Мэрская работа


Текст | Василий ЛОКТИОНОВ


Первые 100 дней Собянина: плюсы и минусы.

Деятельность Сергея Собянина на первом этапе его мэрства сконцентрирована на нескольких направлениях.

Опять сносим?

С самого начала мэр уделил внимание нормализации торговли. В первый же свой, ставший традиционным при Лужкове, субботний объезд города Собянин обратил внимание на чрезмерно большое количество ларьков у станции метро «Улица 1905 года», а потом то же самое заметил и у других станций. Результатом было снятие с должностей глав Тверской и Пресненской управ ЦАО, позднее компанию уволенных пополнили руководители еще нескольких управ.

Телевидение, прежде всего ВГТРК, откликнулось гневными репортажами о выходах из станций метро, почти полностью перекрытых ларьками, о бедных москвичах, которые не могут пройти через этот лес сомнительных торговых точек и вынуждены покупать низкокачественные товары и т.д.

Напуганные управы устроили в городе настоящую зачистку ларечной торговли. Без каких бы то ни было законных оснований павильоны отключались от электричества и сносились. С начала ноября в Москве было снесено более двух тысяч объектов мелкой розничной торговли. Среди них были незаконные торговые точки, открытые за взятки, но подавляющее большинство — законные. Лоббистскими усилиями главного редактора «Московского комсомольца», председателя Союза журналистов Москвы Павла Гусева удалось отстоять газетные киоски.

Немногие из малых торговых предпринимателей осмелились подать иски по поводу нарушения своих прав — только те, кому терять было совсем нечего. Даже компании — владельцы сетей мелкого фастфуда, сами отнюдь не маленькие, и те ограничились словесным недовольством. Потому что понятно: отношения с управами все равно нужно будет налаживать, если компания не собирается выходить из бизнеса.

Пока о результатах этих судов неизвестно. Отношение же к ним власти было двояким. Обозреватель ВГТРК Сергей Брилев в одной из своих субботних аналитических программ на канале «Россия 1» заявил, что коррупционеры, прикрываясь интересами малого бизнеса, торпедируют начинания нового мэра по наведению порядка. Мэрия же отреагировала заявлением, что Сергей Собянин не давал никаких указаний о сносе ларьков. Выступила с заявлением и ФАС — о недопустимости нарушения законодательства при наведении порядка в торговле.

Отставленный с поста руководителя Департамента потребительского рынка и услуг Москвы Владимир Малышков в интервью «Коммерсанту» дал развернутый критический анализ деятельности нового мэра. В частности, на вопрос о том, каковы различия в действиях администрации Лужкова по наведению порядка в ларечной торговле и администрации Собянина, он ответил, что администрация Лужкова отличалась прежде всего методами. Это, конечно, лукавство — вспоминая истории с Черкизовским рынком, «Речником» и другими громкими сносами, можно заключить, что методы администрации прежнего мэра были аналогичные, только масштабы меньшие. Однако в лучшую сторону новому мэру отличиться не удалось.

Видимо, поэтому мэрия в конце концов подала сигнал, что она возвращается к согласованным схемам размещения торговых точек. То есть антиларечная кампания была фактически полностью отыграна назад. Публицист Кирилл Савицкий связывает это с данными о том, что за месяц работы Собянина на Тверской, 13 количество недовольных новым мэром, согласно опросам, выросло вдвое.

Интересна реакция московского чиновничества на жесткость нового мэра к городской бюрократии. Кирилл Савицкий со ссылкой на чиновников одной из управ приводит оценку новой команды как «нашествия мэрсобян». А редактор Slon.ru Елена Тофанюк, ранее работавшая в аппарате Правительства Москвы, отмечает, что чиновникам вполне по силам утопить в абсурдной активности любые начинания нового мэра.

Тема нормализации торговли в интерпретации мэрии развивается. Теперь Собянин занялся рынками. Это тоже излюбленное направление деятельности Юрия Лужкова, на котором ему не удалось добиться больших успехов.

Подход к рынкам у нового градоначальника был уже мягче, чем к ларькам. Некоторые наиболее «кричащие» рынки закрыты (причем наибольшее рвение проявил доказывающий лояльность бывший вице-мэр, а теперь префект Северного округа Владимир Смолкин). Но в целом планируется постепенное изменение ситуации.

