничивается автопромом и АПК. Ухудшение внешнеэкономической деятельности может ждать даже нефтяников и газовиков. «Первоначально при создании правил ВТО, включая Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ), не предполагалось, что они будут распространяться на международную торговлю энергоресурсами, включая торговлю углеводородами и электроэнергией. ГАТТ не предусматривает прямых положений касательно энергетической отрасли, которая, вполне очевидно, имеет свою специфику по сравнению с прочими товарами. Однако со вступлением в ВТО крупных стран — производителей нефти, например Саудовской Аравии, а теперь и России, вопросы, связанные с международной торговлей энергоресурсами, стали актуальными для ВТО, — рассказывает старший юрист юридической фирмы «Муранов, Черняков и партнеры» Дмитрий Давыденко. — В ходе переговоров по вступлению России в ВТО иностранные государства требовали от России также сближения внутренних цен на нефть с уровнем мировых цен на нефть, рассматривая разницу между такими ценами как скрытую форму субсидирования национальных производителей. До сих пор принципиальной позицией российских переговорщиков был отказ от сближения внутренних и внешних (экспортных) цен на нефть. Тем не менее не исключено, что в ходе последующих раундов переговоров этот вопрос будет обсуждаться вновь и на Россию будет оказываться достаточно сильное давление с целью склонить ее к выравниванию внутренних и мировых цен на энергоносители».

Немного позитива

 

Список выигравших от вступления в ВТО гораздо меньше. Речь не идет о правительственных манифестах, согласно которым Россию ждет улучшение делового климата, приток инвестиций и технологий из развитых стран. Более прагматичные выгоды, и то не сразу, получит считанное количество производителей. В числе первых — металлурги, на продукцию которых приходится основная доля ограничительных мер, принятых странами-импортерами. Второе место занимают производители минеральных удобрений и представители химической промышленности.

Дискриминационное отношение западных стран к продукции отечественной черной металлургии и химической промышленности связано в первую очередь с ее высокой ценовой конкурентоспособностью. Экономически это связано с рядом факторов, например дешевой рабочей силой, однако западные страны — члены ВТО не упускают возможность ввода ограничительных пошлин или антидемпинговых мер для российской продукции. В условиях ВТО Россия получит возможность решать все эти вопросы в рамках выработанных механизмов.

Дополнительно следует отметить, что большие преимущества от членства в торговой организации получат отечественные ритейлеры — благодаря появлению на российском рынке дешевой импортной продукции и той самой пресловутой конкуренции, в которую придется вступить отечественным производителям. Этот фактор, кстати, может полностью нивелировать заявления о том, что от вступления в ВТО выиграет в первую очередь российский потребитель. Дешевизна импортной продукции, освобожденной от высоких пошлин, может почти полностью перейти в прибыль торговых компаний — в лучшем случае потребитель заметит лишь небольшое удешевление.

По большому счету, говорить о том, что ВТО — это вызов для отечественного бизнеса, в корне неверно. В первую очередь это вызов для государства, которому в ближайшее время предстоит решить целый ряд важных вопросов: от формирования уполномоченного органа, который будет рассматривать обращения российского бизнеса по вопросам защиты национальных интересов и использования механизмов ВТО для разрешения возникающих споров, до выработки действенных мер по поддержке наиболее уязвимых к снятию внешнеторговых барьеров отраслей.


КОММЕНТАРИИ БИЗНЕСМЕНОВ

Как ВТО скажется на производственном секторе и секторе услуг?

Александр КУЗЬМИЧЕВ, директор Департамента управленческого консультирования группы компаний «АКИГ»:

 

Спустя 18 лет, после долгих переговоров Россия, наконец, получила окончательный зеленый свет на вступление во Всемирную торговую организацию.

К положительным моментам данного шага следует отнести, во-первых, внедрение в российскую экономику стабильных, предсказуемых правил игры и единых подходов в применении механизмов регулирования хозяйственной деятельности. Это в свою очередь повысит инвестиционную привлекательность российской промышленности и сферы услуг и сделает более предсказуемым экономический и правовой климат в России.

Во-вторых, членство в ВТО в стратегическом плане даст мощный импульс для динамичного инновационного развития экономики. Вхождение в ВТО необходимо России для обновления производственных мощностей. «Нам не модернизировать нашу экономику без вступления в ВТО. (…) Пока реальной конкуренции (российские производители) не почувствуют — не будут вкладываться в модернизацию», — сказал 11 апреля 2012 года в Государственной думе председатель Правительства Владимир Владимирович Путин.

