Голова и кошелек


Текст | Евгений КАСПЕРСКИЙ


На чьей стороне SOPA?

Не так давно американские законодатели решили в очередной раз объявить войну интернет-пиратам и по этому поводу даже подготовили специальный законопроект SOPA (Stop Online Piracy Act). Если кратко, то смысл его заключается в том, что по решению американского суда все поисковики, провайдеры, кредитные системы и прочие компании, обладающие «рычагом» для интернет-бизнеса, обязаны немедленно отключить любого нарушителя американских авторских прав от интернет-канала. Причем для этого сам вердикт суда необязателен — отключение может состояться просто по факту подачи иска.

Идея защиты интеллектуальной собственности сама по себе, безусловно, правильная и, на первый взгляд, должна была получить широкую поддержку производителей контента, от распространения которого они и получают прибыль. Однако этого не произошло. Поднявшаяся по всему миру волна протестов, выразившихся как в публичном порицании предлагаемых мер борьбы за легализацию контента, так и в отказе от сотрудничества с организациями, поддерживающими данный законопроект, заставила его инициаторов отказаться от своих планов. Через Конгресс США он так и не прошел.

Можно по-разному относиться к этому событию, но я бы назвал его еще одним примером победы разума, причем действительно коллективного (благо современный Интернет предоставляет такую возможность), над глупостью, преследующей вполне корыстные интересы вполне определенных групп, стоящих за SOPA.

Почему я выступаю против пиратства, но не поддерживаю SOPA? Потому что меры, которые предлагают авторы законопроекта, никак не соответствуют требованиям времени, в которое мы живем. По сути, данный законопроект идет вразрез с современным развитием технологий и нуждами потребителей. При этом он не отстаивает права производителей контента, а направлен исключительно на защиту интересов правообладателей, то есть неких посредников, которые в эпоху Интернета в большинстве случаев просто не нужны.

Да, безусловно, раньше все было совсем иначе. Для того чтобы донести контент до потребителя, необходима была сложная система производства, печати, распространения и т.д., с которой вынужден был работать автор. В противном случае вся его работа ложилась бы исключительно «в стол». Теперь же такой проблемы нет. Интернет максимально сокращает путь креативного контента от автора к потребителю. Причем этот путь должен быть легальным, быстрым и удобным. Подобная схема уже реализована в онлайн-магазинах, таких как, например, iTunes.

Вообще контент в Сети я бы условно разделил на несколько категорий: низкое качество — бесплатно, высокое — платно. Все, что предназначено для публичного распространения, доступно исключительно по регистрации. Как это будет работать? Примерно так: допустим, вы услышали о выходе нового фильма и хотите посмотреть трейлер на youtube. Пожалуйста. Он вам понравился, и вы решили, что картина достойна полноценного просмотра. У вас есть выбор: посмотреть ее там же в соответствующем качестве или, не откладывая дело в долгий ящик, купить копию в онлайн-магазине и устроить домашний киносеанс с хорошей картинкой и звуком. Конечно, вы можете сходить в магазин и купить DVD. Или сходить в кино. Категорию контента для публичного показа я бы выделил: для его приобретения необходимо подтверждение ваших прав на трансляцию.

Здесь я попытался очень примерно описать схему того, как может работать механизм распространения контента в современных условиях. Так, чтобы это было удобно, быстро и эффективно для потребителя, при этом авторы не несли бы финансовых потерь. То, что предложили американские законотворцы, — попытка вернуться на пару десятков лет назад и восстановить интересы небольшой бизнес-прослойки, которая фактически осталась не у дел в эпоху Интернета. То, что предлагают компании, поддерживающие этот проект, примерно то же самое, как если бы «Почта России» обязала брать налог с каждого электронного письма или каждую SMS-ку отсылать по тарифу телеграммы. Или, например, бумажные журналы объединились бы с газетными киосками и запретили Интернет, чтобы он не отнимал читателей.

Что касается мнения о том, что отсутствие регулирования со стороны правообладателей приведет к массовому распространению в Сети нелегального контента, то позволю себе не согласиться. Пиратство — это не вопрос «головы», а вопрос «кошелька». Если у пользователя недостаточно денег, то он будет тратить время на поиски и взлом. Появятся деньги — купит.


Евгений Валентинович Касперский — генеральный директор «Лаборатории Касперского».

В 1987 году окончил Институт криптографии, связи и информатики, где помимо математики и криптографии изучал компьютерные технологии. После окончания учебы по распределению попал в многопрофильный научно-исследовательский институт при Министерстве обороны, где проработал до 1991 года.

В 1989 году, впервые обнаружив на своем рабочем компьютере вирус Cascade, разобрал его и создал первое в своей жизни компьютерное противоядие.

В 1991 году начал работу в компании КАМИ, где вместе с группой единомышленников развивал антивирусный проект Antiviral Toolkit Pro (AVP), прототип будущего Антивируса Касперского.

В 1997 году Евгений Касперский вместе с коллегами основал независимую компанию «Лаборатория Касперского». С этого момента Евгений Касперский — бессменный руководитель антивирусных исследований компании.

В 2007 году Касперский назначен генеральным директором «Лаборатории Касперского».

В 2009 году Евгению Касперскому присуждена Государственная премия Российской Федерации в области науки и технологий. Он становится членом Общественной палаты РФ третьего созыва.

В 2010 году Евгений Касперский получил звание «Руководитель года» от журнала SC Magazine Europe.