Ольга ЮНГО: пусть я иду небольшими шагами, но своим путем!

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Генеральный директор компании «Гелиос» (Зеленоград) Ольга Юнго убеждена, что именно малый и средний бизнес позволит реализовать потребности граждан в цивилизованной торговле. И поэтому строит сеть «малых» магазинов шаговой доступности на основе международных стандартов организации торговли.

Солнечный предприниматель

— Ольга Александровна, «Гелиос» — торговая компания, занимающаяся целым рядом направлений…

 

— Совершенно верно, оптово-розничная фирма, специализирующаяся на флористике и, в последнее время, на торговле продовольственными товарами.

Исторически первым у моей фирмы возникло цветочное направление: продажа цветов и услуги по флористике, в том числе свадебные. У меня три цветочных салона в Зеленограде.

Несколько лет назад я занялась также магазинами шаговой доступности. Два года действует первый такой магазин, тоже в Зеленограде — 100 кв. м, рассматриваем возможности открытия второго, вероятно, большей площади, под тем же брэндом: «Минифуд — маленькая еда». Хочу создать сеть…

Вообще я веду две торговые фирмы: «Гелиос» и «Монарх». Первая — исключительно моя компания, вторая принадлежит мне и совладельцу.

— С этими фирмами связаны разные направления бизнеса?

 

— Нет-нет, «раздвоение» имеет юридические причины. «Монарх» арендует у Москомимущества помещения — это как раз вклад совладельца…

Когда-то у меня было четверо партнеров, сейчас остался один, по конкретному бизнес-проекту. Но постепенно от «Монарха» я откажусь. Мое будущее, как и настоящее, — компания «Гелиос».

Гелиос — это солнышко, потому что сама я себя считаю солнечной. Всегда стремилась осчастливить людей. Для меня высшее удовольствие — видеть вокруг счастливые, улыбающиеся лица!

Миссия компании — создавать красоту, хорошее настроение. Это основополагающий принцип моей работы. Что бы я ни делала, за какое бы направление ни бралась, мне важно, чтобы человек, придя ко мне грустным, почувствовал, что найдет внимание, участие, готовность помочь…

Очень важна атмосфера магазина. Ничто так не поднимает настроение, как красота!

— Потому вы и занялись цветами?

 

— Конечно! Кстати, первых инвесторов для своего бизнеса нашла, собирая эксклюзивные букеты.

Я творческий человек — увлекаюсь многими вещами: флористикой, дизайном, рисую… И, как всякий Козерог, я неплохой психолог.

Между браком и «Гелиосом»

— С чего началась ваша бизнес-биография?

 

— С развода. Мой муж — гедеэровский немец, учившийся в Москве. Он, как и я, по образованию финансист. Очень сильный предприниматель — и, если бы он готов был воспринимать меня равным партнером, мы бы горы свернули…

Инициатором расставания была я: мне было безумно тесно в той роли жены и делового партнера-«тени», которую он мне, со своим немецким педантизмом, отвел. Пыталась бороться, пыталась договариваться… Но, когда поняла, что договориться, победить его стереотипы «кирхен, киндер, кюхен» не удастся, подала на развод.

Я бросилась доказывать всем и самой себе, что я сама по себе много значу, а не «добавка» к своему Юнго…

Расстались мы в 1992 году, какое-то время я работала главным бухгалтером в одном из московских ЧОПов. А в 1994 году мы с одним моим коллегой по ЧОПу и еще двумя партнерами создали собственную компанию — в Зеленограде… Я стала ее генеральным директором.

Начинали с одного цветочного магазина в далеко не самом лучшем месте города. В этот период у меня была острая потребность поднять самооценку — и я все силы приложила к тому, чтобы сделать эту свою первую «точку» лучшим цветочным магазином в Зеленограде. Ночей не спала! И мне это удалось…

Стала участвовать в разного рода предпринимательских конкурсах, сначала в Зеленограде, потом в Москве…

В 2001 году, к удивлению многих, подала документы на городской конкурс «Женщина — директор года». И вот итоги конкурса подведены: мне звонят и зовут на вручение награды. Но я, честно говоря, не поехала на вручение — потому что сама не верила, что могу победить.

— Однако это случилось…

 

— Да, я выиграла тот конкурс. И мои плечи стали расправляться.

