Александр ИНШАКОВ: сейчас у меня три дела — кино, спорт и кинология

Текст | Юрий КУЗЬМИН Фото | из архива Александра ИНШАКОВА, ИТАР-ТАСС

Зрители знают Александра Иншакова в первую очередь как каскадера и актера. Спортсмены — как президента Национальной федерации карате России, президента Международного совета по абсолютным поединкам, президента Фонда развития национальных единоборств, президента Ассоциации каскадеров России и президента Федерации спортивной гимнастики г. Москвы. Для людей, связанных с кинобизнесом, он — продюсер, а для собачников — глава Российской кинологической федерации.

— Александр Иванович, в вашей жизни существует несколько направлений профессиональной деятельности: боевые искусства, кино, кинология. А что из всего этого на первом месте лично для вас?

 

— То, чем приходится заниматься в текущий момент. Иногда это кинологические вопросы, иногда спортивные. И, безусловно, почти каждый день — кино, которым я как глава кинокомпании и продюсерского центра занимаюсь постоянно.

То есть на первом месте все, что вы перечислили, выделить что-то одно трудно. Кстати, вот вам еще одно направление моей работы: с недавних пор я президент Федерации спортивной гимнастики Москвы.

— Со спортивной гимнастики, насколько я знаю, когда-то начиналась ваша спортивная жизнь. Любовь к спорту вам, наверное, привил отец, учитель физкультуры?

 

— Да, можно так сказать. С самых малых лет, с того возраста, когда я только начал осознавать себя как личность, я проводил очень много времени у отца в школе. Лазал по канатам, висел на брусьях, кувыркался на мате… Эта школьная гимнастика меня очень увлекала. Если предоставлялась такая возможность, я с удовольствием занимался на уроках физкультуры с ребятами из школы — бегал с ними, ходил на лыжах, катался на коньках. А потом случилось так, что наш сосед — мастер спорта, тренер, которым восхищались все дворовые мальчишки, сказал нам с товарищами: «Ребята, вместо того чтобы бить баклуши и слоняться по улице, приходите лучше ко мне в секцию!» Так я начал заниматься спортивной гимнастикой и отдал ей более 15 лет своей жизни. Спортивная гимнастика стала той стартовой площадкой, с которой начались все остальные виды моей спортивной деятельности.

— В вашей спортивной карьере был резкий и неожиданный поворот — после спортивной гимнастики вы занялись единоборствами. Как так вышло?

 

— В юности параллельно со спортивной гимнастикой я занимался боксом и добился в нем хороших результатов. Но мои тренеры по боксу и по гимнастике оказались товарищами, однажды они разговорились и выяснили, что я занимаюсь и тем и другим. Меня вызвали на ковер и предложили выбрать что-то одно. Так случилось, что вскоре после этого я попал на всесоюзные сборы по спортивной гимнастике, которые проходили в Подольске, так что выбор был сделан.

Спустя несколько лет я получил серьезную травму, врачи настоятельно советовали оставить спортивную гимнастику и заняться каким-нибудь другим видом спорта. Начал ходить в секцию спортивной борьбы к своим друзьям, занимался дзюдо и самбо и неожиданно для себя увлекся этим делом. А потом параллельно с дзюдо и самбо в моей жизни появилось карате…

— Это, наверное, было в начале 70-х, когда Советский Союз охватила волна увлечения этим боевым искусством? Я помню, какой романтикой тогда были овеяны имена пионеров нашего карате — Алексея Штурмина и Тадеуша Касьянова.

 

— Да, начало 70-х. И я как раз попал в эту легендарную компанию — Алексей Штурмин, Тадеуш Касьянов, Саша Рукавишников, Сергей Шаповалов.

Потом нам дали разрешение провести первый турнир по карате в Москве, затем были турниры в других городах Союза, международные чемпионаты, первый чемпионат СССР по карате. А затем все это дело прекратили, карате было запрещено, а Алексей Штурмин по полной попал под раздачу.

— Репрессии против карате в Советском Союзе в начале 80-х все-таки не убили интерес к нему в нашей стране. Спустя годы это боевое искусство вновь заявило о себе в России в полный голос.

 

— Прошло около десяти лет, прежде чем карате было легализовано, а статус федерации восстановлен. И, конечно, за эти годы было много потерь. Тем не менее сейчас у нас есть результаты.

