Дорогая потеря иллюзий

Текст | Валерия ДЕЛИНСКАЯ

Фиаско Прохорова в широком политическом контексте.

В своем блоге от 16 сентября Михаил Прохоров написал: «В том, что произошло, для меня нет личного конфликта с кем бы то ни было. Несмотря на переход на личности. … По сути, это был конфликт идеологий, парадигм развития. На данном историческом этапе победил консерватизм. Я предлагал перемены. Система не готова».

Мне как эксперту кажется, что рассматривать историю, произошедшую с партией «Правое дело» и с Прохоровым, стоит именно с позиций широкого политического контекста, то есть действительно с «готовности системы».

Но давайте сначала вспомним, что произошло в середине сентября, когда состоялись два съезда партии, объявившие друг друга нелегитимными. На том съезде, что произошел 14 сентября в Центре международной торговли, противники Михаила Прохорова взяли под контроль основные органы съезда — мандатную и контрольную комиссии — и заявили о смещении лидера партии с его поста. Миллиардер-политик в свою очередь прекратил полномочия руководителя исполкома «Правого дела» Андрея Дунаева, исключил из партии экс-кандидата в президенты Андрея Богданова и братьев Александра и Сергея Рявкиных, заявив, что происходит рейдерский захват партии. В атаке на «Правое дело» Прохоров обвинил прежде всего первого заместителя главы президентской администрации Владислава Суркова, по указанию которого действовали такие исполнители, как Радий Хабиров, заместитель главы Управления президента России по внутренней политике, и его прямой начальник Константин Костин.

Большинство изданий прокомментировали ситуацию внутрипартийного конфликта именно как выход Михаила Прохорова из-под кремлевского контроля и его выступление против «кукловода» Суркова, приватизировавшего, по словам экс-лидера «ПД», «поляну российской политики». В Кремле заявления Прохорова назвали истерикой и переживаниями вследствие собственных неудач. А в качестве первой официальной реакции кремлевской администрации на ситуацию вокруг «Правого дела» рассматривалось выступление господина Суркова на пресс-конференции в Екатеринбурге несколькими днями позднее, где он завил, что «принципы работы (по-видимому, его собственные и Кремля. — В.Д.) с политическим пространством останутся неизменными».

Что же все-таки произошло, и явился ли раскол в правой партии причиной или поводом политического фиаско ее лидера? Мне думается, что разделение на сторонников и противников Прохорова — это только повод для его отставки. Причина же заключается в том, о чем сказал сам экс-лидер «Правого дела»: политическая система в стране не готова к самостоятельности политиков, и игнорировать идеологические и кадровые указания, идущие из Кремля, на сегодняшний день равнозначно провалу.

Это подтвердилось и молчанием президента и премьера по отношению к произошедшему с Прохоровым, хотя, как мы помним, последний очень рассчитывал, как это закреплено существующей политической традицией, на «решение вопроса» с «тандемом». Еще одним важным фактором, обусловившим выход Михаила Прохорова из партии, стало негодование «старых демократов», оказавшихся не у дел, в стороне от политического процесса.

А уже такие обстоятельства, как отказ Прохорова «сдать» Ройзмана, фанатичного борца против наркотиков, который мог бы принести существенное пополнение электората «ПД», особенно в лице националистически настроенной молодежи, оказываются в этой истории второстепенными.

Еще система оказалась не готова к приходу Прохорова в самом главном — существовании в стране публичной политики и наличии в России того класса, который мог бы стать социально-экономической платформой правых партий — класса предпринимателей и профессионалов. Именно поэтому, скорее всего, в Администрации президента решили, что выборы «Правое дело» все равно провалит, забрав все же при этом часть голосов у единороссов.

Прохоров написал в своем блоге, что произошедшее помогло ему избавиться от иллюзий. Правда, стоило это дорого — около миллиарда рублей. Наверное, своих иллюзий в отношении Михаила Прохорова лишились и в Кремле, но им это ничего не стоило.


Валерия Викторовна Делинская — вице-президент фонда «Центр политических технологий» (ЦПТ).

Окончила факультет психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. С 1996 по 1998 год — консультант консалтинговой группы «Имидж-Контакт». В 1998 году — политический консультант ЦПТ, с 1999 года — руководитель исследовательских проектов ЦПТ.

С 2001 года работала в управлении кадровой политики компании ЮКОС руководителем ряда исследовательских и информационных проектов.

В 2005 году стала руководителем департамента корпоративных исследований ЦПТ, с 2010 года — вице-президент ЦПТ.