По мнению экспертов, разбираясь с московской торговлей, необходимо искать золотую середину между свободой торговли и достойным обликом города, обеспечивать определенные гарантии качества товаров, следить за соблюдением санитарных норм и пр. Причем подходить к решению проблем нужно прежде всего экономическими методами — потому, например, что закрытие части торговых точек при сохранении коррупционных отношений с территориальными властями не приведет к лучшему соблюдению санитарных норм: только к уменьшению предложения и росту цен.

В плане же роста цен, монополизации торговли за последние годы и так было сделано немало. Московская мэрия и ее территориальные органы, явно в интересах сетевых торговых компаний, целенаправленно боролись с небольшими магазинами. Когда-то, в 90-е годы, Москва была образцом реализации знаменитого указа Бориса Ельцина о свободной торговле, фактически эталоном свободной торговли и для России, и для всего СНГ. Демонополизированная торговая сфера позволила не только насытить потребительский рынок товарами, но и избежать массовой безработицы.

Постепенно администрация Лужкова, которой ближе были интересы крупного торгового бизнеса, начала курс на сворачивание мелкой торговли, укрупнение торгового бизнеса. Это объяснялось необходимостью повышения качества и торговли, и продаваемой продукции. При этом в столице возник дефицит торговых площадей, что приводит к росту цен. Увы, Собянин, по сути, продолжает курс Лужкова.

Это, считают аналитики, ошибочное направление. Безусловно, должен существовать санитарный контроль и другие виды надзора. Но, как показывает мировой опыт, главный способ контроля — декларируемая ответственность. Когда продавец предлагает продукцию, он должен от своего имени, а не от имени органов, выдавших те или иные лицензии и разрешения, давать гарантии качества товара и декларировать готовность отвечать за них перед потребителем в суде.

Выбор торговых точек в Москве должны осуществлять не чиновники, а потребители. А структура торговых точек должна быть максимально широкой и регулироваться планами их размещения, а не заявления градоначальника.

Транспортный узел

Следующая тема, которой сразу по вступлении в должность занялся Собянин — транспортная.

Началось с того, что мэр отправился в будний день обозревать с 14-этажного дома в районе Белорусского вокзала московские пробки. Собянина возмутила ситуация на Тверской улице: улица «стояла», при этом по обеим ее сторона тянулись длинные ряды незаконно припаркованных машин.

Было принято решение убрать машины, незаконно припаркованные на Тверской, ликвидировать незаконные парковки, чтобы улица «поехала». Результат: Тверская так и не «поехала», но все окрестные переулки оказались запружены машинами.

Это буквально взорвало блогосферу — но идти на попятный городские власти на этот раз отказались. Борьба с незаконными парковками продолжается, при этом законных и доступных по цене пока не прибавилось.

Следующей транспортной инициативой нового мэра Москвы были огорчены уже владельцы супермаркетов: Собянин сказал о недопустимости использования грузового транспорта в центре города. Представители «большой» торговли заявили, что отказ от проезда машин приведет к коллапсу торговли и повышению цен, а переход при перевозке товара с большегрузных машин на среднелитражные вызовет как раз увеличение нагрузки на транспортную сеть. Напомним: у Юрия Лужкова также была идея ограничить перемещение по городу грузового транспорта, но она оказалась осуществленной лишь в малой степени.

Интересно, что в связи с антипробочными инициативами Собянина со специальным заявлением о недопустимости незаконных парковок и ограничении въезда в центр грузового транспорта выступил президент России Дмитрий Медведев. Он фактически утвердил предложения Собянина, а не просто заявил о его поддержке. Это, видимо, диктовалось стремлением поддержать столичного градоначальника. Но подобным заявлением глава государства принял ответственность за спорные решения на себя.

Антипробочная активность Собянина продолжилась: следующим шагом стал осмотр МКАД в ходе очередного субботнего объезда города. Во всех проблемах движения по магистрали были обвинены торговые центры — с точки зрения мэра, их недопустимо было строить. (Где, интересно, их строить, как не на МКАД?) К тому же ко многим торговым центрам не оказалось альтернативных подъездных путей.

