Терпение лопнуло


Текст | Ольга КОСТИНА


О природе декабрьской митинговой активности.

Митинговая активность последнего времени, безусловно и очевидно, вызвана ситуацией с прошедшими выборами. Много лет призывов к необходимости создания гражданского общества, необходимости пробуждения и участия в политической жизни, видимо, достигли какой-то цели.

Нам так долго говорили о том, что самый простой и понятный способ контроля за властью — участие в выборах, что мы собрались с духом, поверили в это и пошли голосовать. Конечно, то разочарование, с которым столкнулись некоторые наши граждане, и привело к митингам.

Наш народ один из самых терпеливых, и вывести его не улицу не так-то просто, тем более что, по большому счету, я не считаю, что в нашей стране есть адекватная оппозиция. Все-таки оппозиция — это противопоставление власти, а не столкновение людей, много лет знающих друг друга и испытывающих личную неприязнь. Пока я ничего не вижу, никаких программ, ни мыслей, ни чувств в нашей оппозиции, кроме личных счетов.

Видимо, действительно какое-то ощущение необходимости здорового участия в политической жизни привело людей на избирательные участки и потом вывело их на улицы. Потому что далеко не многие в нашей стране готовы к какой-то борьбе, тем более к борьбе на грани проблем с правоохранительными органами.

Мы действительно хотели бы поверить в то, что мы можем принимать участие в жизни нашей страны легально, и многие из нас не готовы ходить на какие-то дежурства, участвовать в рейдах по улицам и т.д. Мы хотели бы рассчитывать, как все цивилизованные страны, что если мы проголосуем, отдадим голос своим депутатам, то ретранслируем им свою волю, и надеяться на положительные результаты ее реализации. Те, кто столкнулся с грубой реальностью и те, кому они рассказали об этом (знакомые, друзья, коллеги), решили попробовать свой протест обозначить. И людей не в чем упрекнуть.

Дальнейшая митинговая активность зависит, на мой взгляд, от нескольких факторов. Во-первых, от того, поймет ли, осознает ли власть, что нужно менять тон разговора с обществом. Я уверена, что 10 декабря людей на улицу вывела необходимость, их туда вывели действия власти, которыми они были недовольны. Они вышли, потому что им хотелось, чтобы вот такая — впервые за долгие годы — массовость продемонстрировала, что у них есть воля и они бы хотели ее проявить культурно, корректно, без хамства, без погромов. Они просто хотели, чтобы увидели, что они недовольны.

Дальнейшая митинговая активность зависит от того, насколько государство пересмотрит свои принципы в отношениях с гражданами. То, что сейчас разворачиваются проверки нарушений на выборах, возможно, каким-то образом подействует, но, к сожалению, это запоздалая реакция. Нужно было это гарантировать гражданам еще 4 декабря: если нарушения и будут, то все, что вы нам сообщите, будет проверено.

Кстати, сколько лет наша власть билась за то, чтобы граждане сообщали о преступлениях, о нарушениях в полицию и прокуратуру. Мы как-то не очень были к этому готовы, нам казалось, что наша дело — сторона. И вот впервые граждане массово начали сообщать о том, что нарушено одно из их важнейших прав — право избирать.

И когда власти, казалось бы, нужно подхватывать эту волну и говорить: «Спасибо, что вы обратились, спасибо, что вы зафиксировали», наша власть сначала игнорировала претензии, а потом мы услышали запоздалую реакцию, сдобренную скепсисом.

Я думаю, что это и повлияло на выход людей на улицу. То есть на поведение людей влияют не столько те, кто считает себя или провозглашает себя оппозицией, сколько действия государства.

Пока я не вижу ничего страшного в митинговой активности — границы закона она не переходит.

Я была на митинге 10 декабря, хорошо понимаю, что значительная часть людей, обеспечившая массовость этому мероприятию, не были людьми, поддерживающими власть, или людьми, поддерживающими оппозицию. Это были люди, которые хотели донести до государства свое мнение.

Мне интересно, сколько из этих людей будут готовы прийти 24 декабря (Комментарий дан О. Костиной до митинга 24 декабря. — Ред.), потому что важность этого митинга зависит от того, сколько людей, даже не окрашенных в контрастные политические цвета, окажутся на площади для того, чтобы продемонстрировать, что они не удовлетворены отношением к себе со стороны власти.

Записала Анастасия Карпова


Ольга Николаевна Костина — член Общественной палаты Российской Федерации, лидер правозащитного движения «Сопротивление», председатель Общественного совета ГУ МВД РФ по г. Москве.

Журналист, профессиональную журналистскую деятельность начала в 17 лет в журнале «Студенческий меридиан». В 1988 году окончила факультет журналистики МГУ. В журнале «Студенческий меридиан» прошла все ступени служебной карьеры от сотрудника отдела писем до заместителя главного редактора. Кроме того, активно публиковалась в «Комсомольской правде», «Правде», «Учительской газете».

В 1989 году была одним из организаторов Всесоюзного студенческого форума, активно занималась проблемой призыва студентов на военную службу, неоднократно встречалась по этому поводу с М.С. Горбачевым.

С 1992 года О.Н. Костина — пресс-секретарь Российского союза инвесторов. В 1994—1995 годах — советник по общественным связям председателя совета директоров промышленно-финансового объединения «Менатеп» М.Б. Ходорковского.

В 1995 году возглавила Бюро общественных связей «Союз». С 1996 года — советник мэра Москвы Ю.М. Лужкова. С 1998 года — начальник Управления общественных связей Правительства Москвы.

С 1999 года О.Н. Костина является директором специальных программ Бюро общественных связей «Союз».

С 2005 года по настоящее время — председатель правления Межрегиональной правозащитной общественной организации «Сопротивление».