Разомкнуть оборонку


Текст | Дмитрий ДИКОВ


Проблемы ОПК напоминают замкнутый круг, и для его размыкания требуются комплексные решения.

В ближайшем будущем российская оборонка получит от государства огромные денежные вливания: в рамках Федеральной целевой программы развития оборонно-промышленного комплекса страны бюджет потратит 20 трлн руб. в качестве госзаказа и еще 3 трлн будут направлены на модернизацию отрасли.

Учитывая, что в результате у предприятий ОПК появится шанс выбраться из затяжного кризиса, от правительства потребуется реализация комплекса действенных мер, способных решить накопившиеся в оборонной промышленности проблемы. На одну из них недавно указал премьер-министр Владимир Путин. В своей статье «Быть сильными», посвященной модернизации вооруженных сил, он предложил провести глубокую ревизию экономической деятельности предприятий ОПК. «Здесь много зон неэффективности — огромные, неоправданные расходы, накладные издержки, которые порой исчисляются тысячами процентов», — отметил премьер-министр.

Комплекс гигантомании

Одна из главных претензий к структуре российского ОПК обусловлена следующим: ключевые оборонные предприятия страны живут своей собственной, независимой от рынка жизнью. «Зачастую эти предприятия заключают в себя весь комплекс производственных работ, — рассказывает Александр Галушка, президент «Деловой России». — Это приводит к тому, о чем говорится в статье Владимира Путина: необходимость поддерживать огромную инфраструктуру ведет к неминуемому росту накладных расходов и снижает рентабельность производимой продукции. На некоторых предприятиях накладные издержки могут достигать 5000—6000% — это совершенное экономическое безумие».

Разговоры об этой проблеме длятся уже не первый год. В 2006 году руководитель ныне упраздненного Федерального агентства по промышленности Борис Алёшин заявлял: «Каждое оборонное предприятие воспроизводит полностью полипродуктовый ряд. На каждом предприятии, помимо своего собственного сборочного производства готовой продукции, у нас реализуется полностью вся гамма вспомогательных производств». Очевидно, за прошедшие шесть лет ситуация коренным образом не изменилась и сфера деятельности оборонных предприятий перегружена работами, которые следовало бы вынести на аутсорсинг.

Во многом проблема обусловлена стремлением к гигантомании, доставшимся крупным оборонным предприятиям с советских времен: это и избыточная инфраструктура, и стремление выстроить полный цикл заготовительных и вспомогательных производств в рамках каждого отдельного предприятия.

Еще одна причина: большая часть предприятий, работающих на оборонку, находится в руках государства. «На Западе оборонные предприятия — это частные компании. У нас, в условиях подавляющей доли государственной собственности в сфере ОПК, у оборонки просто нет стимула применять эффективные бизнес-модели с использованием аутсорсинга», — говорит Александр Галушка.

Напомним, что начавшаяся в 90-ые годы приватизация крупных предприятий для сферы ОПК обернулась прямо противоположным процессом. Последние семь лет активно шла деприватизация и фактически национализация частных оборонных активов с последующим формированием крупных интегрированных структур и холдингов. «В частных руках остались либо новые предприятия, либо не включенные в список оборонных, но фактически имеющие контракты с Министерством обороны», — рассказывает Руслан Пухов, директор Центра анализа стратегий и технологий. Не вдаваясь в политические аспекты таких действий, стоит отметить, что они в итоге привели к тому, что оборонка замкнулась на себе, а небольшие частные предприятия потеряли стимул к возникновению.

Было бы, конечно, неверно представлять российскую оборонку как полностью закрытую от рынка систему, чуждую принципам аутсорсинга. Яркий пример свободной от комплекса гигантомании структуры — Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК). Работы по изготовлению самолетов ОАК ведет в широкой международной корпорации, формируя вокруг каждого своего проекта огромный пул поставщиков. Но поставщики эти зачастую иностранные.

Без малых

Пример ОАК свидетельствует о том, что скинуть с себя балласт лишних производственных задач оборонке не позволяет отсутствие в российской экономике предприятий, способных выступить в качестве аутсорсеров. Согласно общепринятым европейским и американским моделям бизнес-процессов в качестве таких компаний должны выступать предприятия малого или среднего бизнеса, способные сконцентрироваться на узкой специализации. Для России это вообще больное место: большую часть малого бизнеса составляют предприятия розничной торговли. Так что неудивительно, что наиболее остро от этого страдает оборонная промышленность.

