Андрей ПЕРЕСЕДОВ: самое главное — отказаться от НДС

Текст | Николай ПЕТРОВ, Владимир ГАЛИМОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Генеральный директор компании «ПИК энерго» (г. Подольск) Андрей Переседов считает, что новый этап налоговой реформы должен включать в себя прежде всего выработку налоговых режимов для малого бизнеса и распространение их на всю налоговую систему.

— Андрей Владимирович, каким, с вашей точки зрения, должен быть радикальный налоговый маневр, о котором сказал премьер на съезде «Деловой России»? Что должно быть предпринято в первую очередь?

— Если коротко — отмена НДС.

— Отмена или замена?

 

— Отмена. Некоторое время тому назад в Администрации президента, насколько я знаю, обсуждался вопрос о замене НДС налогом с продаж. Я не сторонник этого решения. Налог с продаж у нас уже был — и большой разницы с НДС не было. Разница разве что в том, что в случае с НДС затраты «размазываются» по хозяйственной цепочке, а в случае с налогом с продаж налогообложение переносится на потребление. Но результаты, на мой взгляд, не сильно различаются…

— Каков ваш рецепт?

 

— На мой взгляд, нужно максимально приблизить всю налоговую систему к упрощенной системе налогообложения и системе, где используется ЕНВД. Эти системы хорошо отработаны и показали себя с самой лучшей стороны. Налоговые режимы для малого бизнеса следовало бы расширить до масштабов всей экономики. Режим с упрощенной системой налогообложения сделать базовым, а режим с ЕНВД предусмотреть для различных отраслей микробизнеса.

Когда мы эту систему распространим на масштабы всей экономики, во-первых, исчезнет деление на секторы, связанное с тем, что малый бизнес не платит НДС и заказчики его услуг должны платить за компании из сферы малого предпринимательства. Когда система будет одинаковой для всех, выиграет и малый бизнес, поскольку сможет свободно работать с остальной экономикой, и «немалый», так как он получит приемлемые для развития условия налогообложения.

— Такое впечатление, что наши экономические ведомства игнорируют интересы малого и среднего бизнеса. Например, налогообложение зарплаты — оно же очень высокое для малого и среднего бизнеса…

 

— Согласен. Кстати, последнее веяние системы налогообложения — всю учетную и налоговую систему подтянуть к МСФО. Но она хороша для крупного бизнеса — для холдингов, корпораций. И очень тяжела для малого и среднего бизнеса.

Конечно, малый бизнес нуждается в большем внимании — ведь это массовая предпринимательская активность, основа стабильной занятости в экономике, развития конкурентной среды, технологических и маркетинговых инноваций, основа налоговой базы муниципалитетов.

Что касается малого и среднего бизнеса, то я считаю, что нужно приглядеться к китайскому опыту. Китайцев много, они пытаются выживать и выживают правильно. Что происходит в их стране? Человек открывает свое дело и в течение первых трех лет вообще налоги не платит. Почему у нас так не сделать?

Сегодня предприниматель вкладывает все свои средства в открытие предприятия, и тут же ему надо выплачивать все налоги. Зачем его сразу же душить? Почему китайцы сообразили, что три года нужно для того, чтобы человек встал на ноги, начал приносить прибыль государству теми же налогами, а мы нет?

— Но не получится ли, что мошенники будут приходить в малый бизнес, чтобы по прошествии льготного периода свернуть свою деятельность? В Китае-то с этим на забалуешь…

 

— А правоохранительные органы на что? Пусть доказывают, что был изначальный мошеннический замысел… И потом, подобная система льготного периода существует не только в Китае, но еще и в некоторых европейских странах, где нет жесткой авторитарной системы.

Пять лет назад, когда наше предприятие открылось, у нас прибыль была копеечная — мы и государству платили копейки. Спустя три года предприятие окрепло, у него совсем другие обороты и другие платежи в казну государства. А если бы не было этих тяжелых трех лет, мы могли бы значительно быстрее развиться.

— То, что вы вынуждены были компенсировать за счет кредитов, вы могли бы компенсировать за счет собственных средств?

 

— Совершенно верно. Я брал кредиты в банке, потом с трудом их выплачивал. Зачем? Если можно было бы спокойно развиваться за счет собственных средств…

— Премьер предложил консолидировать налоговую и бухгалтерскую отчетность…

 

— Оцениваю это позитивно, но делать это нужно на базе налоговой отчетности. Она обкатана гораздо лучше. Сегодня она разнится с бухгалтерской отчетностью — подтягивать, на мой взгляд, нужно именно бухгалтерскую отчетность к налоговой.

— Кроме того, обсуждается необходимость ограничить полномочия налоговых органов — например, возможность блокировать работу предприятий проверками, списывать средства со счетов, блокировать счета…

 

— Это необходимо делать, потому что со стороны фискальных органов по отношению к бизнесу наблюдается полное безобразие.

