Юрий СУЛЬЯНОВ: Израиль — рай для любознательных туристов


Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА
Фото | из архива Ю.А. Сульянова


Профессионализм, безупречное качество услуг, оптимальные цены и стабильность — эти принципы положены в основу деятельности ООО ВТФ «Лемек» (www.lemek.ru). Вот уже 19 лет эта фирма работает на российском туристическом рынке, где вполне заслуженно имеет репутацию одного из лучших отечественных туроператоров по Израилю и Иордании. Генеральный директор фирмы «Лемек» Юрий Анатольевич Сульянов рассказал нам о себе, об истории компании, основных направлениях ее работы и о том, какие сокровища ждут путешественников на Ближнем Востоке.

— Юрий Анатольевич, вы окончили МАИ. Не секрет, что среди его выпускников немало успешных предпринимателей. Как вы думаете, почему этот вуз стал кузницей кадров для российского бизнеса?

— Действительно, очень многие выпускники Московского авиационного института в 90?е годы ушли в бизнес и достигли определенных успехов. Чем это вызвано? Во-первых, МАИ всегда славился тем, что не просто готовил кадры для авиационной и космической промышленности, а давал студентам комплексное и разностороннее образование, из его стен выходили специалисты, разбирающиеся в широком круге вопросов — от конструирования летательных аппаратов до экономики. И в советские годы, и сейчас они востребованы в разных отраслях.

Во-вторых, учась в этом вузе, студенты получали особую закалку. С первого курса нам прививали маевский дух — дух взаимопомощи, инициативности, энергии, умения решать сложные вопросы, не пасовать перед трудностями и вопреки обстоятельствам идти вперед. Мне бы хотелось особо отметить такую форму воспитания молодежи, как студенческие строительные отряды: МАИ всегда был на переднем крае движения ССО, в нем традиционно была очень сильная комсомольская организация. При всех недостатках комсомола и при всей его, особенно в последние годы, зараженности бюрократией у этого движения было много достоинств. Те, кому посчастливилось пройти через студенческие строительные отряды, получили колоссальный опыт, в том числе организационной и управленческой работы. Я, например, впервые попал в студенческий строительный отряд в 18 лет — мы тогда участвовали в строительстве Красноярской ГЭС. В 20 лет я уже сам командовал работой ССО в Подмосковье. Так мы учились самостоятельно мыслить, принимать решения и отвечать за них.

Благодаря этим факторам, когда пришли переломные 90-е, большинство маевцев оказались подготовлены к тем трудностям, которые они с собой принесли — и профессионально, и психологически. Они не растерялись и нашли свое место в новой жизни.

— А вам лично школа МАИ помогает?

— Конечно. Я учился по специальности «Системный анализ и управление», а она дает качественную подготовку, в том числе и в области современной теории управления и экономики. Это мне очень пригодилось. Правда, с годами мне все больше помогает маевский дух. Вспоминается знаменитое стихотворение Киплинга «Если», прочту его последние строки:

И если можешь сердце, нервы, жилы

Так завести, чтобы вперед нестись,

Когда с годами изменяют силы

И только воля говорит: «Держись!» —

И если можешь быть в толпе собою,

При короле с народом связь хранить,

И, уважая мнение любое,

Главы перед молвою не клонить,

И если будешь мерить расстоянье

Секундами, пускаясь в дальний бег, —

Земля — твое, мой мальчик, достоянье!

И более того, ты — человек!

Вот это «завести сердце, нервы и жилы, когда с годами изменяют силы и только воля говорит: “Держись!”» — это по-маевски.

— В МАИ вы поступили потому, что ваш отец — известный военный летчик и писатель Анатолий Константинович Сульянов?

