Путин опоры


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ


Провал избирательной кампании «Единой России» на думских выборах показывает истинные причины выдвижения Владимира Путина на президентский пост.

Недотянули

4 декабря в 21 час журналисты, как уже было заведено ранее, ждали председателя Центризбиркома Владимира Чурова с первыми данными об итогах выборов. Но Чуров не появился. Вышел к журналистам он только спустя час — и с плохо скрываемым волнением сообщил, что по «дальневосточным» данным «Единая Россия» набирает лишь 46%.

По мере обработки в ЦИК результатов выборов в регионах Сибири, Юга, Центра и Северо-Запада России процент рос несильно. И, ночью один раз преодолев психологически важный 50-процентный барьер, опустился к утру на отметку 49,34%.

Заметим, что партийное руководство говорило о куда как большем значении — минимум 55%, некоторые замахивались даже на повторение результата 2007 года — завоевание конституционного большинства. Это все оказалось далеко от реальности. Утром после выборов депутат V (и VI) Думы от «Единой России» Александр Хинштейн заявил, рискуя, как он сам отметил, навлечь на себя гнев партийного руководства, что необходимо сделать серьезные выводы из происшедшего.

Инерционный сценарий

Бывший глава политдепартамента ЦИК «Единой России» Алексей Чадаев (уволенный весной за публичную критику Дмитрия Медведева) в своем микроблоге в твиттере писал, что партия показала на выборах тот же результат, что во время весеннего единого дня голосований. То есть просто реализовался инерционный сценарий: не лучше и не хуже, чем было весной. «Единой России» ни с помощью выдвижения в качестве лидера Дмитрия Медведева, ни с помощью выдвижения на ее съезде кандидатом в президенты Владимира Путина не удалось сломать тенденцию.

Тем более что против партии власти была предпринята удачная пиар-атака с помощью сетевых технологий. Оппозиционер Алексей Навальный, за которым небезосновательно предполагают присутствие американских специалистов по «мягкой силе», запустил в социальные сети слоган «партия жуликов и воров», позднее при его участии была запущена кампания «Голосуй за любую другую партию».

На эти акции не обратили должного внимания партийные и кремлевские политтехнологи. Вернее, их попытались компенсировать стимулированием снижения активности избирателей. Неожиданно зеленую улицу получили акции оппозиции против участия в выборах вообще. Политтехнолог Александр Кынев замечает, что оппозиционные листовки об игнорировании выборов во многих регионах распространялись при поддержке властей. И в этом смысле «антивыборные» инициативы, например, Бориса Немцова, были как раз в пользу ЕР.

Однако акции, запущенные Навальным, стали значимыми факторами, повлиявшими на результаты «Единой России». Желание проголосовать — и проголосовать против ЕР — оказалось сильнее. Особенно в контексте ощущения многих людей, что все решают за них, вызванного сентябрьским объявлением о «рокировке» в правящем «тандеме».

А поутру…

5 декабря карета превратилась в тыкву: выяснилось, что положение партии власти отнюдь не столь незыблемо, как казалось многим. Еще больше пришедших на выборы — и у нее не было бы большинства.

Тем не менее партия получила формальное большинство (после распределения между победившими голосов партий, не прошедших 7-процентный барьер) — у нее 238 голосов в Думе (потеря по сравнению с V Думой — 64 мандата). При этом КПРФ удвоила свое представительство в парламенте, на третьем месте оказалась «Справедливая Россия», только выигравшая от ухода из власти своего лидера Сергея Миронова. ЛДПР — традиционный партнер партии власти, сместилась на четвертое место. Партия «Яблоко» получила в целом по России более 3% голосов, и ей будет предоставлено дополнительное госфинансирование. При этом в петербургском парламенте, выборы в который происходили параллельно с парламентскими, она образует крупную фракцию.

Вполне вероятно, что подобный сценарий учитывался политическими стратегами власти — и именно в этом кроется разгадка выдвижения Владимира Путина кандидатом на президентский пост. Рейтинг Путина существенно выше рейтинга «Единой России» — даже сегодня, до начала активной фазы президентской избирательной кампании он составляет 44%. И для элиты, к тому же в условиях «выжженного» политического поля, он становится, по существу, единственной точкой опоры.

Статистике наперекор

В этой избирательной кампании был повышенный запрос на учет мнения граждан, а значит, ожидаемо большое внимание оказалось привлечено к разного рода нарушениям. Пальму первенства в жалобах на нарушения со стороны избирательных комиссий держит Москва.