В-третьих, вступление России в ВТО улучшит условия доступа на мировые рынки российских товаров и услуг. Кроме того, Россия получит доступ к механизму разрешения торговых конфликтов и право участия в выработке новых правил международной торговли.

По расчетам Всемирного банка, умеренно позитивное влияние вступление России в ВТО создаст для химической и угольной промышленности, телекоммуникации, транспорта и грузоперевозок, торговли, финансовой сферы и сферы услуг.

Однако новая реальность, которая образуется после вступления России в ВТО, рост конкуренции — это серьезный вызов для целого ряда отраслей российской промышленности: некоторые из них пострадают от вступления в ВТО. В первую очередь это машиностроение, легкая промышленность и сельское хозяйство.

Сейчас Правительство РФ совместно с отраслевыми объединениями рассматривает ситуацию в этих секторах и разрабатывает конкретные механизмы гибкой поддержки отечественного производителя, что должно помочь этим отраслям более безболезненно встроиться в новую реальность.

Александр КРЫЛОВ, генеральный управляющий компании АРПИКОМ:

 

Оценить эффективность вхождения России в ВТО достаточно сложно по многим причинам. Показатели развивающихся стран, которые вступали в ВТО до нас, для России не особо применимы, поскольку ситуация в этих странах отлична от нашей. Состояние экономики у нас более плачевно. Слабо развита промышленность, сельское хозяйство отнюдь не в лучшей форме (за исключением некоторых отраслей), очень высокий уровень коррупции, несовершенная налоговая система, высокие процентные ставки по банковским кредитам, высокие внутренние цены на энергоносители. К тому же в России очень высокий порог для вхождения в предпринимательство, начинающему бизнесмену трудно открыть свое дело. После вступления в ВТО эти причины могут привести к довольно серьезным негативным последствиям для российской экономики.

Одно из условий вступления в ВТО предполагает снижение импортных пошлин, и это хорошо для нас как для потребителей продукции, но тот же самый фактор может негативно сказаться на российских сельхозпроизводителях, на машиностроительных компаниях и отчасти на сфере услуг.

За весь период «новой» России в экономике так и не произошло структурных изменений, она продолжает носить сырьевой характер, что тоже будет сдерживать наши конкурентные преимущества.

С другой стороны, у нас есть и положительный опыт «глобализации» экономики. Если проводить параллели с автомобильной промышленностью, то не секрет, что в России представлены почти все крупные западные концерны, и пока это сказывается положительно. В регионах, где есть автомобильные заводы (к примеру, в Калуге), создаются новые рабочие места, и локальная экономика работает лучше.

Предпосылок для серьезных ухудшений в сфере ресторанного бизнеса я в первом приближении не вижу. У компании АРПИКОМ очень высокий уровень сервиса и качества, поэтому мы не боимся прихода зарубежных конкурентов, да и навряд ли можно ожидать появления новых крупных ресторанных сетей на российском рынке. А снижение пошлин на импортные товары может благоприятно сказаться на бизнесе, потому что ключевое сырье для ресторанов АРПИКОМ — мясо и морепродукты в основном импортные, доля российского мяса невелика. Полагаю, что на российских производителях мяса вступление в ВТО не отразится негативно.

Правда, существует определенный риск того, что рестораторы могут ощутить отток гостей, поскольку может усилиться расслоение общества, и это приведет к расслоению рынка на «рестораны для богатых» и «рестораны для бедных», и рестораны для среднего класса станут менее востребованы. Но в таком случае этот процесс коснется всех отраслей экономики, а не только сферы услуг.

Да, на сегодняшний момент для России вступление в ВТО может оказаться болезненным. Однако, скорее всего, сам процесс будет плавным, он займет несколько лет, с постепенным применением всех договоренностей с ВТО, и это позволит сгладить негативные последствия.

Чтобы превратить вступление в ВТО в преимущество, государству необходимо не только решить описанные выше старые проблемы российской экономики, но и предпринять активные действия по стимулированию частных инвестиций, улучшению инвестиционного климата, разработке и применению налоговых льгот, выработать программы субсидирования для приоритетных отраслей экономики.

Потому и говорить о том, каким образом придется приспосабливаться к новым реалиям, несколько преждевременно. Вступление в ВТО — это вызов экономике России. Возможно, это, наоборот, даст толчок ее развитию, поскольку мы встанем перед выбором: либо будет еще хуже, либо придется принимать законы, которые будут способствовать снижению коррупции, помогать предпринимателям, улучшать инвестиционный климат, стимулировать развитие ведущих отраслей экономики и уменьшать контролирующие функции государства. Очень хочется в это верить.