Помню, получила пригласительный билет на прием в мэрию — и явилась туда в красном костюме. А там все в темном…

Юрий Михайлович Лужков смотрит на меня: что это за звезда такая пришла? Я под сурдинку взяла у него автограф, успела поговорить о проблемах московского цветочного опта…

Потом были еще конкурсы — и победы. В частности, «Менеджер года — 2007», где я стала победительницей среди торговых предпринимателей и получила бронзовую медаль в общем конкурсе. Это очень примечательное событие, потому что «торгашей» — представителей торгового бизнеса в жюри не очень любят.

Благодаря конкурсам я поняла, что на верном пути в бизнесе, и мне нужно идти вперед несмотря на сомнения — мои и окружающих.

Правило самостоятельности

— Вы вели бизнес с несколькими партнерами. Почему расстались?

 

— Хотя я и являлась первым лицом компании, в полной мере самостоятельной себя считать не могла, комфортно себя не чувствовала.

С одной стороны, партнеры были более опытными в бизнесе. С другой — на каком-то этапе я поняла, что партнерами движет не желание обеспечить нашему совместному бизнесу процветание, а совсем другие мотивы — мотивы получения спекулятивного дохода. Сейчас это мне очевидно: хотя бы исходя из того, что только у меня это был единственный бизнес.

Тогда же это выяснилось после вот какой истории. В один прекрасный день по линии префектуры мне предложили крупный совместный «цветочный» проект в Зеленограде.

Я — за советом к моим мужчинам. А они мне: «Да ты что, мы же потеряем независимость!» Я им поверила — и отказалась от предложения. Впрочем, мы стали официальным поставщиком цветов для префектуры.

Но с того случая я стала осознавать, что интересы бизнеса и интересы моих партнеров, мягко говоря, не совсем совпадают. Партнеров устраивала ситуация, когда я выполняла все черновую управленческую работу в компании и не особенно «высовывалась»…

При этом даже не каждый квартал — каждый месяц мы собирались по поводу дивидендов совладельцам. Платить дивиденды фирме приходилось не с прибыли, а с валовой выручки!

Каждый месяц я начинала бизнес с чистого листа — никаких запасов не оставалось после таких выплат. Настоящий рэкет! И мне пришлось приложить огромные усилия, чтобы выкупить доли бизнеса у моих партнеров — и при этом расстаться так, чтобы можно было с бывшими партнерами спокойно встречаться, смотреть друг другу в глаза… У меня это получилось.

И когда я наконец стала свободной, я решила: у меня своя дорога, мне никто не нужен. Если я чего-то стою, то докажу это без посторонней помощи. И с тех пор следую этому правилу.

Достояние Зеленограда

— Вы по-прежнему работаете только на зеленоградском рынке?

 

— Сегодня я зеленоградский предприниматель. Кто-то в Зеленограде меня видит «своей», кто-то — нет. Мне же в первую очередь важны личностные цели.

Перед тем самым конкурсом «Женщина — директор года», о котором я рассказывала, мне не захотели дать рекомендацию как представительнице города: мол, слишком малый бизнес.

Меня это, откровенно говоря, покоробило: что за дискриминация? Да, я малый предприниматель, но работу свою делаю на пять с плюсом! Посмотрите книги жалоб и предложений моих цветочных магазинов — они все исписаны благодарностями! Наконец, я поставщик цветов для префектуры!

Правда, когда я, к удивлению некоторых, победила, город меня от всей души поздравил. Я указана на всех городских сайтах как «достояние» Зеленограда.

Красота по-немецки

— А как вы занялись магазинами шаговой доступности?

 

— Я долго присматривалась к этому направлению. Но не решалась им заняться: мне глубоко претила традиционная модель отечественного продмага. Неидеальное, мягко говоря, гигиеническое состояние, товар непонятного качества… И необъятных размеров хамка-продавщица — этакая «хозяйка медной горы»…

Постепенно формировалось желание показать, какой могла бы быть торговля, и понимание, что я это могу сделать. Накапливалась некая критическая масса в моей голове, и в один прекрасный день я подумала: а почему бы мне не попытаться изменить стереотип?! Пусть в других магазинах грязь и необъятные грубые продавщицы — мне не обязательно идти тем же путем, у меня все будет по-другому!

Я перестрою и саму торговлю, и отношение к ней потребителя!

— Магазин открылся в самый разгар кризиса — когда другие закрывались…

 

— Да. Случилось так, что в начале 2009-го у меня в стадии готовности был проект первого магазина шаговой доступности. Мы подготовили для него расположенное прямо напротив префектуры помещение, принадлежавшее «Монарху» — отремонтировали его, кстати, по моему собственному проекту.

