Алексей ФОМЕНКО: вступление России в ВТО должно стать для стройиндустрии стимулом к выработке собственной стратегии развития

Текст | Николай КОРОЛЕВ, Катерина ТАТАРНИКОВА
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Генеральный директор ООО «Трансстройинвест» (управляющая компания инвестиционно-строительного холдинга) Алексей Фоменко — о задачах для строительной индустрии в период интеграции российской экономики в глобальную.

— Алексей Николаевич, как, по вашему мнению, повлияет на российскую строительную индустрию вступление нашей страны в ВТО?

— Россия такая страна, что сказать, как вступление в ВТО отзовется на нашей экономике, непросто. Понятно, что иностранные компании — это усиление конкуренции…

— Что хорошо…

 

— С одной стороны, да. С другой стороны, предоставление возможности иностранным юридическим лицам зарабатывать, например, на российском строительном рынке означает большой отток капитала из России.

Конкуренция, я считаю, должна быть только между российскими строительными организациями — чтобы деньги оставались на российском рынке: в виде прибыли, которая вкладывается в российское активы или реинвестируется в производство, в виде зарплат, которые получают российские рабочие и ИТР…

Иностранные компании привыкли вывозить средства на родину, туда, где они были созданы. Понятно, что для них очень привлекателен российский рынок. Наша страна сегодня строится — строятся дороги, заводы, офисные центры, жилые дома, школы, аэропорты… Количество строительных проектов у нас огромно, и оно будет только нарастать. Но выгодно ли нам использование иностранных компаний — большой вопрос. По-моему, не выгодно.

Мое мнение: иностранные строительные организации должны присутствовать на нашем рынке только как консультанты. Могут консультировать по новым технологиям, качеству работ, менеджменту. Но мы должны исключить для них возможность строить в России.

Во-первых, как я уже сказал, чтобы заработанные средства оставались в России. Во-вторых, я не знаю ни одной строительной задачи, даже самой технически сложной, которую не могла бы решить российская строительная индустрия. Квалификация наших компаний очень высокая. Много молодых амбициозных фирм, сильных профессионалов.

При этом мы должны быть на переднем крае научно-технического прогресса в строительстве, и нам очень важен опыт иностранных компаний. На строительстве одного из сегментов трассы Москва — Санкт-Петербург в качестве консультанта работает французская компания: она консультирует по технологиям, осуществляет технический надзор, внедряет свои технологии на территории России, улучшая качество строительства и менеджмента. Такой приход иностранцев на российский рынок я только приветствую!

— Вы считаете, что нужно ограничить право иностранных компаний получать подряды на тендерах?

 

— И на тендерах, и без тендеров: иностранные строительные организации должны быть лишены права выступать и в качестве генподрядчиков, и в качестве субподрядчиков на российском строительном рынке.

— Но, может быть, имеет смысл допустить присутствие иностранных организаций на отдельных сегментах строительного рынка, где в данный момент необходима конкуренция?

 

— Ничто не мешает иностранным компаниям создать российское юридическое лицо, платить налоги в России, нанимать сотрудников — и конкурировать на любом сегменте строительного рынка. Я веду речь не об ограничении конкуренции, а о формах присутствия иностранного капитала в стране и борьбе с вывозом капитала из России.

Необходимо создавать условия для того, чтобы капитал не вывозился из страны — как иностранным бизнесом, так и российским, чтобы деньги работали в России. Для этого требуется, в первую очередь, формирование благоприятного инвестиционного климата, но и ограничения юридического характера тоже важны.

— Пряник и кнут?

 

— Да. Конечно, очень важно тиражировать опыт регионов, которые успешно привлекают иностранный капитал и создают оптимальные условия для отечественного бизнеса. Это Калужская область, Татарстан, Белгородская область… Такие условия должны быть созданы во всех регионах страны. Максимальные преференции для инвесторов, вкладывающих в развитие территорий, — таким должен быть главный принцип инвестиционной политики.

Но одновременно нужно бороться с вывозом капитала, с бизнесом, у которого по отношению к российским проектам чисто спекулятивный интерес.