Егор ИВАНОВ, руководитель отдела переводов Бюро переводов «АБЕ»:

 

Конечно, вступление России в ВТО в значительной степени изменит существующее положение дел в сфере услуг. Причины просты: новый этап открытия рынков и двусторонний канал обмена ресурсами.

ABE Translation, как представитель сферы услуг, ожидает увеличения объемов заказов от своих постоянных клиентов в связи с работой на новых рынках, а также привлечения новых крупных игроков в качестве клиентов. При этом затраты на перевод у иностранных партнеров, очевидно, снизятся, так как стоимость переводческих услуг за рубежом ощутимо выше. На ценовой политике также отразится приток носителей языка — себестоимость перевода для агентств снизится, а качество будет расти.

Отдельно стоит отметить потенциальный рост востребованности некоторых тематик перевода: перевода инструкций (в связи с импортом оборудования из-за рубежа), устного перевода (в связи с активизацией внешнеэкономической деятельности), а также ряда других тематик, так или иначе связанных с работой на новых рынках.

Крайне важен и обмен опытом — думаю, многие компании сферы услуг планируют изменения в собственной работе, а некоторые уже делают первые шаги. Наша компания не стала ждать развития внешнеэкономических процессов и вступила в международную ассоциацию GALA, став полноправным членом лингвистического сообщества мирового уровня.

Владимир НЕКРАСОВ, генеральный директор Contour Components:

 

Вступление в ВТО — это глубоко правильный шаг. Пострадают те, кто делают неконкурентоспособный товар и продают его по завышенным ценам. А зачем нам такие отечественные производители? Россияне имеют право на качественный продукт. Российский производитель должен привыкнуть, что делать дрянную и дорогую продукцию — позорить страну. Президент Медведев при попытках модернизации столкнулся с такой проблемой: у отечественных предприятий нет спроса на инновации — даже звучал лозунг: «Принуждения к инновациям». Лучшее принуждение к инновациям — свободная конкуренция с ведущими мировыми производителями. Естественно, банкам, ВАЗу, крестьянам, использующим архаичные технологии, поначалу придется несладко. А для ИТ-отрасли, например, ничего не изменится — она изначально вынуждена конкурировать с мировыми вендорами на равных.

Вторая важная идея ВТО состоит в том, что в современном мире нельзя ограничиваться местным рынком. ВТО поможет открыть глаза на существование огромного мирового рынка. Знаменитые, «не имеющие аналогов в мире» товары и технологии должны продаваться по всему миру, только так можно доказать «мировой уровень». Именно тиражирование позволяет окупать инвестиции в разработку качественных товаров. Российские товары и услуги должны изначально проектироваться для мирового рынка, тогда они смогут конкурировать дома в условиях свободного рынка. Например, Сбербанк должен открывать филиалы в США, Великобритании, «АвтоВАЗ» — продавать автомобили в Германии и Японии. Российские овощи должны продаваться в Голландии и Италии. Мы можем внедрить ранчевое животноводство на наших огромных территориях и завалить экологичной говядиной и олениной всю Европу. Этот путь уже пройден Японией и Кореей, по нему успешно идет Китай. У России нет других вариантов, кроме как ставить перед собой предельно амбициозные цели, если мы не хотим быть страной третьего мира.

Наталья ЯКОВЛЕВА, руководитель ГК «АВИС»:

 

Вступление России в ВТО значительно повлияет на культуру производства отечественных товаров.

Придется соответствовать международным требованиям по качеству и работать над снижением себестоимости.

Особенно это касается нашей отрасли — производства продуктов питания и выращивания сельскохозяйственных животных и птиц.

Я ожидаю, что в вопросах выращивания птицы и животных на мясо без антибиотиков перейдут от слов к делу, так как это запрос как простых потребителей, так и медиков во всем мире. Потребители давно диктуют, как выращивать сельскохозяйственных животных и птицу, чем кормить. Лично я считаю, что это перебор, особенно для промышленных масштабов производства, это невозможно объединить с технологией производства мяса в индустрии. Но некоторые, например, европейские требования розничных сетей о гуманном оглушении птицы смесью газов (усыплении), вместо воздействия электрическим током на убое, наоборот, экономически весьма позитивны для промышленных масштабов и подстегнут, в хорошем смысле слова, отечественных производителей к модернизации и прогрессу.

Алексей ЦЕРЕХ, заместитель председателя правления ОКЕАН БАНК, руководитель проекта Платеж.RU:

Вступление России в ВТО не касается ключевых моментов: открытия филиалов зарубежным организациям и капитала российских банков.

