Общество неограниченной ответственности


Александр ПОЛЯНСКИЙ


Президент Медведев первым делом обвинил в теракте в Домодедово руководство аэропорта, и это уже закономерность. В летних пожарах у нас виноваты в первую очередь муниципалитеты, а не МЧС, в терактах — администрации объектов, где они происходят, а не МВД и ФСБ.

Явно заметной эта тенденция властей стала в истории с «Хромой лошадью», вина за которую была возложена преимущественно на администрацию клуба, а не на пожарную охрану, которая не препятствовала функционированию явно пожароопасного, как оказалось, объекта. За взятку? Да, но бизнес при нынешнем уровне коррупции органов правопорядка вообще дезориентирован: что — бюрократические препоны, а что действительно смертельно опасно.

Если говорить о Домодедово, то вспомним: именно сотрудники транспортной милиции в 2004 году пропустили за взятку шахидок, взорвавших самолеты. Однако в результате «разбора полетов» уменьшена была зона ответственности аэропортовой охраны, а транспортной милиции, наоборот, увеличена…

После нынешних обвинений президента владельцы операторской компании Домодедово осмелились вступить с ним в открытую полемику: публично отказались признать себя виновными в происшедшем. Что по сути неверно: конечно, виновата и администрация. Разве не были менеджеры в курсе, что на доступе с нижней парковки никого из стражей порядка, как правило, нет? Но поставим себя на место хозяев: им навязывают ЛУВД в качестве монопольного поставщика охранных услуг, регулярно пересматривают тарифы и при этом запрещают вмешиваться в процесс оказания этих услуг. Как же можно отвечать за действия милиции в такой ситуации?

В конце концов президент все-таки обратился к оценке роли чиновников правоохранительных органов — ряд генералов и офицеров среднего звена транспортной милиции лишились своих постов. Под сурдинку министр транспорта Игорь Левитин представил к увольнению «не своего» главу Ространснадзора…

Затем появилась инициатива создания некой новой спецслужбы по безопасности на транспорте, будто бы у нас нет транспортной милиции, органов ФСБ, МЧС, следственного комитета и прокуратуры. То есть пошло «принятие мер» по чисто бюрократическому сценарию.

Вообще наша власть действует по итогам терактов и катастроф всегда одинаково: наказываются беззащитный бизнес и «стрелочники», а правоохранительные органы в целом увеличивают полномочия, штаты и финансирование. Механизм общественной оценки эффективности силовых ведомств отсутствует в принципе: например, показатели о предотвращенных терактах — практически непроверяемая информация. Зато явно видно другое: Россия стала страной повторяющихся однотипных терактов, как Ирак и Афганистан, что свидетельствует о низкой эффективности, «нецивилизованности» системы безопасности.

В западных СМИ резонно выражаются опасения: сможет ли Россия обеспечить безопасность международных мероприятий, таких как Олимпиада—2014, форум АТЭС — 2012, чемпионат мира по футболу — 2018. Именно эта обеспокоенность вселяет надежду, что необходимые меры все же будут приниматься. Участие России в глобальных проектах в этом смысле заменяет практически отсутствующий в нашей системе власти общественный контроль за деятельностью правоохранительных органов.

Это внимание к проблеме не только СМИ, но наверняка и лидеров иностранных государств заставит президента и премьера России «придать ускорение» МВД и спецслужбам. Но самая первая мера, которая может дать эффект уже в ближайшее время, — использование параллельно с милицией и ФСБ крупных охранных корпораций, в том числе находящихся в собственности нерезидентов. При этом не небольших, зависимых от всех и вся ЧОПов, а серьезных корпораций, облеченных доверием как собственников, так и государства. Тогда ответственность бизнеса и правоохранительных органов действительно будет равной, а система защиты — эффективной.