Критика торговых центров на МКАД не прошла даром. Например, IKEA тут же выступила с инициативой строительства дополнительных подъездных путей к своим центрам за свой счет. Наверняка ее примеру последуют и другие торговые компании. В данном случае действия мэрии оказались как раз весьма эффективными.

В ходе обсуждения проблем МКАД «новый старый» главный архитектор Москвы Александр Кузьмин тут же выступил с проектом строительства целого ряда объездных магистралей. Этот циклопический по стоимости проект, который пересечет ряд действующих шоссе, был тут же раскритикован экспертами.

Собянин заявил о необходимости резко увеличить в московском бюджете раздел, посвященный дорожному строительству. Это вызывает у москвичей двойственное чувство, потому что всем известно: дорожное строительство в столице — это когда намертво «встают» все окрестные магистрали.

Большое внимание мэр уделил общественному транспорту. В частности, он (как и когда-то Юрий Лужков) заявил о необходимости опережающего развития метро — в том числе о строительстве станций на территории Московской области.

При этом Собянин сказал о необходимости строительства типовых станций и удешевлении проектов. По его словам, станция по специальному проекту обходится на 20% дороже типовой. Эксперты тут же заявили, что эта цифра совершенно неадекватна: львиная доля себестоимости приходится на подземные работы, защиту от грунтовых вод и прокладку коммуникаций.

Но проблема еще и в том, что строительство метро чрезвычайно дорого. В советское время московское метро (как и ленинградское, и в других миллионниках) строилось за союзные деньги, им занимался специальный главк Минтрансстроя, а управлением самими метрополитенами — главк МПС.

В последние 20 лет бремя развития метрополитенов взяли на себя городские бюджеты — и с ним, конечно, не справляются, даже московский. Наверняка финансовые трудности будут и у Собянина, если он не сможет привлечь федеральное финансирование.

Это возможно, так как новый вице-мэр Москвы по транспорту и дорожному строительству Николай Лямов, комментируя транспортную ситуацию в городе, говорил о ней с позиций федерального чиновника, брошенного на ее решение.

Как квинтэссенция усилий мэрии по изучению транспортных проблем была представлена масштабная — из 116 пунктов программа борьбы с пробками: было устроено ее модное теперь интернет-обсуждение.

Увы, это достаточно бессистемные, как отмечает большинство наблюдателей, пункты. Но значительная часть из них, по оценке научного руководителя НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаила Блинкина, вполне разумна.

Конечно, транспортная проблема в городе относится к числу острейших. Решать ее нужно посредством строительства новых дорог, прежде всего магистралей, соединяющих разные сегменты города, значительная часть из которых сегодня соединена либо через центр, либо через МКАД. Безусловно, нужно ограничивать и въезд в центр — причем, считает эксперт, как раз для личного транспорта, а не для грузового, чтобы это не вызвало рост себестоимости торговли.

Решение транспортной проблемы лежит также в сфере новых градостроительных стандартов: о парковках, местах для транспорта около домов, соотношении этажности и территорий для автотранспорта — об этом сегодня говорится на всех уровнях.

Но ключевой пункт решения транспортной проблемы — экономика движения. Сегодня в столице поездка на машине стоит существенно дешевле, чем поездка на общественном транспорте. Пока это соотношение будет сохраняться, проблема будет решаться чисто рыночным способом: только колоссальная запруженность магистралей приводит к тому, что автомобилисты пересаживаются на метро.

Генплан остался в силе

В самом начале своего мэрства Собянин говорил о возможности пересмотра Генплана Москвы, принятого весной этого года. Новый градоначальник заявлял о наборе градостроительных ошибок.

Мэр выразил сомнения в проекте «Москва-сити» (однако проект будет с определенными корректировками продолжен) и отменил своим волевым решением строительство крупного объекта на Хитровке — он, по мнению некоторых защитников исторического облика города, его испортит. Однако выплатить вложенные уже компанией-застройщиком деньги придется из городского бюджета.

Собянин пошел на контакт с группой «Архнадзор», деятельность которой многими оценивается весьма критически. Так, архитектурный обозреватель «Коммерсанта» Григорий Ревзин отмечал, что «Архнадзор» и другие защитники московской старины полностью игнорируют экономическую сторону вопроса и реальное туристическое значение защищаемых объектов.

