Пострадал за «непутина»?

Создается впечатление, что снятие Григория Явлинского с президентских выборов было задумано еще Владиславом Сурковым и осуществлено после его ухода по инерции: настолько произошедшее похоже на стиль бывшего серого кардинала российской внутренней политики и настолько не вписывается в современные реалии.

По сообщению ЦИК России, у Явлинского более 25% «плохих» подписей, за что Центризбирком большинством голосов — при одном члене комиссии, голосовавшем против, постановил снять его с выборов. Сам же Григорий Алексеевич утверждает, что недействительных подписей менее 3% — остальные претензии циковцев касаются второстепенных реквизитов в оформлении подписных листов и не делают подписи недействительными.

Так это или нет, но вызывает подозрения «дуплет Чурова»: снятие по решению ЦИК с предвыборной гонки Явлинского и одновременно иркутского губернатора Дмитрия Мезенцева. Это выглядит как сигнал: мол, мы не только оппозиционеров снимаем, но и своих, если они нарушают установленные правила. При этом зарегистрирован Михаил Прохоров — относительно оппозиционный, но менее привлекательный для избирателей, чем Явлинский.

Интересно, что снятию предшествовали активно муссируемые некоторыми слухи, что Явлинский не набирает нужного числа подписей и на выборы не попадает, хотя Явлинский подписные листы в нужном количестве собрал, и даже с запасом. То есть готовность к тому, чтобы «элиминировать» лидера «Яблока» из президентской гонки существовала заранее.

С политтехнологической точки зрения снятие Явлинского дает понятные эффекты. Прежде всего, в первом туре президентских выборов этот кандидат не сможет оттянуть голоса у «основного», и возможность второго тура станет совсем эфемерной. Понятно, что чем кандидатов меньше, тем меньше вероятность голосования за «непутина» и, кстати, больше вероятность снижения явки. А чем ниже явка, тем более гарантированной выглядит победа Владимира Путина в первом туре (которая и так вызывает мало сомнений, даже если ориентироваться на 38-процентный рейтинг, который дает премьеру Левада-центр при обычных значениях явки на выборы в нашей стране — ведь его «ядерный» электорат голосует всегда).

Кроме того, значительная часть пришедших на митинги на Болотной площади и улице Академика Сахарова, по опросам социологов, голосовали на парламентских выборах за «Яблоко». Следовательно, исчезнет возможность агрегировать мнение «рассерженных горожан», как их называет Владислав Сурков, увидеть его оформленным в голосовании за конкретного кандидата.

Но протестный электорат, собиравшийся голосовать за Явлинского, все равно, скорее всего, уйдет к Зюганову, Миронову, Жириновскому и Прохорову — таким же, как Григорий Алексеевич, политикам не первой свежести и/или с репутацией, подмоченной участием в реализации планов Суркова. Стоила ли игра со снятием Явлинского свеч: разворачивающегося в медиа и, по-видимому, в судах скандала?…

Если помыслы ЦИК при снятии были чисты, почему бы не дать, например, созданной недавно Лиге избирателей проанализировать подписные листы, сделать процедуру их оценки достоянием общественности, а не увеличивать у граждан недоверие к президентским выборам и не ослаблять легитимность победы в них Путина?

Алексей Кудрин в интервью Владимиру Познеру на Первом канале заявил, что отставка Суркова — знаковое событие, в том смысле, что это конец эпохи политических разводок. Однако, похоже, люди, которые приходят ему на смену, оказываются слишком инертными, чтобы творчески реагировать на вызовы меняющейся политической обстановки, и своими действиями усиливают остроту противостояния в обществе.