Женский вопрос к власти

Текст | Нина СЕРГЕЕВА

Несмотря на то что у нашей страны женское имя — Россия, органы власти всех уровней превращены в мужской клуб. Некоторые полагают, что такая ситуация — не просто гендерный перекос, а серьезная потеря качества деятельности властных структур.

В мире нет ни одной влиятельной россиянки

 

Если сегодня попытаться назвать самых влиятельных женщин российской политики, список окажется довольно скудным. Да, конечно, в свое время высочайшие посты занимали Александра Коллонтай и Екатерина Фурцева. Сегодня дамы-политики их уровня — Валентина Матвиенко, Ирина Хакамада (правда, уже практически отошедшая от общественно-политической жизни, сегодня она предпочитает выступать не с трибун, а на рок-концертах со своей группой). Очень авторитетные политики Оксана Дмитриева, Галина Хованская, Нина Останина, ряд других.

Принимать же всерьез за политиков уважаемых Светлану Хоркину, Алину Кабаеву или других прекрасных спортсменок или артисток, наверное, не стоит. Понятно, что это всего лишь декоративное присутствие женщин во власти — их миссия украшать парламент и правительство.

Отсюда и печальная статистика. По данным Нины Останиной, члена Комитета Государственной думы по вопросам семьи, женщин и детей прошлого созыва, в международных рейтингах по равноправию полов в политике мы занимаем 99-е место из 115 возможных. Из 450 депутатов Государственной думы только 14% женщины, а из 166 членов Совета Федерации их только 4%. Не лучше картина и на местах: законодательные собрания некоторых субъектов Федерации представлены исключительно мужчинами. Такая же картина и в органах исполнительной власти.

«Поэтому у нас сегодня женщина не во власти, а при власти», — говорит Останина.

Для сравнения: в Финляндии из 20 членов кабинета министров 12 женщин, в Швеции из 22 — 10 представительниц слабого пола. В США 83 женщины-посла, в Великобритании таковых 30, во Франции — 18 женщин-послов.

В рейтинге Forbes самых влиятельных женщин мира, который возглавила канцлер Германии Ангела Меркель, 65 американок, три китаянки, три индианки — и ни одной россиянки.

Очевидно, что статистика показывает динамику роста экономики стран, которые представляют авторитетные дамы. Однако дело не в рейтинговых местах. Если раньше, лет пять-десять назад, женщины Китая и Индии могли только мечтать о том, чтобы попасть в данную золотую сотню, то сегодня это уже свершившийся факт. То, что россиянки не попали в список, конечно, не самая страшная трагедия, но индикатор восприятия России в мире.

Любопытно, что некоторые россиянки не против роли домохозяек. Бизнесмен Ирина Колобова написала в своем блоге: «Приходится признать, что наши женщины по-прежнему предпочитают скромно стоять у плиты на кухне и варить мужу борщи. Хорошо это или плохо? Думаю, что очень хорошо. Потому что русский человек любого пола слезает с печи только тогда, когда наступает чрезвычайная ситуация. И коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет… Но лучше бы избы не горели, мужчины продолжали бы оставаться самыми влиятельными звездами и самыми неутомимыми добытчиками, а мир продолжал бы воспринимать русских женщин не как ломовых лошадок, на плечах которых держится мировая экономика, а исключительно как самых обаятельных, привлекательных и неотразимо сексуальных красоток. Не знаю, как мужчин, а меня как женщину такая ситуация вполне устраивает».

А «Отличницы» против!

 

В прошлом году в России появилась общественная организация, призванная защищать женщин в российской политике, под названием «Отличницы», которая объединила многих успешных женщин. Среди них олимпийская чемпионка Мария Киселева, актриса Мария Кожевникова, директор Центра изучения элит Института социологии РАН доктор социологических наук Ольга Крыштановская, телеведущая Нара Шералиева, оперная певица Мария Максакова и др. Они уж точно не хотят посвятить жизнь борщам и рубашкам.

«Наверное, впервые такое движение образуется не сверху, а все-таки снизу, по инициативе собственно женщин, — призналась Крыштановская в интервью “Радио Свобода”, — причем не простых женщин, а тех, которых мы называем “отличницы” — женщин успешных, которые не просто хорошо учились и потом хорошо работали, но достигли каких-то заметных успехов в своем деле. У нас есть олимпийские чемпионки, есть успешные бизнесмены, есть известные артисты, ученые, профессора, депутаты Госдумы… Эти женщины заряжены на успех, заряжены на победу, они активные, энергичные и веселые. Вот такая аура вокруг нас».

Среди целей движения, описанных в программном документе (с ним можно ознакомиться на фэйсбук-странице Ольги Крыштановской), — увеличение представительства женщин в политике с нынешних 6% до 50% и введение государственной должности уполномоченного по равенству полов. В планах «Отличниц» — привести женщину на должность президента России в 2018 году.

На какие жертвы готовы мужчины?

 

Естественно, что в канун выборов законодательного собрания страны кандидаты в депутаты стараются максимально набрать очки как для себя лично, так и своей партии. Не стали исключением и последние выборы. Женская тема была довольно популярной. Основной тезис: женщина в политике — признак зрелости общества. Предложения, в том числе, были следующими.