Причин несколько. Во-первых, уже упомянутая наследственная гигантомания и государственная собственность в сфере ОПК. Как следствие: отсутствие естественного запроса на формирование малых аутсорсинговых предприятий со стороны промышленных гигантов. Справедливости ради стоит отметить, что резкое сокращение объема оборонного заказа после развала СССР, от которого многие предприятия страдают до сих пор, зачастую приводило к тому, что и отдавать на аутсорсинг было нечего, и выстраивать долгосрочные связи с небольшими предприятиями не представлялось возможным.

Во-вторых, оставляет желать лучшего политика поддержки малого предпринимательства в сфере ОПК. «На Западе деятельность малых предприятий стимулируется государством, причем стимулируют всех без исключения: начиная от булочных и заканчивая хай-теком. Учитывая, что булочную открыть не так сложно, предприятиям, которые производят, например, оптику для оборонки, оказывают еще большую поддержу. У нас пока таких стимулов нет, — рассказывает Руслан Пухов. — Еще один момент: на протяжении многих лет на Западе существовала частная собственность. У нас же, учитывая, что до 90-х годов частного бизнеса как такового не существовало, просто не успела развиться культура малого предпринимательства».

Несовершенство отечественной политики поддержки малого бизнеса можно продемонстрировать на примере. В США при участии бизнеса в исполнении государственного заказа обязательным условием зачастую является заключение субконтракта с малыми предприятиями. Если сумма контракта превышает $500 тыс., то исполнитель обязан предоставить в соответствующее ведомство подробный план использования малых предприятий в качестве субконтрактеров. В российском законодательстве похожая мера существует. Согласно 94-му федеральному закону при исполнении заказа для нужд оборонки заказчики обязаны размещать заказы у субъектов малого предпринимательства в размере от 10 до 20% всего объема заказов. Но учитывая, во-первых, большие сложности с исполнением закупочного законодательства, а во-вторых, закрытый характер российского ОПК, соблюдают, и уж тем более следят за этим положением редко.

Фактически малые оборонные предприятия в России могут формироваться по двум схемам. «В первом случае залогом возникновения малого предприятия должна быть какая-то уникальная разработка, как это произошло, например, в случае одной из компаний, которая начала производить авиационные тренажеры и картографические системы, — рассказывает Пухов. — Сейчас эта фирма работает как с силовыми ведомствами на внутреннем и внешнем рынке, так и с гражданской экономикой. При этом называть предприятие малым или средним уже нельзя. Второй вариант — небольшая частная компания, каким-то образом аффилированная со своим крупным заказчиком — речь идет не о каких-то “отмывочных помойках”, а о небольших компаниях, которые берут под свое крыло крупные государственные корпорации».

Что делать?

Очевидно, что методы для решения описанных проблем в российской оборонке существуют. Во-первых, необходима приватизация гигантов ОПК. Эта мера позволит решить сразу две проблемы: у оборонных предприятий появится стимул для использования эффективных бизнес-моделей, а малый бизнес не будет бояться поглощения крупными холдингами.

Во-вторых, поддержка малого предпринимательства должна выйти на качественно новый уровень. Здесь важная роль отводится региональным властям. Необходимо отметить, что областные администрации, чьи бюджеты напрямую связаны с уровнем бизнес-активности в регионе, уже давно озадачены соответствующей проблемой. Так, например, в прошлом году в Ульяновской области была запущена программа «Ульяновск — авиационная столица России», одной из ключевых положений которой являлось как раз внедрение эффективных бизнес-моделей на авиационных предприятиях области. «Современная производственная модель в высокотехнологичных отраслях машиностроения является одним из ключевых факторов успеха на глобальном рынке, — заявил губернатор области Сергей Морозов. — Включение в глобальное разделение труда, формирование центров компетенций, грамотный выбор поставщиков, использование аутсорсинга — все это является составными частями сложного процесса создания конкурентоспособной продукции».

Положительным моментом является и то, что некоторые предприятия сами начинают осознавать необходимость внедрения аутсорсинга в свои бизнес-модели.

В-третьих, необходимо навести порядок в сфере госзаказа и сделать сферу ОПК максимально прозрачной, чтобы рынок мог оценивать потребности крупных предприятий и формировать соответствующее предложение. Такая мера, кстати, заложена в статье «Быть сильным» Владимира Путина.

Очевидно, что без реализации комплекса как минимум трех этих мер огромные бюджетные расходы, направленные на восстановление оборонки, так и не принесут реального эффекта. p