— Потери были и после крушения Советского Союза. Например, сегодня в очень тяжелом положении находятся спортивные школы, которые когда-то обеспечивали нашей стране безоговорочное доминирование на мировой арене — та же спортивная гимнастика…

 

— К сожалению, очень многое изменилось в худшую сторону. В Советском Союзе спортивная гимнастика преподавалась в обычных средних школах, она была в обязательной программе. Помните, для занятий спортивной гимнастикой у нас отводилась целая четверть? Хотели мы того или нет, но мы прыгали, бегали, отжимались на турниках и брусьях, были обязаны выполнять гимнастические нормативы. И всем было ясно, как и где искать будущих чемпионов.

 

Сейчас в наших общеобразовательных школах гимнастики вообще нет, так же как, по большому счету, нет в них и спорта. В нашей общеобразовательной системе нужно очень многое менять, особенно в части вопросов, связанных со спортивной подготовкой. В конце концов, от этого зависит не только наше положение в мировом спорте, но и здоровье нации!

Кроме того, у нас резко сократилось количество спортивных школ, занимающихся исключительно спортивной гимнастикой. Я стал президентом Федерации спортивной гимнастики г. Москвы совсем недавно, меня пригласили туда мои старые друзья, с которыми я когда-то вместе тренировался, отказать я не смог — федерация четыре года существовала без президента и оказалась в очень тяжелом положении. Сейчас вхожу в дело и вижу, какие серьезные проблемы стоят перед российской спортивной гимнастикой. А ведь это одна из самых «медалеемких» олимпийских дисциплин, где мы можем взять как минимум 36 медалей. Что ж, будем работать.

— А есть перспективы? Сегодня в нашей спортивной гимнастике есть перспективные девушки, а вот ярких ребят после Алексея Немова почти не видно.

 

— Я оптимист по натуре, поэтому считаю, что перспективы есть. Но проблема, о которой вы сказали, действительно существует — талантливых девочек, будущих медалисток, сейчас еще можно найти и удержать в спорте, а вот с перспективными ребятами сложнее. Так что работы нам предстоит еще много.

— Давайте вернемся к вашей спортивной, а теперь еще и творческой карьере. Как в вашу жизнь вошло кино, как стали каскадером?

 

— В свое время, когда я занимался спортом, денег не хватало — не секрет, что стипендии у советских спортсменов и тренеров были относительно небольшие. Мы подрабатывали, ходили, например, позировать в Суриковское училище, в Строгановку. Вслед за старшими товарищами бегали и на Киностудию имени Горького и «Мосфильм», где снимались в массовках. А потом, когда в моем послужном списке было уже несколько картин, люди, знавшие о моих возможностях и умениях, предложили мне более ответственную работу — выступить в качестве постановщика трюков и сценического движения в массовых сценах. Я начал работать в кино уже серьезно, и на меня обратили внимание. Думаю, что стартовой картиной в этом плане стала «Санта-Эсперанса» чилийского режиссера Себастьяна Аларкона. На ней меня заметила ассистент по актерам Галя Бабичева и стала настойчиво затаскивать в кино, тащила-тащила, и в конце концов кино стало частью моей жизни.

— А потом у вас началась и актерская карьера.

 

— Ну, это происходило параллельно с основной работой. Вообще, все наши ребята, каскадеры, работающие в кино, так или иначе снимаются в качестве актеров.

— Но не всем, как вам, удается играть главные роли.

 

— Да, не всем. Так получилось, что у меня в процессе работы в кино появились какие-то специфические навыки, умения и знания, а режиссерам срочно требовались в картины такие люди.

Одним из первых во мне эти способности разглядел режиссер Сергей Сергеевич Тарасов, вместе с которым мы сделали немало картин. Когда я снимался в одной из главных ролей в его фильме «Цена сокровищ», Сергей Сергеевич предложил мне сыграть главную роль в его следующей картине и стать сорежиссером фильма. Этот проект назывался «Граф Роберт Парижский». Я легкомысленно дал свое согласие, а потом выяснилось, что назад хода нет. Затем начались все эти события, которые были в нашей стране в начале 90-х, студия «Экран», где снимался фильм, закрыла наш проект. Давать задний ход я не умею, так что пришлось взять на себя еще и продюсерскую роль — стал работать и как продюсер, и как режиссер, и как актер. В результате получился фильм «Крестоносец».