Все оформлено очень красиво. Например, в винном отделе поставили интересные дизайнерские витрины, при этом недорогие. Но смотрится так, как будто это какой-то винный бутик! Великолепный отдел фруктов, цветочный отдел и другие — как с картинки в западном журнале!

Итак, все спланировано, все готово. И тут — кризис… Что делать? Я подумала, прислушалась к своему внутреннему голосу и приняла решение: открываться во что бы то ни стало.

Да, мы понесли определенные убытки, но стратегически не прогадали. Мы смогли закрепиться на рынке в период, когда ослабла хватка крупных сетей. И теперь нас уже так просто не закроешь — у магазина свой контингент потребителей.

Когда магазин только открылся, люди приходили к нам и не понимали: куда они попали? Это продовольственный магазин? Или какой-то бутик?..

Я заметила, что жители ближайших домов, перед тем как зайти в наш магазин, приводят себя в порядок. В наш магазин неудобно приходить помятым, в не очень чистой одежде.

Люди приходят в приподнятом настроении и уходят от нас в еще лучшем — получая качественный товар и качественное обслуживание! Потому что у нас приветливые, улыбающиеся, знающие свое дело продавцы-товароведы.

Мне очень помогли и продолжают помогать совершенствовать магазин эксперты сети «Метро» — один из наших поставщиков товаров. Дело в том, что в этой сети есть немецкий проект магазинов шаговой доступности, ему уже около двух лет…

— В чем он заключается?

 

— В поэтапном консультировании с целью оптимизации работы магазина. Логистика, раскладка товара, таблички, указатели, вывески… Вроде бы мелочи, но профессиональный подход к использованию этих «мелочей» дает очень серьезный экономический эффект.

Работают по немецкому проекту так. Сначала готовится презентация магазина, она рассматривается администрацией проекта. Ведется диалог с владельцами магазина, с управляющим.

Потом в магазин выезжают эксперты, имеющие опыт оптимизации самых разных магазинов — этакие «дизайнеры торговли»: смотрят, как работу конкретного магазина можно улучшить. Ими проводятся исследования, опросы потребителей, жителей района. Затем эксперты предлагают прогрессивные формы организации торговли и помогают их внедрить.

При этом никакой платы за консалтинг не берется! Интерес «Метро», как мне объяснили, в том, чтобы его подрядчики работали еще эффективнее и закупали еще больше товара. То есть они помогают своим партнерам быть более конкурентоспособными.

— Это фактически проект улучшения качества российской торговли?

 

— Да. Но, к сожалению, реализуется он через раз. Эксперты сетуют, что очень многие торговые предприниматели останавливаются на полпути, боятся изменений…

А вот я с удовольствием воспринимаю усовершенствования. И сейчас мы совместно с экспертами немецкого проекта магазинов шаговой доступности «Метро» готовим второй магазин — теперь уже начиная с поиска помещения.

«Запретительная» аренда

— В период кризиса принимался ряд решений по облегчению аренды площадей. Помогли ли вам эти решения?

 

— Нет, к сожалению, меры не заработали на практике.

С арендой помещений в столице давно трудная ситуация. Из огня да в полымя: в 2005—2006 годах был страшный дефицит площадей для аренды — город почти ничего не предлагал. Теперь ситуация обратная: предложений — море, но был принят конкурсный механизм, при котором реально сдается в аренду только маленькая «Толика».

Для того чтобы участвовать в конкурсе, помимо предоставления пакета документов, фирма должна быть «бездомной»: еще не иметь помещения и при этом внести значительную плату за участие в конкурсе, которая в случае поражения не возвращается.

— Теперь понятно, почему на конкурсы никто не идет…

 

— Конечно. Условия конкурса фактически запретительные. К тому же механизм оценки конкурсной документации абсолютно непрозрачен. Знающие люди говорят, что победить в конкурсе может только компания, хорошо знакомая с конкурсной комиссией.

Московские чиновники сегодня собирают встречи с предпринимателями по поводу конкурсов: не бойтесь, участвуйте… Но как же не бояться?..

Раз уж чиновники выходят в массы в роли пропагандистов, значит, дело совсем плохо: помещения в аренду у города никто не берет… Без пересмотра конкурсных правил ситуация не изменится.

Для того чтобы получать помещения в Москве, нужны связи. Их имеют или «придворная» торговля, или крупные сети. Так что сегодня все условия созданы для крупных сетей.