Филиалы иностранным организациям открывать как было запрещено, так и останется, а входить в капитал российских банков можно было и раньше — этим многие западные банки и воспользовались.

По итогу можно сказать: как для ОКЕАН БАНК (ЗАО), так и для других российских банков это событие, скорее, нейтральное.

Жанна ВОЛКОВА, директор по маркетингу Ebaytoday.ru:

 

Работа с рынками разных стран заложена в основе бизнеса Ebaytoday.ru: мы много лет занимаемся доставкой товаров из зарубежных магазинов — и с аукционов. Вряд ли после вступления России в ВТО пошлины на импорт будут отменены, на НДС это тоже не повлияет. Поэтому финансовые условия работы останутся прежними, по крайней мере еще долгое время.

По сути, несмотря на внешнеэкономические изменения, услуги по заказу товаров из-за рубежа останутся по-прежнему востребованными: языковой барьер, зарубежные платежные системы и прочие нюансы шоппинга также останутся в силе.

Дмитрий ЛАГУН, президент совета директоров AsstrA:

 

Если говорить о рынке логистических услуг, то несомненным плюсом для российских компаний после вступления страны в ВТО станет увеличение грузопотоков (в первую очередь речь идет о секторе FMCG). Снятие ограничений поможет транспортным и логистическим компаниям уменьшить последствия общего замедления деловой активности в развитых странах.

Кроме того, вступление страны в ВТО еще больше откроет российский логистический рынок для иностранной конкуренции. Однако следует понимать, что иностранным компаниям потребуется время на адаптацию в силу специфики деятельности различных регулирующих органов, а также нужно будет быть готовыми к работе с недостаточно развитой логистической инфраструктурой.

В любом случае можно ожидать увеличения количества сделок M&A: скорее всего, некоторые иностранные логистические операторы именно так решат выходить на новый рынок.

Если говорить о производственном секторе, то тут следует ожидать как позитивных, так и негативных последствий.

По оценке Министерства экономического развития РФ, российские предприятия ежегодно теряют порядка $2 млрд в год от торговых ограничений. Механизм ВТО должен сократить эти потери.

Однако есть и минусы. На данный момент не все отрасли готовы к вступлению в ВТО. К примеру, российскому автопрому, возможно, понадобится дополнительная помощь. Также сложно будет традиционным отраслям, таким как сельское хозяйство и машиностроение, которые сейчас частично защищены государством от конкуренции с зарубежными производителями. Многим предприятиям необходимо будет модернизироваться или уходить с рынка. Возможны риски для ряда высокотехнологичных производств, развитие которых на сегодняшний день также зависит от поддержки государства.

Открытие границ заставит многих производителей дифференцироваться и искать свои ниши, например в экономическом классе, и т.д. Стратегий может быть много, в зависимости от отрасли, где компания работает, ее конкурентоспособности, доступа к ресурсам.

Татьяна БАСКИНА, генеральный директор компании BigFish:

 

Вопрос о вступлении России в ВТО решался так долго, что за это время успело подрасти новое поколение россиян, не заставших времен тотального дефицита.

Изменились наши ожидания, цели и приоритеты, хотя экономика осталась по-прежнему преимущественно сырьевой. И вот, успешно завершившись, присоединение к общему рынку продолжает вызывать очень противоречивые отклики в обществе и бизнес-среде.

Если мыслить строго экономическими категориями, то Правительство РФ предусмотрело ряд мер, которые защитят отечественного производителя.

Даже при снижении импортных пошлин на 2—5% в агропромышленном секторе, автопроме и деревообработке мы одновременно экономим потери от антидемпинговых мер — это, по оценкам экспертов, от $2 млрд до $4 млрд ежегодно. К тому же снижение пошлин произойдет не единовременно, а в течение пяти — восьми лет, а сельское хозяйство будет получать субсидии. Много опасений высказывалось в отношении газового сектора, но напрасно — он остается наиболее защищенным. В сфере услуг никаких драматических изменений — иностранные банки продолжат работу через российские филиалы. Значительную угрозу видят для себя страховщики, так как ряд услуг в России еще недостаточно развит (например, страхование жизни), и иностранные игроки здесь могут иметь значительные преимущества.

В целом вступление в ВТО для России — естественная составляющая интеграции в мировое экономическое сообщество, эффективная экономика не может оставаться в изоляции, производство всех ведущих мировых и ряда российских компаний расположено за пределами страны происхождения. Будем надеяться, что выиграют потребители товаров народного потребления, а у производителей повысится качество продукции вследствие конкурентной борьбы.