Действительно, вызывают удивление московские 46% за ЕР по сравнению с 37% в Московской области, как и статистические закономерности на части московских избирательных участков.

Глава Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов в эфире телеканала «Дождь» утверждал, что совет обратил внимание на кричащее нарушение статистических закономерностей. Он выслушал доклады экспертов по всем специальностям — и математиков, и социологов, и юристов, на основе которых аналитики пришли к выводу, что реальная доля голосов, отданных за «Единую Россию», порядка 38%. Однако тот же Караганов сообщил, что правовых оснований для пересмотра итогов выборов получить не удастся.

Неожиданные реформы

Тем не менее «Единая Россия» не смогла получить желаемый результат на выборах — даже с учетом разного рода ухищрений, в которых обвиняют партию и власть оппозиционеры. Именно неожиданная слабость позиций партии власти привели к усилению напора со стороны ее оппонентов.

Первые митинги, в Москве они прошли на Чистых прудах и Триумфальной, были во многом спонтанными акциями гражданского протеста — хотя и с участием профессиональных политических активистов. Акции были в прежних традициях жестко зачищены. Но, проанализировав ситуацию, власть неожиданно меняет тактику: одобряет митинг на Болотной площади и обеспечивает для него максимально толерантный режим. Путин делает специальное заявление: граждане имеют право выйти на митинг и выразить свой протест.

Митинг на Болотной стал синонимом начавшегося диалога власти с гражданским обществом. После митинга Владимир Путин провел «Прямую линию» и оформил в команду один из его лозунгов — вэб-камеры на каждом избирательном участке. Депутат Госдумы от «Справедливой России» Илья Пономарев убежден: власти постараются сделать президентские выборы максимально чистыми, чтобы не увеличивать и так возникшие сомнения в легитимности власти.

Во-вторых, премьер обозначил программу смягчения политической системы, которую затем развил в своем послании Федеральному собранию президент Дмитрий Медведев. Речь идет, в частности, о возвращении выборности как губернаторов, так и членов Совета Федерации (вторая тема, впрочем, пока конкретизирована не была).

По мысли Путина, кандидаты в губернаторы должны предлагаться всеми партиями, представленными в региональном парламенте, затем проходить так называемый президентский фильтр — с целью исключения националистов и людей, связанных с криминалитетом, а потом выноситься на прямое тайное голосование населения субъекта Федерации. Еще недавно президент Дмитрий Медведев категорически отрицал возвращение выборности — и вот выборность станет реальностью уже в наступившем году.

Путин высказался также за либерализацию регистрации партий, отдельно заметив, что партию Михаила Касьянова ПАРНАС нужно регистрировать. Эту мысль развил Медведев в своем послании Федеральному собранию (заявив в нем о комплексной программе политических реформ). Речь идет о радикальном упрощении регистрации — резком снижении требований к численности партий и т.д.

Также Медведев в своем послании Федеральному собранию развил ранее высказывавшуюся им мысль о возвращении выборов депутатов Государственной думы по одномандатным округам. Уже VII Дума будет формироваться, как Дума IV созыва — 225 депутатов по партийным спискам и 225 по одномандатным округам.

В поисках баланса

Эти реформы ошибочно было бы рассматривать только как ответ на требования оппозиции и митингующих. Так, возвращение выборности губернаторов — восстановление ответственности глав регионов перед местными сообществами и возрождение генерации ответственных политических лидеров. Потребность в этом давно назрела и перезрела.

Возвращение к выборам по одномандатным округам — потребность прежде всего самой власти: не секрет, что обеспечить большинство для партии власти с помощью одномандатных округов проще, чем только на основе партийных списков, из-за которого партия власти в кризисные моменты попадает в трудное положение, имея значительный антирейтинг.

Уменьшение барьеров (формальных и неформальных) на пути регистрации партий играет в пользу освежения затхлого российского партийного пространства: ведь и Геннадий Зюганов, и Владимир Жириновский, и Григорий Явлинский — политические лидеры еще начала 90-х годов, в этом качестве они даже «старше» Путина.

Реформы являются ответом на митинги в том смысле, что митинги — инструмент артикуляции настроений в поиске новой точки равновесия между властью и обществом. В поиске этой точки заинтересованы сегодня и власть, и конструктивная часть гражданского общества. С этой точки зрения Путин важен как президент, обеспечивающий переход к новому состоянию политической системы.

Способны ли будут оппозиционные политические силы не раскачивать лодку, а Владимир Путин выступать в роли стабилизатора, покажет ближайшее будущее.