Павел ФИРСТОВ: наша налоговая система действует вразрез с задачами экономического развития


Текст | Николай САВЕЛЬЕВ
Фото | Наталья ПУСТЫННИКОВА


Генеральный директор компании «Урал ВТО — Антикорзащита» (г. Челябинск) Павел Фирстов считает, что в налоговой сфере не может быть простых решений. Но поиск оптимальных подходов чрезвычайно важен для того, чтобы повысить конкурентоспособность российской экономики.

— Павел Александрович, каким вы видите радикальный налоговый маневр, о котором сказал на юбилейном съезде «Деловой России» Владимир Путин?

— Радикальным не на словах, а на деле, достаточно радикальным для того, чтобы кардинально улучшить положение перерабатывающего производства, инновационной сферы. Ситуация в производственном секторе тяжелая, и сегодня необходим новый этап налоговой реформы, предусматривающий если не облегчение налогового бремени, то его оптимизацию, улучшение условий ведения бизнеса в производственной сфере. Сегодня получается, что чем больше нового создаешь, тем больше налоговое бремя. Те, кто вывозит сырье, оказываются в лучшем положении, чем те, кто разрабатывает и производит продукцию переработки или оказывает сложные услуги. А должно быть выгоднее производить продукцию переработки, привлекать персонал, платить большие зарплаты… Наша налоговая система действует вразрез с этими задачами экономического развития.

— Премьер как раз и сказал о необходимости перераспределить налоговую нагрузку с высокотехнологичного сектора на сырьевой. Как это можно было бы, на ваш взгляд, сделать?

— На мой взгляд, налоговое бремя должно быть не одинаковым для всех, а с учетом особенностей тех или иных секторов экономики, важности привлечения нового оборудования, персонала, необходимости стимулирования новейших разработок и возвращения нашей страны в число высокотехнологичных держав. То есть налоговая система должна быть более чувствительной к сферам хозяйственной деятельности, чем сегодня.

Давно известно, что НДС накапливается от одной фазы хозяйственного цикла к другой. И меньше всего он будет в сырьевой сфере, а больше всего — в сфере высоких технологий. Чтобы решить эту проблему, некоторые экономисты предлагают заменить его налогом с продаж. Мне представляется, что нужно вернуться к обсуждению этой идеи. Один оборотный налог заменяется на другой, но при этом платит налог не тот, кто произвел продукцию, а тот, кто ее продал.

— Платит фактически покупатель?

— Совершенно верно. Затраты производственников снизятся на сумму НДС по всей цепочке, снизится цена для торговли.

Даже если мы пока не отказываемся от НДС, необходимо совершенствование порядка его уплаты. Возьмем, например, налогообложение сделок ВЭД. На мой взгляд, нужно взимать НДС по факту завершения внешнеторговой сделки — это позволит снизить конечную цену для потребителя импорта и избавиться от лишней операции возврата (зачета) НДС.

— Какую роль в налоговой системе должно играть косвенное налогообложение?

— Налогообложение должно переноситься с производства на потребление. Должно быть рыночное налогообложение недвижимости, лакшери-товаров и услуг.

Сегодня богатые и богатство обладают самой низкой налоговой нагрузкой в нашей стране. Не призываю пересматривать 13-процентный подоходный налог, вводить вместо плоской шкалы прогрессивную. Но, на мой взгляд, в том или ином виде необходимы дополнительные налоги на сверхбогатство, причем связанные с крупными покупками товаров категории «лакшери», крупных объектов недвижимости, очень дорогих автомобилей, вертолетов, самолетов, яхт… Богатые от этого не обеднеют, а для бюджета будет серьезное подспорье .

— Как вы оцениваете необходимость и возможности компенсации повышения страховых взносов в Пенсионный и другие фонды?

— Повышение страховых взносов — это был большой удар по бизнесу. От этой меры необходимо полностью отказываться. Тем более что проблем Пенсионного фонда это повышение налога все равно не решило. Пенсионная проблема нуждается в комплексных решениях — простые решения, вроде повышения налогов, здесь не помогут.

— Налог на роскошь, новые ставки акцизов на алкоголь и табак — какую роль они могли бы сыграть как инструменты компенсации повышенных страховых взносов?

— Налога на роскошь пока нет, что это будет — неведомо. Что же касается акцизов, то их повышение, конечно, способно компенсировать возвращение страховых взносов на прежний уровень. Но получается странная ситуация: сначала мы повышаем страховые взносы, затем, для того чтобы их снизить до прежнего уровня, повышаем акцизы. То есть в итоге все равно увеличиваем налоговое бремя на экономику.

Мне представляется, что курс должен быть на оптимизацию и снижение налогового бремени. Оно в России высоко — тем более для страны, которая стремится вырваться в лидеры мирового экономического развития. Для того чтобы снизить бремя, нужно, во-первых, повысить собираемость налогов, что произойдет, если бизнесу будет выгоднее честно платить — установят приемлемые ставки и простые процедуры уплаты налогов. А во-вторых, повысить эффективность государственных расходов и отказаться от неэффективных.

— Какие решения вы видите в сфере совершенствования налогового режима для малого и среднего бизнеса?