• Принять Федеральный закон о политических партиях, предусматривающий норму: «в партийных избирательных списках представительство одного пола не должно превышать 70% от общего числа кандидатов».

• Принять Федеральный закон «Об обеспечении государством гарантий равных прав и свобод женщин и мужчин и равных возможностей для их реализации», способствующий выполнению статьи 19 пункта 3 Конституции Российской Федерации.

• Законодательно определить дискриминацию как любое различие, исключение или ограничение по признаку пола, которое направлено на ослабление или сводит на нет признание, пользование или осуществление женщинами, независимо от их семейного положения, прав человека в политической, экономической, социальной, культурной, гражданской или любой другой области. Запретить дискриминацию в отношении женщины. Добиваться, чтобы политические права женщин рассматривались в общем контексте прав человека.

• Постоянно привлекать внимание общественности к проблеме равноправия полов.

• Осуществлять гендерную экспертизу законодательства и государственных программ, широкое гендерное просвещение в целях повышения активности гражданского общества.

В целом звучит замечательно и, скорее всего, одобряется женским сообществом, но возникает вопрос: а согласятся ли на такие жертвы мужчины? И нужны ли они?

Отвечает директор Института социальной политики Высшей школы экономики Сергей Смирнов:

— При всем огромном уважении к женскому полу я не вижу необходимости вводить какие-то квоты, принимать дополнительные законы. По факту мы все равны, у нас одинаковое право избирать и быть избранными. Я не уверен, что сегодня есть достаточное число квалифицированных в политическом смысле женщин. Мы уже наблюдали тот факт, что в Госдуме прошлого созыва присутствовали очень милые барышни, но зачем они там были нужны, какую реальную пользу принесли?

Что касается того, что женщины лучше разбираются в социальных вопросах, тоже не соглашусь: мы, мужчины, принимаем активное участие и в процессе деторождения и в деле воспитания. Я бы сказал, что, наоборот, до недавних времен мужчины обладали куда меньшими правами в семье — им практически невозможно было взять больничный по уходу за ребенком, они испытывали определенную дискриминацию при разводе.

Не нужно тащить женщин за шкирку в политику и во власть. Если женщина сильная, она сама прекрасно попадет туда.

Чего хотят женщины?

 

В конце 1970-х — начале 1980-х годов было широко распространено мнение, что советским женщинам не стоит равняться с западными, поскольку у них есть свои успехи, свои образцы для подражания… В эпоху перестройки Михаил Горбачев говорил о необходимости вернуть женщин на их законное место — в дом. Они бы и вернулись, но экономическая ситуация не дала реализовать подобный выбор. Приходилось вести сумасшедший образ жизни — и хозяйство и работа. Сегодня ситуация немножко улучшилась, в первую очередь благодаря стабилизации экономики. Есть маленькая группа женщин-бизнесменов, но почти все влиятельные лица в стране — мужчины. После того как исчезла квота на женщин в структурах законодательной власти, доля женщин в российской политике резко снизилась.

Так действительно ли необходима женщинам политика? На этот вопрос отвечает директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич:

— Поскольку сейчас в России формируется гражданское общество, совершенно естественно, что каждый сегмент этого общества должен представлять свои интересы. Интерес женщин — это социальная политика, вопросы семьи, детей, работы, отсутствие какой-либо дискриминации.

Другое дело, что процесс идет очень неровно, и связано это с советским наследием. Да, во времена СССР существовала квота на женское представительство в законодательных собраниях. В некотором роде существовала неформальная квота в Мосгордуме при Юрии Лужкове, но потом мы снова вернулись к тотальному представительству мужчин в политике. Отдельные дамы, типа Ирины Хакамады, — это исключение. Что касается исполнительной власти — да, на федеральном уровне в правительстве есть женщины, пусть по принципу «блондинка — брюнетка», но хотя бы так.

Что касается регионов, то там ситуация совсем плохая. Сегодня женская доля в органах власти составляет всего 11%, и эта пропорция не меняется вот уже полтора десятка лет.

Мне отрадно, что в московской политике, особенно в неформальной ее части, потихоньку начинается формирование более сбалансированных пропорций. Появились такие яркие деятельницы, как Евгения Чирикова, Ольга Романова, Ирина Ясина, пришедшие не из государственных кресел, а, условно говоря, с улицы. У них могут быть любые политические взгляды и убеждения, но их возможность влиять на процессы говорит о том, что мы все-таки начинаем приближаться к мировым принципам гражданского общества. Отсюда и печальная статистика. По данным Нины Останиной, члена Комитета Государственной думы по вопросам семьи, женщин и детей прошлого созыва, в международных рейтингах по равноправию полов в политике мы занимаем 99-е место из 115 возможных. Из 450 депутатов Государственной думы только 14% женщины, а из 166 членов Совета Федерации их только 4%. Не лучше картина и на местах: законодательные собрания некоторых субъектов Федерации представлены исключительно мужчинами. Такая же картина и в органах исполнительной власти.