Несколько месяцев назад буквально рядом с нашим магазином, в помещении обанкротившегося несколько лет назад «Зелакбанка» открылся магазин «Копейка» — 300 кв. м. Они снесли на первом этаже бывшего банковского офиса капитальные стены и открыли магазин.

Я спрашивала в Управлении потребительского рынка Зеленоградского АО: «Как же так, почему под боком у нас разрешили открыть магазин?» А там разводят руками: разрешение было получено не в Зеленограде, даже санитарное заключение дала московская СЭС.

Таков почерк крупных сетей…

Двойной удар по «малым»

— Создается впечатление, что малый и средний торговый бизнес в Москве целенаправленно уничтожается крупными сетями…

 

— Так и есть. И это происходит не только в Москве — по всей России.

На рынке абсолютно доминируют большие сети. Небольшие магазины пока еще имеют шанс выжить. Но средние — скажем, несетевые универмаги площадью от 500 до 1000 кв. м буквально обречены.

Самый активный «поглотитель» — «X5 Ритейл». Если дело так пойдет и дальше, он будет доминировать на рынке, а вместе с «Ашаном», «Метро» и «Реалом» они будут контролировать 90—95% торговли. Это беспрецедентный в мире уровень монополизации!

В борьбе сетевиков за власть на рынке активное участие, как вы понимаете, принимают власти. Кто дает добро на открытие огромных сетевых магазинов в спальных районах? Власти.

Какой при этом интерес властей? Пополнение бюджета? Или личная заинтересованность какого-то чиновника? Я могу только гадать. Но это явно не интересы потребителей.

— Малому торговому бизнесу нанесен удар и борьбой с палатками…

 

— Я с этим утверждением не согласна — с ларечной торговлей разбираться необходимо.

Борьба с палатками начиналась в слишком агрессивной форме — это правда. И мне пришло уведомление о сносе одного моего цветочного киоска.

Но у меня есть договор краткосрочной аренды — я показала этот договор «сносителям», и они вынуждены были ретироваться. До определенного срока он действует, после этого срока владелец вправе делать все что угодно, но никак не до этого момента.

Но у подавляющего большинства палаточников таких договоров не было — потому их и сносили! И это правильно. Почему я должна действовать официально, оформлять договор, вносить регулярно плату за аренду, а они при этом могут работать по закулисным договоренностям и за взятки?

И какая там может быть цивилизованная торговля, например продовольственная, если нет никаких возможностей для хранения товара, оборудования торгового зала? Я обеими руками поддерживаю курс нового Правительства Москвы на наведение порядка в ларечной торговле!

Но его должен сопровождать курс по наведению порядка в аренде — тогда будет оздоровление ситуации в столичной торговле.

Закон против монополий

— Как можно бороться с монополизацией ритейла?

 

— Мое мнение: должен быть специальный антимонопольный закон — московский, а лучше российский, в котором жестко закрепляется доля крупных торговых сетей и доля малого и среднего торгового бизнеса на торговом рынке. Допустим, 60% для крупных сетей и 40% для малого и среднего бизнеса. Без такого формального ограничения практических способов ограничить монополизм в сегодняшней ситуации я не вижу.

Такие меры важны и с точки зрения защиты интересов потребителей. Ведь когда есть монополия и нет конкуренции, наносится удар именно по потребителям.

— Страдает качество товаров и обслуживания?

 

— Именно.

Я борюсь за качество: у меня охлажденное мясо, свежайшие салаты и соки… А рядом «Копейка», ей наплевать на качество! Она только в ноябре 2010-го открылась, а там уже вся книга жалоб исписана возмущенными покупателями. И что? На их работе и отношении к ним это никак не сказывается…

Консервы — на грани сроков годности, бакалея тоже, фрукты и овощи чуть ли не подгнившие…

— Отсюда и демпинговые цены.

 

— Конечно. И, к сожалению, многих покупателей привлекают все эти желтые ценники: «Две покупки — третья бесплатно»… Экономность или алчность? Многих не останавливает даже возможный вред здоровью их семей…

Цель крупных торговых сетей — завалить рынок очень дешевым товаром, на грани дозволенных санитарных норм, а часто и за гранью. По очень низким ценам — на уровне моей закупочной! Потому что они получают прибыль с гигантских оборотов.

Для того чтобы можно было бороться с ними именно в поле качества, наш потребитель должен понимать, что хорошо и что плохо. Ему необходимо осознать, что не может быть качественного товара за три копейки!