— Вступление в ВТО — это возможность для наших компаний выйти на иностранные рынки…

 

— А так ли это важно нам, российским строительным компаниям? Россия — огромная страна, и чтобы привести всю ее инфраструктуру в то состояние, в котором она должна находиться, потребуется еще не один десяток лет. Дороги, заводы, города — все это нужно приводить в порядок.

Стоит отъехать от Москвы на 200 км, и мы увидим территории, где не ступала нога современного строителя. А вы говорите — иностранные рынки. Страна как раз заинтересована в том, чтобы отечественная стройиндустрия нашла применение своим силам на родине.

А что касается ВТО, я не очень большой энтузиаст в отношении нашего вступления в эту организацию. Оно означает снижение импортных пошлин — это плюс для потребителей. А для обрабатывающей промышленности это минус. Вступление в ВТО может стать положительным для иностранных экспортеров, в отношении продукции которых действовали ограничения на иностранных рынках.

Иностранные компании должны строить свое производство, а не ввозить продукцию по сниженным пошлинам — вот тогда будет плюс для российской экономики. Об этом свидетельствует опыт других стран.

Во многих странах, например, таможенная ставка на строительную технику — 100%! Для производителей строительной техники исключается возможность ввозить ее из-за рубежа. Никто не будет покупать! Они вынуждены заходить на внутренний рынок и строить производство там, где расположен внутренний рынок.

— Компенсировать отсутствие таможенных ограничений можно хорошими условиями для развития иностранного производства в России… В конце концов, у нас большой рынок, и мы находимся в уникальном положении: в России можно производить и для Европы, и для Азии, и для Америки…

 

— Безусловно. Очень важно, чтобы предприниматели занимали более патриотическую позицию в отношении закупок техники.

— Покупали российскую?

 

— Покупали ту технику, что производится на территории страны. Я, например, приобретаю только то оборудование, которое произведено в России.

Во-первых, это денежные средства, которые остаются в нашей стране, во-вторых, стабильное создание рабочих мест. Наши сограждане будут вовремя получать достойную заработную плату, иметь хорошую работу. А это стабильность общества, ликвидация почвы для криминала…

— А все ли производители строительной техники уже работают в России?

 

— Практически все — Scania, Volvo, Komatsu… Компания John Deere недавно вошла на российский рынок — построила большой завод строительной техники, выпускает бульдозеры, грейдеры. Что касается асфальтовой техники, раньше у нас выбора не было — приходилось завозить из-за рубежа. Но теперь есть производство в России, и мы приняли решение, что расторгаем договор с прежним поставщиком. Будем покупать технику, произведенную нашими рабочими.

— Радикальный налоговый маневр — каков ваш взгляд на него?

 

— Должна быть сформирована схема уплаты налогов, которая соответствует сегодняшним экономическим реалиям.

Текущее налоговое бремя выдерживают крупные компании. Небольшие фирмы, для того чтобы стать «боеспособными» на рынке, должны иметь поблажки, может быть, даже в виде отмены налогов на начальный период деятельности. Во многих азиатских и европейских странах начинающие строительные организации полностью освобождаются от налогов.

Начинающей фирме приходится приобретать и технику, и офисные помещения. 25—30%, остающиеся у них в бюджете при освобождении от налогов — серьезнейшее подспорье.

Не секрет, что очень много мелких строительных организаций, небольших компаний вообще стремятся уйти от налогового бремени: используют серые схемы, производят иные операции… Государство от этого страдает.

— И сами предприниматели страдают…

 

— Конечно. Ведь все тайное рано или поздно становится явным. Все схемы вскроются: налоговые инспекции сегодня очень квалифицированные, у них хорошая методика работы, сильные специалисты. А это означает заведение различного рода дел, развал компаний, потерю работы людьми…

— Гораздо проще на государственном уровне создать ряд налоговых послаблений…

 

— Вот именно. Может быть, и не отказываться полностью от налогов, а ввести для малого бизнеса налог с оборота — 3—5%.

Тогда будет открытая, понятная ситуация.

— Что делать с большим количеством маленьких строительных организаций, наводнивших наш рынок?

