Три неожиданности

Первая серия послевыборно-предвыборных назначений и перемещений в высшем эшелоне власти, как обычно, опрокинула все прогнозы кремленологов. Путин, который стоит за рокировками, известен непредсказуемыми кадровыми решениями.

Уход Сергея Нарышкина из Кремля предсказывался многими: ему прочили место руководителя аппарата Правительства при премьере Медведеве. Однако он стал новым председателем Государственной думы: переместился на необычный для него неканцелярский, публично-политический пост и будет отвечать за взаимодействие между парламентскими партиями. Об отношении к новому спикеру оппозиционных партий свидетельствует то, что он был избран только голосами фракции «Единой России».

Назначение руководителем Администрации президента (АП) вице-премьера Сергея Иванова стало полной неожиданностью. За ставший вакантным после решения о «переводе» Нарышкина в Думу пост руководителя АП, по-видимому, развернулась борьба: после заявления о переходе Нарышкина в Думу пресс-секретарь президента Наталья Тимакова заявила, что и.о. руководителя АП стал первый заместитель руководителя Владислав Сурков. Однако на следующий день это заявление было дезавуировано, и вскоре появился указ Медведева о назначении «постоянного» главы АП. Большинство экспертов считает, что это назначение не только на выборные месяцы, но и на послевыборный период.

Симптомы подготовки Иванова к некоему новому посту были видны еще несколько месяцев назад: неожиданно его военно-промышленные полномочия стал брать на себя другой вице-премьер, Игорь Сечин. Однако какой именно пост займет Иванов, наблюдатели не догадывались. И, конечно, меньше всего предполагали, что это пост российского «политического CEO», каковым является глава кремлевской администрации.

Сергей Иванов, после проигрыша в 2007 году Дмитрию Медведеву борьбы за положение преемника Путина, считался фигурой второго плана. После президентских выборов 2008 года Иванов был «разжалован» из первых вице-премьеров в простые. Больше того, в последние годы его области кураторства (ОПК, транспорт, телекоммуникации) постоянно упоминались в негативном контексте — журналисты называли его повелителем падающих спутников, самолетов и тонущих кораблей.

Круто менять траекторию карьеры своих соратников и делать ставку на тех, кто не числится в аппаратных лидерах, — излюбленный прием Путина. Так, премьером в 2003 году стал Михаил Фрадков, — с должности посла в Евросоюзе, а в 2007 году — глава второстепенного Росфинмониторинга Виктор Зубков, собиравшийся уходить «на покой»: в Совет Федерации.

Иванов, в отличие, например, от Игоря Сечина или Вячеслава Володина, которых многие видели во главе новой путинской АП, обладает серьезным государственным, оборонным и внешнеполитическим, а не только «канцелярским» опытом. И уже сегодня можно предположить распределение обязанностей в команде Путина после президентских выборов: Иванов будет «военно-дипломатическим» премьером, а Медведев — «социально-экономическим».

Еще одна неожиданность — назначение Дмитрия Рогозина вице-премьером на место Иванова. Рогозин, занимавший пост российского представителя в НАТО, за несколько месяцев до этого был замечен на не слишком профильных для себя мероприятиях по проблемам экономического развития ОПК. Уже тогда многие предсказывали ему возвращение из Брюсселя в Москву — но назначение на столь «экономический» пост человека без административного опыта не предсказывал никто.

Рогозин — известный в прошлом публичный политик, лидер «Родины» — партии патриотического толка, фактически ликвидированной Кремлем. Назначение в Брюссель было своего рода платой за его отказ от собственного политического проекта. Теперь Рогозин вернулся на крупный государственный пост и наверняка будет активно участвовать в деятельности Общероссийского народного фронта, чтобы привлечь на сторону Путина патриотический электорат (* Когда номер уже был в печати, стало известно о замене

В. Суркова на В. Володина. Но это ожидавшееся событие…).