К тому же во всем мире известно: огромные супермаркеты в принципе не в состоянии скрупулезно следить за качеством товаров — они для этого слишком индустриализированы! Потому на цивилизованном торговом рынке всегда есть и большие магазины, и средние, и маленькие магазины — в том числе узкоспециализированные: мясные, бакалейные, кондитерские…

Такие магазинчики — это, как правило, семейный бизнес, который существует не один десяток или даже сотню лет.

Классический семейный бизнес

— Именно такую компанию вы хотите создать?

 

— Да. Я не стремлюсь создать бизнес-империю: меня вполне устраивает статус малого предпринимателя. Ведь мне интересно созидать, а не так, как крупным сетевым компаниям — разорять другие компании, утверждаться на костях других бизнесов.

Знаете, моя мечта — жить в доме, где на первом этаже были бы магазин и кафе. А на втором живу я с семьей. Вы ко мне приходите, звонит звоночек у входной двери, я спускаюсь, встречаю вас, усаживаю за стол, варю вам кофе, жарю картошечку… Мне это очень нравится!

И также поступали бы мои дети — а потом и внуки.

— Дети поддерживают ваш энтузиазм?

 

— Безусловно. Дочь Ирина уже работает в нашей компании, она начальник отдела маркетинга. Очень умная девочка, сейчас заканчивает магистратуру экономического вуза. Сын сейчас в армии — мы очень ждем его, он очень нужен фирме…

— Как подбираете людей для работы?

 

— Для меня важно быть с сотрудником на одной волне. Мне должна подходить его энергетика. И часто бывает так, что человека с хорошим образованием, богатым опытом я не беру — потому что мне с ним некомфортно в чисто человеческом плане.

Я иной раз предпочитаю человека, психологически мне соответствующего, хоть и без опыта. Учу его уже на рабочем месте.

Со мной, конечно, трудно: я человек творческий, интуитивный, эмоциональный… Иногда ночь не сплю: прилепится какая-то мысль, как что-то улучшить, усовершенствовать — и не отпускает… Мои сотрудники уже по утреннему блеску в моих глазах определяют: «Ага, Александровна что-то придумала!»

Но сейчас я стала спокойнее: не бросаюсь сразу все менять. Собираю коллектив — и вместе мы обсуждаем изменения, чтобы сотрудники воспринимали их не только как мои желания, но были с ними солидарны.

Раньше я раздражалась на саму себя за эти ночные раздумья, за неумение «выключаться». Но в конце концов поняла: моя работа невозможна без этого, к тому же я буквально кайфую от своего творчества в бизнесе!

— Насколько остра для вас налоговая проблема?

 

— С налогами трудно — постоянно идут изменения, это само по себе ведет к затратам для бизнеса. Я в кризис перевела бизнес на упрощенную систему налогообложения (мне надо передохнуть): когда только пять моих поставщиков работают с НДС, а остальные, более десятка, без него. Упрощенка, согласитесь, наилучшее решение. Слава богу, что упрощенка в нашей стране есть — это окно возможностей для малого бизнеса!

Женщина у руля

— Трудно ли женщине заниматься бизнесом?

 

— У нас в стране пока да. До цивилизованного мира пока не дотягиваем.

Когда я на заре своей бизнес-карьеры искала компаньонов, спонсоров, инвесторов, я постоянно сталкивалась с мужским шовинизмом.

Конечно, были 90-е годы, когда не от хорошей жизни многим представителям сильного пола пришлось смириться с тем, что женщины тоже станут предпринимателями. Но осознали то, что женщина имеет не меньше прав быть предпринимателем, до сих пор далеко не все.

Тем более что есть и объективная причина: таких, как я — начавших с нуля, не прибегающих ни к какому административному и экономическому ресурсу, self made woman — мало…

— Каковы достоинства женщины-предпринимателя?

 

— Интуиция, умение работать с малым, умение шаг за шагом делать из скромной основы вполне серьезный бизнес… И еще способность не упускать мелочи, детали. Женщины более разумны, разруливают любую ситуацию без конфликтов…

— Кто из российских женщин-руководителей вам наиболее импонирует?

 

— Мне нравятся многие женщины — политики и корпоративные менеджеры. Но, пожалуй, больше всех импонирует Эльвира Набиуллина, министр экономического развития. Деловая женщина, но очень скромная, без «мужиковатости», которая характерна для многих чиновниц…

Закон сохранения энергии

— Есть ли будущее у малого торгового бизнеса в нашей стране?

 

— Конечно, есть. Я уверена в этом будущем — иначе бы я таким бизнесом не занималась.

— То есть вы накрепко связываете свою личную биографию с судьбой вашей компанией?