 

— Очень много маленьких компаний, которые не всегда соответствуют уровню выигранных тендеров. Они не всегда являются специалистами в той отрасли, по которой получили контракт. Возникают проблемы и в качестве исполнения строительных работ, и в финансовых вопросах.

Что делать? На мой взгляд, должны создаваться холдинговые строительные компании. Если я умею класть бетон, я никогда не буду заниматься, к примеру, стеклами, если мне не нужно будет зарабатывать любой ценой. Консолидация в строительном бизнесе снимает эту проблему.

В ряде стран есть крупные компании, которые занимаются строительством крупных проектов на территории, включающей несколько районов, земель — только этим и ничем другим. И есть компании, которые занимаются только эксплуатацией таких объектов. При этом первые не пытаются расширять свой бизнес за счет прихода на рынок эксплуатации, а вторые не пытаются выйти на рынок строительства — они делают то, в чем разбираются лучше всех, то, что могут делать правильнее и дешевле всех. При этом они входят в состав крупного строительно-эксплуатационного холдинга.

Преимущество ВТО состоит в том, что она подвигнет нас обратиться к международному опыту и в конце концов выработать собственную стратегию развития строительного рынка и строительной индустрии. Она у каждой «большой» страны своя — ведь в каждой стране есть специфика.

Мое личное мнение об этой стратегии: основу российского строительного бизнеса должны составлять холдинги, в которых будет работать определенное количество маленьких компаний, и их обязанностями станут именно те направления, которые они умеют делать лучше всего. Крупные строительно-эксплуатационные компании могут работать, например, в масштабе макрорегионов.

Другой момент: наш рынок пока не готов к развитию, будучи целиком частным, без государственного участия.

— У игроков рынка проблемы с социальной ответственностью?

 

— И это тоже, но самое главное — бюрократическая составляющая на строительном рынке сейчас очень и очень высока.

Для ее исключения в таких холдингах обязательно должно присутствовать государство, причем в лице федерального правительства.

— В качестве акционера?

 

— Да. Может быть, акционера с золотой акцией, но непременно нужно быть в составе акционеров и совета директоров.

— А почему федеральное правительство, а не региональное?

 

— Я говорил уже в прошлых своих интервью, что региональные власти оказывают и так слишком сильное влияние на строительный рынок. По существу, в России сегодня не единый строительный рынок, а сообщество региональных строительных рынков. И все эти рынки в высочайшей степени зависимы от региональной власти.

— Сейчас на рынке заказчик в лице регионального правительства имеет большие по сравнению с другими интересы, и строительные организации вынуждены соблюдать возникающие пожелания такого заказчика?

 

— В настоящее время, по моему мнению, строительные компании должны быть независимы от региональных политических процессов в части самой политики, но не в ущерб качеству и срокам исполнения своих задач. Смена власти в субъекте Федерации не может вести к революциям на строительном рынке — ни большим, ни малым. Развитие рынка должно идти своим чередом, его регулирование должно быть поднято с регионального уровня на федеральный.

— Кроме того, важно совершенствование тендерной практики?

 

— Да. Когда тендеры будут абсолютно беспристрастны и независимы, возможность победить на них получат компании из любого региона России и любого уровня — вот тогда будет по-настоящему конкурентный, эффективный строительный рынок.

— И плюс к этому крупные строительные холдинги с государственным участием?

 

— Да. Как это может работать, мы можем наблюдать на примере развития компании «Аэрофлот». У нее есть федеральный акционер, за счет этого компания не имеет многих из тех проблем, которые имеют исключительно частные компании. Компания — успешная бизнес-структура: входит в тройку-четверку крупнейших авиакомпаний мира. Отличное качество обслуживания, высокий уровень безопасности!

Я лично летаю только «Аэрофлотом» — ни Lufthansa, ни Emirates. Как можно отдавать деньги другим, когда есть собственный национальный чемпион в области авиационных перевозок?