— Сыгранные вами на экране герои — люди мужественные, сильные, немногословные, словом, супермены. А вам никогда не хотелось опробовать себя в другом амплуа и сыграть, например, характерную роль?

 

— Прямо скажу — я не считаю себя актером, просто иногда мне приходится этим заниматься. Что же касается характерной роли, то, честно говоря, мне никто никогда и не делал таких предложений.

— А сами себе не хотите его сделать — как продюсер и режиссер?

 

— Пока не вижу в этом необходимости.

— О «Крестоносце», вашем первом фильме в этом качестве, были разные мнения. Но тем не менее все сходятся на том, что это был заметный фильм начала 90?х, явление в нашем кино.

 

— Я не знаю, какие были мнения по поводу «Крестоносца», но этот фильм до сих пор показывают по нашему телевидению, и люди его с большим удовольствием смотрят. Это о многом говорит. Ну а меня после этой картины до сих пор зовут в народе Крестоносцем. (Смеется).

«Крестоносец» действительно стал своего рода явлением — это была первая российская картина в таком жанре. И мне очень приятно вспоминать, как мы работали над этим проектом. Трудностей было много, но несмотря на них мы, на мой взгляд, сделали неплохой фильм.

— Самый успешный проект вашего продюсерского центра, пожалуй, телефильм «Бригада». Это очень хорошо характеризует вас как продюсера.

 

— «Бригада» — уже следующий этап нашей деятельности. Когда я работал над фильмом, который позже получил название «Рыцарский роман», ко мне пришел начинающий молодой режиссер Алексей Сидоров, он искал работу. Я поговорил с ним, навел справки, парень показался мне приятным и толковым. Предложил Алексею поработать над текущим проектом, чтобы посмотреть его в работе, сказав, что, если все сложится нормально, мы попробуем вместе сделать новый фильм — была тогда у меня одна интересная идея. Алексей взялся за работу, вместе мы закончили «Рыцарский роман», и я увидел, что первое впечатление меня не обмануло — парень оказался талантливым, работоспособным и очень трудолюбивым. В результате мы приступили к созданию фильма «Бригада», где Алексей выступил уже в качестве режиссера. Все остальное вы знаете.

— А обещанное продолжение этого фильма — «Бригаду-2» мы увидим?

 

— Да, мы его уже сняли.

— Профессия каскадера в советские годы была овеяна романтикой, к ней стремились многие молодые люди. А потом в нашем кино наступили трудные времена — фильмов снималось мало, работы у каскадеров почти не было, и престиж этой профессии упал. А сегодня она востребована? Хорошо ли зарабатывают люди, занимающиеся этой тяжелой, опасной и подчас неблагодарной работой?

 

— Сейчас практически нет ни одной российской картины, где бы не работали наши ребята. Каскадеры были, есть и будут всегда. А их заработок зависит от бюджета картины — чем выше бюджет, тем больше возможностей у каскадеров заработать. Как правило, ребята ни от какой работы в кино не отказываются, делают свое дело с интересом и любовью.

— Ассоциация каскадеров России им как-то помогает?

 

— А чем она может им помочь? Только в решении чисто организационных вопросов. Сейчас мы сделали еще и профсоюз каскадеров. Но круг людей, занимающихся этой профессией, в России достаточно небольшой — в общей сложности у нас человек 200 каскадеров. Поэтому наша ассоциация довольно своеобразная организация.

— Есть такое мнение, что компьютерные технологии, которых в кино становится все больше и больше, постепенно вытеснят со съемочной площадки каскадеров. Вы согласны с этим?

 

— Нет, не согласен. Компьютерные технологии это, безусловно, очень важный момент в нашей жизни. С их появлением возможностей воздействия на зрителя стало больше. И все же полностью отказаться от людей нашей профессии практически невозможно. Потому что, если мы будем работать только так, как это сделано, допустим, в фильме «Матрица» и ему подобных картинах, у зрителя пропадает к этому интерес.

Человек же понимает, что все это нарисовано, все нереально — и перестает сопереживать тому, что происходит на экране. Всем нам хочется видеть на экране тот идеальный образ, который мы сами себе создаем, и стремиться к нему, художественное кино дает нам такую возможность. И чем естественней будет этот образ, тем больше интереса, тепла и любви к себе он вызовет у зрителя. А нарисованные с помощью компьютерной графики «мультяшки» — это совсем другая история, это уже не кино, а киберпространство. Стоит ли только ради этого смотреть фильм? Проще сесть к игровой приставке и получать удовольствие по полной программе!