По сути дела, «метод Лужкова» — полузаконная реконструкция в интересах инвесторов, по мнению Ревзина, единственный способ сохранения памятников в рамках действующего законодательства об их охране. В существенной редакции нуждается федеральное законодательство об охране памятников, не предусматривающее никаких иных способов их использования, кроме музейного, так как памятники, не попавшие в орбиту интересов инвесторов, просто медленно разрушаются.

Сильно преувеличенными считал оценки масштабов уничтожения исторического наследия в столице, которые делала группа «Архнадзор», получившая трибуну ВГТРК, считают многие эксперты. И Александр Кибовский в бытность руководителем Росохранкультуры (теперь он, как известно, министр Правительства Москвы — руководитель Департамента культурного наследия) подчеркивал, что вопрос должен решаться не на городском, а на федеральном уровне.

Тем не менее контакт с архитектурными оппозиционерами, включение признанных экспертов по урбанистике в общественный градостроительный совет, создание нового органа: градостроительно-земельной комиссии — важные позитивные шаги нового мэра. Будет ли сотрудничество с общественностью и экспертным сообществом систематическим, или это требование политического момента? Время покажет.

Интересно, что в конце ноября мэр отказался от пересмотра генплана развития города: мол, это закон, который уже принят Мосгордумой. Он сказал лишь, что генплан должен получить более выраженное социальное звучание, в нем должны быть более четко определены места расположения социальных объектов. Корректировками генплана как раз и займется градостроительно-земельная комиссия.

Безусловно, генплан города должен был бы существенно измениться. Прежде всего, в нем не хватает видения стратегического развития города — но сегодня такого видения просто нет: ни в мэрии, ни в НИИ генплана Москвы, ни в альтернативных аналитических центрах.

Видение должно включать оценку роли Москвы не только в масштабах России, но и на постсоветском, а также на европейском пространстве (наша столица — самый большой город Европы). Перспективы ее развития как одного из глобальных городов должны быть скоординированы с федеральными планами — вроде плана создания в городе международного финансового центра. Кроме того, генплан должен быть составлен без учета границ Москвы как субъекта Федерации — как отмечает знаменитый урбанист Вячеслав Глазычев, бессмысленно писать генплан Москвы, не сопряженный с таким же планом Московской области, как и планы Московской области, не связанные с планами Москвы. Сегодня два субъекта Федерации в планировании автономны, что усугубляет проблемы столичной агломерации.

Объединение в форме доминирования

Важным направлением деятельности нового мэра стало налаживание сотрудничества между Москвой и Московской областью. Возобновлена на систематической основе работа коллегии государственных органов столицы и области, которая в прошлые годы действовала не слишком активно — из-за серьезных противоречий между главами двух субъектов Федерации: Юрием Лужковым и Борисом Громовым. Эти противоречия во многом подогревались центром — Громов рассматривался как противовес Лужкову.

На пути координации уже есть подвижки: так, Ленинградское шоссе со стороны области будет иметь ту же полосность, что и на территории Москвы, решен также целый ряд других первоочередных вопросов.

После того как мэром Москвы стал Собянин — член высшего федерального политического руководства, даже специальным указом президента Медведева оставленный членом Совета безопасности, стало понятно, что во взаимоотношениях с Московской областью Москва будет абсолютно доминировать. И это во многом в интересах развития города, стиснутого сегодня границами субъекта Федерации, и московского бизнеса, в частности строительного, которому нужны новые возможности развития.

Больше того, положение Громова весьма шаткое, скандалы и финансовые проблемы, окутывающие его имя, скорее всего, приведут к его скорой отставке. Во всяком случае, борьба за пост губернатора в коридорах федеральной власти Московской области уже идет полным ходом. В них есть большие шансы победить у кандидата, названного Собяниным.

Координация программ территориального и экономического развития Москвы и Подмосковья, а лучше составление единых программ — насущная необходимость. Мегаполис как экономическая и социальная реальность не соответствует причудливым границам двух субъектов Федерации.

И потому по многим вопросам должно действовать единое законодательство — скажем, исключающее ценовую конкуренцию за земельные участки, строительство объектов на которых может нанести ущерб транспортной ситуации или системам жизнеобеспечения того или другого субъекта Федерации. При этом разумная конкуренция юрисдикций, конечно, должна сохраниться.