Мне нравится подход руководства «Аэрофлота». Компания государственная в хорошем смысле этого слова — не зависит от текущих политических раскладов. И поэтому в ней не происходит резких смен курса, высшего менеджмента…

— Для того чтобы национальные чемпионы были столь стабильны, нужно отказаться от практики назначения на посты руководителей компаний бывших министров и других крупных чиновников, участвующих в тех или иных политических фракциях…

 

— Политический аспект не готов комментировать. Но мы должны иметь в виду: первое лицо компании не обязательно должно быть отраслевым специалистом. Задача первого лица — видеть и ставить цели развития компании как бы извне. Например, строительная отрасль — это не только строительные задачи в узком смысле, это еще и экономика, финансы, отношения с партнерами, кадровая политика.

Для управления внутренними механизмами бизнеса есть исполнительный директор. Собственно производством должны руководить профессионалы, прошедшие все ступени профессиональной карьеры, знающие все стороны работы.

— Во время прошлой нашей встречи полгода назад в составе вашего холдинга было меньше компаний, чем сейчас…

 

— Мы действительно выросли, но с тех пор несколько пересмотрели подходы к росту нашей группы. Мы более четко определились с направлениями бизнеса.

Отдельная компания в составе нашей группы занимается производством асфальтобетона и бетона, отдельная фирма — электрикой, еще одна — светосигнальным оборудованием по аэропортовым комплексам… Есть компания, которая занимается малоэтажным жилищным строительством — по совершенно новой идеологии и технологии, с индивидуальными котлами обогрева, новейшими материалами, принципиально иной, чем мы привыкли, «европейской» планировкой…

При этом холдинг полностью консолидирован: между его структурами нет прежних барьеров. Все работают на единые цели, над одними и теми же проектами. Мы строим единый офис для холдинга. Довольно долго шли переговоры о выделении земельного участка — теперь они завершены.

Мы хотим, чтобы все находились в одном офисе: и проектировщики, и организации, которые выполняют иные виды работ. Чем ближе друг к другу сотрудники, тем лучше они владеют ситуацией. Возникают проблемы в одной из организаций — консолидируем ресурсы для помощи ей.

Если какая-то фирма стала неэффективной из-за резкого сокращения спроса на том или ином рынке, мы ее закрываем или присоединяем к другой фирме. В этом смысле единый холдинг — это когда каждый понимает бизнес в целом, вносит свой вклад в этот бизнес, происходит взаимообогащение идеями, подходами, знаниями, специалистами.

— На этой собственной территории будет и учебный центр, создание которого вы давно планируете?

 

— Да. Будем готовить механизаторов, рядом будет вахтовый поселок…

— Ваша новая модель бизнеса похожа на АФК «Система»…

 

— Это просто правильная система. Сегодня в холдинге более 200 постоянных специалистов, значительный уставный капитал. Это уже крупная строительная компания, способная конкурировать с другими крупными компаниями.

— Крупная строительно-эксплуатационная компания широкого профиля?

 

— Да, с молодыми специалистами, с новейшими технологиями.

— Теперь небольшие компании вы не будете брать под крыло?

 

— Будем! Если мы сталкиваемся с заказом, который требует привлечения специализированной организации определенного профиля, мы такую организацию привлечем, но интегрируем ее в холдинг.

— Не оставите в статусе субподрядчика?

 

— Скорее всего, нет. У нас консолидированный холдинг, что подразумевает единое руководство всеми аспектами деятельности, единый контроль качества, массированное использование строительных инноваций — мы сотрудничаем со всеми ведущими институтами строительной отрасли, возможность использовать новейшую технику в необходимом объеме — со всем необходимым ремонтом и обслуживанием, возможность восполнить дефицит персонала по тем или иным позициям.

В этом году мы начнем новый проект в сфере малоэтажного строительства — в сельском поселении Первомайское Наро-Фоминского муниципального района Московской области. Уже совсем скоро начнется строительство нашего поселка.

Его автором была проектная организация, вошедшая к нам в холдинг в прошлом году. Мы предоставили ей возможность не бегать по рынку в поисках заказов на проектирование, а загрузили серьезными, соответствующими квалификации этих профессионалов заказами в нашей компании. Малоэтажное строительство — одно из ее ключевых направлений.

Проект застройки Первомайского — это новый подход к качеству строительства и качеству жилья. Он кардинально отличался от предложений других девелоперов, которые в основном предлагали строить панельные высотки. Панельные дома — это прошлый век.