Я думаю, что потихоньку все встанет на свои места, потому что есть моменты, от которых кино никак нельзя отказаться — это человек, его лицо и его душа. У нарисованного человека души нет.

— Еще недавно мы все с удовольствием смотрели фильмы с Брюсом Ли, Стивеном Сигалом, Жаном-Клодом Ван Даммом, Джетом Ли, восхищались их мастерством. А потом оказалось, что половина трюков в их фильме комбинированные. Зритель был обманут?

 

— Нет, почему же! Брюс Ли все делал сам, комбинированных трюков у него практически не было, просто в его фильмах правильный и грамотный монтаж. Брюс Ли впервые показал кунфу так, как было интересно зрителю, и это очень большое достижение. Не могу сказать, что Брюс Ли был супермастером и абсолютным чемпионом, но он был хорошим мастером, который мог продемонстрировать свое искусство и увлечь им.

Стивен Сигал мастер средней руки. И если внимательно посмотреть его фильмы, даже те, что сделаны в его лучшие времена, то можно увидеть, что партнерами у него всегда были очень легкие и маленькие борцы — китайцы, японцы, «разобраться» с которыми при его-то габаритах Сигал мог без особого труда. Но при всем этом Стивен Сигал тоже сделал очень много — благодаря его работам появился интерес к айкидо.

Ван Дамм тоже никогда не был чемпионом. Зато посмотрите, какая у него красивая хореография и интересная постановка!

— Известно, что вы еще и успешный бизнесмен. Что представляет собой ваш бизнес?

 

— В разное время по-разному. Было и банковское дело, были и рестораны. В свое время все это было интересно, но осталось в прошлом.

Сейчас у меня три дела — кино, спорт, кинология. Вот то, чем я занимаюсь серьезно. А параллельно возникают какие-то чисто деловые моменты, которые мне иногда приходится решать, используя свои возможности и связи — дружеские, товарищеские, партнерские отношения.

— Говорят, вы очень хороший друг. Дружба для вас многое значит?

 

— Дружба значит очень много в жизни любого человека. Но друзей мало.

— А вообще настоящие друзья существуют, или это красивая иллюзия?

 

— Существуют, но их, к сожалению, очень немного. Особенно в нынешнее время, когда происходит переоценка человеческих ценностей, когда на первое место выходит рубль или доллар, когда люди во главе угла ставят финансовые интересы и успешность.

— Почему вы занялись кинологией?

 

— Получилось так, что после смерти Юрия Владимировича Никулина, который, как вы, наверное, знаете, был большим любителем собак и кинологом, ко мне по старой памяти обратилась за помощью его супруга — попросила возглавить кинологический клуб, которым он руководил. Она знала, что я всегда увлекался собаками и у меня был опыт работы в руководстве кинологической ассоциацией. Я согласился, вернулся в кинологию, а вскоре понял, что в российском собаководстве ничего не изменилось, и, если хочешь избавиться от многих его негативных моментов, этим надо заниматься всерьез.

— Многое удалось сделать?

 

— Российская кинологическая федерация сегодня является самой большой кинологической организацией России. Она признана Международной кинологической федерацией, является ее членом. В нашей федерации состоит порядка 7 млн человек, представляющих все регионы России. Это огромная общественная организация, проводящая много серьезных соревнований и выставок.

— Последний вопрос традиционный — что в ваших ближайших творческих и не только творческих планах?

 

— Планы обширнейшие. Они связаны и со спортом — развитием боевых единоборств, карате и микс-файта (смешанных боевых искусств. — Ред.). Сам для себя продолжу заниматься айкидо и рукопашным боем. Это и вопросы, связанные с Федерацией спортивной гимнастики г. Москвы, и кинологические дела, которые, по сути, тоже спорт. Например, наша федерация выиграла тендер на право проведения в 2016 году чемпионата мира World Dog Show. Это очень большое достижение. Такое грандиозное событие пройдет в Москве впервые! Сюда приедут порядка 33 тыс. участников. Сейчас мы готовимся к этому событию.

Планы в кино? Из ближайших — закончить работу над «Бригадой-2», сейчас идет озвучение, монтаж, компьютерная обработка. Кстати, у нас есть еще один новый фильм. Он снимался в Грузии, в Тбилиси, и сделан в духе старого кино, чем-то напоминает картины Отара Иоселиани. Снял его молодой режиссер, очень надеюсь, что публике его работа понравится.