 

— Безусловно.

— Вы 13 лет в бизнесе — и источник вашей энергии кажется неисчерпаемым…

 

— Я не вечный двигатель: много раз останавливалась от усталости, думала, не бросить ли все, не выставить ли свое резюме на сайте поиска работы?

Только вроде бы дела наладятся — а тут дефолт, кризис… Но я уже знаю себя: сейчас я выдохну — и пойду дальше…

Всегда относилась к потерям, неудачам философски. В 1994 году я купила машину, «шестерку». Мы должны были на следующий день ехать с детьми за город. Выхожу — а машину угнали. Поплакала, погоревала — и решила: значит, мне пока не время садиться за руль. Ездила долго с водителем…

Не тороплю события, не форсирую их — что-то не получается, значит, я к этому пока не готова. Всегда жду, когда ситуация созреет.

Самое главное, что мною движет — если рядом со мной люди испытывают позитивные чувства, им хорошо, я буду от этого буквально летать!

Пусть я иду небольшими шажками — но зато уверенно. Я выбрала свой путь, и я буду идти этим путем несмотря ни на какие трудности!


Ольга Александровна Юнго — генеральный директор ООО «Гелиос» и ООО «Монарх-С».

Трудовую деятельность О.А. Юнго начала в НИИ «Научный центр» (г. Зеленоград) в должности лаборанта. В 1986 году окончила без отрыва от производства Всесоюзный заочный финансово-экономи-ческий институт по специальности «Планирование промышленности». С 1986 года работала в г. Енисейске Красноярского края в Нижне-Енисейской сплавной конторе. Через год она родила двойню — сына и дочь и ушла в отпуск по уходу за детьми.

С 1992 по 1994 год О.А. Юнго работала главным бухгалтером в ЧОП «ГСК». В 1994 году было создано ООО «Гелиос», и Ольга Александровна стала одним из учредителей.

Основные направления бизнеса компании:

• розничная и оптовая торговля цветами;

• создание уникальных подарочных букетов и композиций из живых цветов;

• производство декоративных композиций;

• доставка цветов и композиций;

• оформление жилых и офисных помещений живыми, искусственными цветами и сухоцветами.

С 1998 года О.А. Юнго — генеральный директор ООО «Гелиос», а с 2000 года и ООО «Монарх-С», которое занимается розничной торговлей продуктами питания, табачной и винно-водочной продукцией.

В 1994 году под руководством Ольги Юнго был открыт магазин «Цветы» при Зеленоградской оранжерее. В 1997-ом открыт цветочный салон «Мир цветов», в 2001-ом — павильон «Цветы», а в 2005 году — свадебный салон «Флейта». В 2009 году открыт магазин розничной торговли продуктами питания.

Компания, которой руководит О.А. Юнго, стала победителем конкурса среди малых предприятий Зеленоградского АО г. Москвы «Лучшее предприятие малого бизнеса» (1999 год). Ольга Юнго — финалист конкурса «Московский предприниматель — 2000» в номинации «Лучшие предприятие торговли». Имеет свидетельство МГТК и МТПП, где отмечается «отличная организация профессиональной торговой деятельности на предприятии — финалисте конкурса “Московский предприниматель–2000”».

Ольга Александровна стала победителем третьего Московского конкурса «Женщина — директор года 2001». Имеет звание лауреата и награждена бронзовой медалью российского конкурса «Менеджер года — 2007» в номинации «Сфера торговли и потребительской кооперации». Победитель Московского конкурса «Менеджер года — 2007» в номинации «Сфера торговли». Награждена дипломом «За плодотворную работу и большой личный вклад в развитие предпринимательской деятельности» (2010 год), лауреат Национальной ежегодной премии «Лучший руководитель года 2011». Портрет О.А. Юнго — на Доске почета Зеленоградского АО.

ООО «Гелиос» имеет диплом «За активную деятельность в области фитодизайна» (2001 год). Продуктовый магазин в конкурсе «Лучший магазин шаговой доступности — 2010» вошел в Золотую десятку шаговых магазинов г. Москвы. В конкурсе «Лучший продавец — 2010» сотрудник компании занял III место и получил звание «Московский мастер». ООО «Гелиос» награжден Ежегодной Международной премией «Лучшая компания Года-2011»

Помимо работы, Ольга Александровна ведет общественную деятельность, являясь членом Международной Академии менеджмента, занимается благотворительностью, поддерживая Управление ГО и ЧС по Зеленоградскому АО.

Воспитывает сына и дочь.