Мы предложили малоэтажные дома — от трех до пяти этажей — что сейчас, по нашему мнению, более востребовано.

— Типа таунхаусов?

 

— Нет, малоквартирные дома: одно- двух- и трехкомнатные квартиры, а также двухэтажные квартиры большого метража. Квартиры по нашим проектам, в том числе двухэтажные квартиры с мансардой, это нечто новое на российском рынке жилья. Стоимость квадратного метра — не на один десяток процентов меньше, чем средняя цена на подмосковном рынке.

При этом стоимость двухэтажной квартиры складывается из стоимости метража на первом и на втором этажах. То есть двухэтажная квартира дешевле, чем квартира такого же метража на втором этаже.

Спроектирован поселок на берегу речки, разработаны очень интересные прогулочные зоны, все дома оборудованы парковочными местами. В поселке будут торговый и медицинский центры, кроме того, мы реконструируем имеющиеся в Первомайском школу и детский сад.

Особо отмечу, что квартиры будут продаваться только после сдачи домов. Было много строительных организаций, которые обманывали, решали свои финансовые проблемы за счет заказчиков — сейчас их меньше. Они строят дом, но не достраивают: у них не хватает средств. А люди внесли деньги — у них ипотека, и еще нужно за съемное жилье платить…

У нашей компании другая финансовая схема: мы будем продавать квартиры только после сдачи того или иного дома. Это позволит аккумулировать прибыль для строительства других домов. В наших проектах малоэтажного строительства мы намерены выйти на рыночную, а может, и немного меньшую, стоимость квадратного метра жилья.

Сегодня готовим второй проект поселка, в котором будет использован новый материал, с применением космических технологий. Этот материал сейчас проходит сертификацию — по своим характеристикам он превосходит требования действующих ГОСТов и СНиПов. Материал с особым напылением, слоеный бетон — ноу-хау, правами на которое обладает наша компания. Очень скоро мы покажем этот материал на строительных выставках.

Для производства этого материала строится новый завод на 300 рабочих мест, он будет производить 100 тыс. куб. м бетона в год. Это бетонный блок с несколькими прослойками. Надеемся, что такой материал станет востребованным на современном рынке, потому что по соотношению цена/качество он не имеет себе равных.

Строительство домов из такого материала — это прорыв в решении проблемы доступного жилья: 100-процентное удешевление! Сегодня стоимость жилья неприемлемо высока. Это мощный сдерживающий фактор для привлечения в Россию новой рабочей силы.

Те, кто приезжают работать в Россию — из Украины, Белоруссии, Латвии и других стран, кто так нужен для развития нашей экономики, не должны ютиться по комнатам, а должны жить в нормальных условиях. Сегодня семья с двумя детьми может позволить себе максимум однокомнатную квартиру. Мы дадим возможность по приемлемой цене приобрести трехкомнатную, причем в современном доме, а не панельном.

— Если бы еще стоимость жилья снизить за счет бюрократических процедур…

 

— Да, сегодня приходится оформлять огромное количество бумаг: для того чтобы начать строительство, нужно собрать более 900 подписей… Бюрократизм очень тормозит развитие строительного рынка и решение жилищной проблемы…

Проблем много. Но мы — русские, нам все по плечу. В том числе и работа в условиях ВТО.


Алексей Николаевич Фоменко родился в 1979 году в пос. Филимонки Московской области. После окончания Марьинской средней общеобразовательной школы Ленинского района Московской области поступил в ПТУ №174 г. Москвы и окончил его в 1996 году.

В 2007 году окончил Московский государственный университет экономики, статистики и информатики по специальности «Менеджмент организации», квалификация «менеджер». В настоящее время заканчивает обучение в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по специальности «Государственное и муниципальное управление», специализация «Государственная служба и кадровая политика».

В 2008 году назначен на должность генерального директора ООО «ДСК “Внуково”». С 2009 года занимал должность генерального директора ООО «ТРАНСИНВЕСТ». Сейчас является генеральным директором ООО «Трансстройинвест».

Женат, воспитывает троих детей.