Что еще? Для вас, может быть, это будет неожиданностью, но я стал петь. За два года записал порядка 70 песен, а теперь уже народ требует продолжения.

— Своего сочинения?

 

— Нет. Сначала перепевал, а теперь уже для меня пишут ребята — композиторы и поэты. Мало того, сейчас мы готовимся к большому выступлению, можно сказать, моему первому концерту. Пройдет он, скорее всего, в апреле этого года.

Так что, как видите, планов у меня очень много!


Александр Иванович Иншаков.

Президент Ассоциации каскадеров России, президент Национальной федерации карате России, президент Международного совета по абсолютным поединкам, президент Фонда развития национальных единоборств, президент Федерации спортивной гимнастики г. Москвы, президент Российской кинологической федерации, генеральный директор кинокомпании «Каскад».

Родился 23 января 1947 года в Москве. После окончания средней школы поступил на Завод-ВТУЗ при ЗИЛе, работал в механосборочном цехе. Работал тренером по гимнастике (1967—1974 г.), тренером по дзюдо (1974—1980 г.) в ДСО «Труд». В 1984 году окончил заочное отделение Московского областного педагогического института, получил специальность тренера-преподавателя.

В начале 1970-х занялся карате, стал тренироваться под руководством легендарного мастера советского карате Алексея Штурмина. Через несколько лет стал инструктором, получил черный пояс. Участвовал в соревнованиях по карате и показательных выступлениях.

В 2001—2004 годах — генеральный секретарь Национальной федерации карате России, с 2004 года президент этой федерации.

С конца 70-х годов работает в кино — сначала как каскадер, потом как постановщик трюков, затем и как актер. В 1995 году на экраны вышел фильм «Крестоносец», в котором Александр Иншаков выступил не только как исполнитель главной роли, но и, впервые, как режиссер и продюсер.


Избранная фильмография:

«В зоне особого внимания» (реж. А. Малюков, 1977 г.);

«Санта-Эсперанса» (реж. С. Аларкон, 1979 г.);

«Ответный ход» (реж. М. Туманишвили, 1981 г.);

«Тегеран-43» (реж. А. Алов, В. Наумов, 1981 г.);

«Случай в квадрате 36-80» (реж. М. Туманишвили, 1982 г.);

«Без особого риска» (реж. С. Гаспаров, 1983 г.);

«Одиночное плавание» (реж. М. Туманишвили 1985 г.);

«Плюмбум, или Опасная игра» (реж. В. Абдрашитов, 1986 г.);

«Асса» (реж. С. Соловьев, 1987 г.);

«Человек с бульвара Капуцинов» (реж. А Сурикова, 1987 г.);

«Холодное лето пятьдесят третьего…» (реж. А. Прошкин, 1987 г.);

«Приключения Квентина Дорварда, стрелка королевской гвардии» (реж. С. Тарасов, 1988 г.);

«Слуга» (реж. В. Абдрашитов, 1988 г.);

«Делай — раз!» (реж. А. Малюков, 1990 г.)

«Рыцарский замок» (реж. С. Тарасов, 1990 г.);

«Такси-блюз» (реж. П. Лунгин, 1990 г.);

«Дураки умирают по пятницам» (реж. Р. Фрунтов, 1990 г.);

«Цена сокровищ» (реж. С. Тарасов, 1992 г.);

«Крысиный угол» (реж. А. Андроников, 1992 г.);

«Крестоносец» (сорежиссер вместе с М. Туманишвили, продюсер, исполнитель главной роли, 1995 г.);

«Незнакомое оружие, или Крестоносец-2» (продюсер и актер, реж. И. Дыховичный, 1997 г.);

«Рыцарский роман» (режиссер, продюсер, актер, 2000 г.);

«Бригада» (продюсер, реж. А. Сидоров, 2002 г.);

«Мальтийский крест» (продюсер, актер, реж. Н. Глинский, 2007 г.);

«Человек с бульвара Капуцинок» (реж. А. Сурикова, 2009 г.);

«Бригада-2» (продюссер, реж. Д. Алексеев, 2012 г.).


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Уважаемый Александр Иванович,

коллектив редакции журнала «БОСС» от всего сердца поздравляет Вас с 65-летием. Желаем Вам крепкого здоровья, отличного настроения, благополучия и сил для

реализации всех Ваших планов!

p