К примеру, нашей фирме перед Новым годом дважды выставили счет, потому что на почте зависли письма об уплате! Хотя мы сообщали об этом в налоговые органы, и почтовыми штемпелями факты уплаты в необходимые даты были подтверждены! Даже от начальника почтового отделения было уведомление, что письма задержаны по вине почты!

Кроме того, в налоговых инспекциях надо расширять специализацию. Сегодня заходишь в кабинет, а там специалист занимается только двумя-тремя близкими операциями. Для того чтобы решить вопрос целиком, нужно посетить несколько кабинетов! Главбух любого предприятия тратит на посещение налоговой инспекции рабочий день. Необходимо сокращать штаты налоговых органов, широко автоматизировать их деятельность…

— Каким образом, с вашей точки зрения, можно перенести налоговую нагрузку с высокотехнологичного сектора на сырьевой, чтобы сырьевой платил больше, а те сектора, в которых нет столь высокой прибыли, не облагались бы таким бременем, как сейчас?

 

— Как энергетик могу сказать: выкачивать ресурсы бесконечно невозможно. Надо делать так, чтобы это выкачивание постепенно снижалось и сырьевая экономика переходила в высокотехнологичную, это можно делать только за счет налоговых преобразований.

Перенос налоговой нагрузки — вопрос серьезный и глубокий. В свое время сырьевые ресурсы отдали в пользование, скажем так, группе лиц. Они ими пользовались исключительно в своих интересах — и во многом в ущерб интересам страны.

Сейчас вернуть эти ресурсы тяжело — отдавать было намного легче. Как вернуть природную ренту народу России? Прежде всего — через налоги. Мне представляется, что должно быть введено дополнительное налогообложение на сырьевые корпорации, на основе которого следует сформировать специальные государственные фонды поддержки высокотехнологичных отраслей. Их можно использоваться, например, для субсидирования процентных ставок высокотехнологичным компаниям.

— Как, с вашей точки зрения, решать проблему страховых взносов? Их в кризис повысили, потом понизили — непонятная история…

 

— Я считаю, что государство должно за счет колоссальной природной ренты, которая существует в России, компенсировать страховые взносы, не обирая бизнес. В Кувейте никто не платит ни в пенсионный фонд, ни в фонд обязательного медицинского страхования. К тому же автомобилисты еще и бесплатно бензином заправляются.

Если это народное достояние, почему не использовать его для народа, а не сводить перманентно концы с концами в Пенсионном фонде за счет налогов, что при нынешней демографической ситуации является задачей заведомо не решаемой.

— Как вы относитесь к налогам на сверхбогатство?

 

— Я считаю, что этот вопрос сейчас уже не правомерен. Может быть, мое мнение не популярное, но я считаю, что после драки кулаками не машут. Обогатиться значительной части сверхбогатых когда-то позволило государство, допустив их к приватизационной кормушке. Но есть и те, которые стали сверхбогатыми за счет своего труда и предпринимательского таланта. Большие и дорогие квартиры, дачи есть у людей, получивших их за свои заслуги в советское время, и у их наследников. Как дифференцировать эти три категории?

Контроль расходов должен касаться госслужащих — как антикоррупционная мера. Это не вопрос налогообложения людей, не работающих на госслужбе. Бизнесмен владеет дорогими квартирами, машинами, яхтами и прочими благами по праву.

— Какие, с вашей точки зрения, должны быть инструменты у государства, чтобы учитывать мнение бизнеса в решении налоговых вопросов? Так случилось, что юбилейный съезд «Деловой России» прошел в предвыборный период — и появилась налоговая инициатива Путина…

 

— Очень надеюсь, что это не только предвыборная инициатива, о которой поговорят и забудут, а результат глубокого понимания того, что без радикальных решений нам не выбраться в лидеры мировой экономики. Если лидеры государства будут регулярно общаться с предпринимательскими общественными организациями, толк будет.


Андрей Владимирович Переседов родился 9 ноября 1966 года в г. Днестровске Молдавской ССР. В 1985 году окончил Днестровский энергетический техникум. По окончании техникума был призван на службу в ряды Советской Армии.

С 1987 по 1990 год работал на Новоуренгойской ГРЭС старшим смены электроцеха. В 1991 году переехал в г. Подольск Московской области. С 1991 по 1998 год работал диспетчером электрических сетей в ОАО «Мосэнерго».

С 1998 по 2007 год — в ПСК «ВАС» начальником участка.

В 2007 году основал электротехническую компанию «ПИК энерго». До настоящего времени является учредителем данной организации и ее директором.

В 2009 году защитил диплом Московского института государственного и корпоративного управления по специальности «экономист-менеджер предприятия».

Женат, имеет двоих детей.