Цена интеграции


Александр ПОЛЯНСКИЙ

Интеграционные планы Кремля в очередной раз столкнулись с препятствием: несговорчивая Белоруссия сорвала «финальное» подписание договоренностей в Санкт-Петербурге о вступлении в Таможенный союз с 1 июля, которое должно было состояться 28 мая.

Впрочем, Россия сделала ход конем — и договорилась обо всем на двусторонней основе с Казахстаном, заявив, что союз пока будет состоять из двух стран, а Белоруссия может к нему присоединиться позже. Но от этого не легче: прежние договоренности о Таможенном союзе, которые и так реализовывались очень неспешно и тяжело, срываются.

Сразу после срыва заключения договоренностей Белоруссия заявила, что возможность войти в Таможенный союз с 1 июля еще есть и страна готова к продолжению переговоров — увязывая их с соглашениями о поставке дешевой нефти, которые требует от России (хотя они не имеют прямого отношения к Таможенному союзу). То есть тяжелый торг продолжается…

То ли еще будет с воплощением в жизнь проекта Единого экономического пространства между Белоруссией, Казахстаном и Россией, тем более что там речь пойдет о создании единых надгосударственных органов…

Очевидно, что пока Белоруссия и, менее явно, Казахстан, при всей их заинтересованности в едином рынке и, прямо скажем, экономической и политической зависимости от России, с огромным трудом отказываются от возможностей, связанных с полной самостоятельностью в экономической политике.

Оно и понятно: обе страны ведут сложную позиционную игру на многих направлениях мировой политики и экономики. Лишаться факторов в этой игре они готовы в самую последнюю очередь — и по цене, многократно компенсирующей потери.

Так что реализация интеграционного проекта будет, скорее всего, означать отказ России от политики жесткого прагматизма в отношениях с соседями, о которой заявлялось в прошлые годы, в пользу политики массированного их дотирования. Стоят ли геоэкономические и геополитические цели создания российского варианта Евросоюза таких затрат? Это во многом вопрос оценки значимости тех или иных факторов, ложащихся на чашу весов. По крайней мере очевидно, что точку безубыточности проекта России будет нащупать очень трудно.