— На мой взгляд, малый бизнес должен иметь налоговые льготы в первые годы работы на рынке. Чем больше средств мы оставим в распоряжении начинающих предпринимателей, тем быстрее они перейдут на следующий этап развития — этап среднего бизнеса. К тому же льготное налогообложение расширит круг желающих заниматься бизнесом.

— На кредиты большой надежды нет?

— Увы. Кредиты у нас дорогие, получить их трудно…

— Не стоит ли инновационным компаниям компенсировать процентные ставки по кредитам, как это делалось по отношению к сельхозпредприятиям в рамках национального проекта «Развитие АПК»?

— Возможно. Но при этом основной упор должен быть сделан на сохранение максимального объема средств в распоряжении компании — кредитная практика в нашей стране такова, что получить кредиты без откатов практически невозможно. Наша, например, фирма вообще не брала кредиты, так как я не могу и не хочу платить откаты.

— Каков должен быть порядок налогового администрирования в стране, не мешающий деятельности компаний?

— Предприятия должны быть максимально защищены от любых действий, мешающих ее хозяйственной деятельности, со стороны фискальных и иных государственных органов. Забота об экономическом развитии должна быть превыше всего для всех в стране — и для предпринимателей, и для государственных органов.

— Как это было в советское время, когда ни одна организация не могла остановить производство…

— Именно так.

Кроме того, необходимо придерживаться принципа презумпции невиновности налогоплательщика. Сегодня, как вы знаете, предполагается как раз его виновность — фискальные органы могут списать средства со счета, арестовать счет, и налогоплательщик несет бремя доказывания неправомерности их действий. При этом за средства, изъятые из оборота часто на длительное время, налоговые органы ничего не платят. Налоговые и таможенные органы должны получить право взыскивать то, что они считают недоимкой, исключительно по решению суда, вступившему в законную силу!

Кроме того, налоговые органы должны консультировать налогоплательщиков, особенно малый бизнес, по тем или иным вопросам налогообложения. Во всем мире налоговая инспекция — это помощник, советник налогоплательщика, а не только карающий орган, который ждет, чтобы вы совершили ошибку и вас за это можно было наказать, как у нас.

— Как вы оцениваете предложение Владимира Путина об отказе от параллельных налогового и бухгалтерского учета?

— Позитивно. И ранее проводилась политика постепенной консолидации этих видов учета. Когда учет будет един, как во всем мире, это позитивно скажется на деятельности предприятий.

— Какие меры по радикальному упрощению налогового учета на предприятии и в налоговых органах вы считаете необходимыми?

— Очень важно радикально упростить процедуры взимания налогов, чтобы снизить затраты на учетную работу на предприятиях и в налоговых органах и вероятность ошибок, различных трактовок тех или иных вопросов. Сегодня налогообложение у нас стало каким-то сокровенным знанием, простому смертному недоступным. Потому что много налогов, много вариаций в их уплате… Если мы сократим количество видов налогов, сделаем порядок их уплаты максимально автоматическим, ставки — приемлемыми для компаний, от этого выиграют все.

— Какие механизмы необходимы для учета мнения бизнеса по налоговым вопросам?

— Следует на всех уровнях власти создать механизмы непосредственного взаимодействия руководства с представителями бизнес-сообщества. Это могут быть общественные советы при государственных органах, эксперты от бизнес-сообщества в министерствах и ведомствах, в парламентских комитетах. Нужно, чтобы мнение бизнеса широко рассматривалось и максимально учитывалось.


Фирстов Павел Александрович родился 11 мая 1963 года в г. Челябинске.

С 1978 по 1981 год учился в Профессионально-техническом речном училище по специальности «рулевой моторист судов речного флота», параллельно занимаясь на заочном отделении Красноярского речного училища по специальности «штурман — помощник механика судов речного флота».

В 1981 — 1983 годах служил в рядах морской пехоты Тихоокеанского флота, в 1983-м — в спасательной службе Челябинского облисполкома, в 1984-м — в УПО УВД.

В 1985 — 2002 годах работал монтажником железобетонных и стальных мостовых конструкций в Мостоотряде 16. Затем был направлен на обучение в школу машинистов локомотива и после ее окончания работал помощником машиниста паровоза, тепловоза, машинистом паровоза, тепловоза, ИО инженера цеха эксплуатации локомотивного депо Челябинск ЮУЖД. Обучался в Уральской государственной академии путей сообщений.

В 1989 году работал региональным менеджером Итальянской торговой организации (ИТО).

С 2002 по 2005 год работал директором челябинского представительства ИТО.

Для проведения технического и сервисного обслуживания поставленного оборудования в 1999 году было создано ИП Фирстов П.А. После закрытия руководством ИТО в 2005 году всех региональных представительств было создано ООО «Урал ВТО» для продолжения работы в качестве дилера ИТО, которая занималась поставкой широкого спектра оборудования.

В 2009 году было создано ООО «Урал ВТО — Антикорзащита», специализирующееся на антикоррозионном, покрасочном оборудовании и покрытиях. Официальное представительство немецких концернов KIESS, AGTOS, Vollert, официальный дистрибьютор финского лакокрасочного концерна Teknos и еще ряда итальянских, турецких компаний.