Бюджет пересмотрен, дефицит увеличен

Мэр Собянин почти сразу после назначения на должность заявил о том, что бюджет города, уже внесенный в Мосгордуму, должен быть пересмотрен. Прежде всего речь идет о существенном увеличении затрат на дорожное строительство.

За счет чего? Это стало ясно уже при втором чтении документа: за счет увеличения ставок аренды нежилых помещений, сокращения социальных выплат, прежде всего в образовании, и колоссальном увеличении бюджетного дефицита.

Доходы от аренды предлагается увеличить с 2,5 до 17 млрд руб. Еще 20 млрд руб. предлагается добрать с бизнеса в виде дополнительных поступлений с налога на прибыль. С учетом недобора этого налога в 2010 году, указывает оппозиционный политик Владимир Милов, для бизнеса это означает: жди в гости налоговую инспекцию.

Расходы на образование в численном выражении стали чуть больше, однако с учетом инфляции они сократятся. Резко изменены некоторые статьи расходов: на поддержку вузов, на питание в школах и зарплаты учителей. В 2011 году предполагается сократить финансирование зарплат учителей на 0,5 млрд руб., что наносит удар по одному из несомненных социальных завоеваний лужковского правления — относительному благосостоянию школ и учителей. Притом что, отмечает Милов, в столичном бюджете есть что сократить.

В прошлом году зарплаты бюджетников в реальном выражении и так уменьшились на размер инфляции (при ежегодном повышении тарифов на ЖКХ, которое произойдет и в этом году).

Но самое главное — дефицит бюджета по собянинскому варианту бюджета-2011 составит 146 млрд руб. против 100 млрд руб. лужковского варианта.

Параллельно Собянин заявил о продаже целого ряда городских компаний — например, аэропорта Внуково, авиакомпании «Москва» (ранее «Атлант-Союз»), АО «Мосметрострой» (потенциальный покупатель последнего — одна из петербургских строительных компаний). Понятно, что такая продажа принесет однократный доход. Но не разумнее ли было бы для бюджета реализовывать крупный пакет акций, привлечь эффективного частного инвестора для управления, оставив пакет акций в городской собственности для регулярного получения дивидендов?

Безусловно, источники доходов городского бюджета нуждаются в пересмотре, убеждены эксперты. Сопоставимый с нью-йоркским (порядка $43 млрд — бюджет Москвы, порядка $50 млрд — бюджет Нью-Йорка), он существенно менее эффективен. Многие эксперты отмечали непропорционально низкое поступление в бюджет доходов от аренды. Экономический эксперт Сергей Гриценко отмечает, что для любого города это крупнейшая статья дохода — но не для Москвы. Владимир Милов поправляет: для Москвы тоже, но доход приобретают структуры власти, получающие разницу в виде коррупционного дохода.

Повышение доходности столичного имущества должно сочетаться с задачами поддержки малого и среднего бизнеса. В сфере аренды необходимо создать конкурентную ситуацию: предъявить на рынок весь круг объектов на конкурсной основе. Тогда при снижении цен город получит увеличение доходов.

Критика или смена структуры?

Огромное внимание Собянин уделяет уничтожающей критике предшественника и заявлениям о наведении порядка.

Понятно, что есть необходимость обосновывать «утрату доверия» президента к Лужкову, но больше всего эта критика похожа на желание подстраховаться на случай возможных неудач — мол, новый мэр получил такое запущенное хозяйство, что проблемы вызваны объективными обстоятельствами.

Безусловно, критика обоснованна в том смысле, что бюрократическая машина, управляющая Москвой, изжила себя. Количество чиновников в столице существенно выше, чем в среднем по Федерации, при этом муниципальная власть в столице (как и в Петербурге) носит рудиментарный характер.

Москвой нужно управлять прежде всего как самоорганизующейся системой, высвобождая и направляя экономическую и гражданскую инициативы. Следовательно, столице нужны административная и муниципальная реформы. Готов ли их провести Собянин, готов ли перейти к смене структуры городского управления? Это зависит от характера задач, поставленных перед ним федеральным центром.