— Конечно, то, что отец всю свою жизнь посвятил авиации, оказало большое влияние на мое решение. Я с детства был связан с небом. Вместе с родителями ездил по отдаленным гарнизонам — мы жили и в заснеженной Карелии, в 100 км от финской границы, и в Заполярье, куда зимой продукты питания для гарнизонов сбрасывались с вертолетов — все дороги были заметены снегом. А потом мы переехали в Москву, и так получилось, что в старших классах я учился в 144-ой школе с углубленным изучением математики и одновременно в вечерней физико-математической школе при МАИ, а после ее завершения поступил в Московский авиационный институт.

— Какое влияние оказал отец на ваше становление в профессии, в жизни?

— Колоссальное. Отец из того поколения, что жило по принципу: «Сначала думай о Родине, о других людях, а потом о себе». Такое же отношение к жизни он привил и мне. Сегодня, к сожалению, нашему обществу навязывается совсем другая философия — философия себялюбия, эгоизма. Ее плоды мы уже сейчас начинаем пожинать: печальные для России результаты Олимпийских игр в Ванкувере, трагедия на Саяно-Шушенской ГЭС — лишь первые звонки, и если не изменится парадигма развития общества, если на первый план не будет выдвинуто духовно-нравственное воспитание, думаю, будут и другие…

Отец был военным летчиком, заместителем командира полка по воспитательной работе. Дома мы его редко видели, если полвоскресенья он проводил с нами — это был праздник. Он все время был в гарнизоне, занимался воспитательной работой, сам летал, организовывал мероприятия, чтобы занять солдат.

— А почему Анатолий Константинович сейчас живет в Минске, а вы в Москве?

— Последнее место службы отца — заместитель начальника политуправления Белорусского военного округа. Это назначение он получил, когда я уже был взрослым, заканчивал институт. Так что родители уехали в Минск без меня, там и остались.

— Как вы пришли к открытию собственного бизнеса, какие «университеты» прошли до этого?

— После окончания вуза меня по распределению оставили на кафедре. Я работал научным сотрудником, профессионально занимался комсомольской работой — возглавлял трехтысячную комсомольскую организацию факультета «Летательные аппараты».

В начале 80-х меня вызвали в райком комсомола и сказали: «Пришла разнарядка из Всесоюзной академии внешней торговли — “Авиаэскпорту” нужен специалист-авиационщик. Думаем направить учиться тебя». Я согласился, на отлично сдал вступительные экзамены, прошел собеседование и поступил в академию. Это, кстати, тоже была очень хорошая школа, она давала колоссальные знания в области языковой подготовки (я изучал английский и арабский языки), внешней торговли, учила дипломатии. По окончании вуза я, как и предполагалось, стал работать в «Авиаэкспорте». А через два года меня, старшего инженера «Авиаэкспорта», пригласили на собеседование в Министерство монтажных и специальных строительных работ СССР, где предложили возглавить отдел внешнеэкономических связей. Это был конец 80-х, отраслевым министерствам разрешили работать на внешнем рынке, и им срочно понадобились специалисты по внешним экономическим связям. Понимая, что такие предложения бывают раз-два в жизни, я согласился. В 1991 году на базе нашего отдела была создана фирма «Лемек».

«Лемек» расшифровывается как «легкие металлические конструкции». Мы занимались строительством быстровозводимых зданий-модулей, в частности монтировали «Макдональдс» на Тверской улице. Но в конце 90-х в строительной отрасли столицы стало работать очень сложно, и мы задумались о другом бизнесе.

— И «Лемек» пришел в сферу туризма?

— Вернее, мы стали заниматься туризмом более активно. Как строительная организация «Лемек» работал с двумя десятками заводов, в прошлом относившимся к Минмонтажспецстрою. Для организации программ лечения и отдыха работников и руководителей этих предприятий фирма еще в 1991 году организовала свое туристическое агентство. Уйдя со строительного рынка, мы сосредоточили внимание на туризме.

Сложный 1998 год стимулировал нас к открытию еще одного бизнеса. Рассудив, что в кризис люди отказываются от многого, но только не от еды, мы наладили поставку в магазины замороженных полуфабрикатов хлебобулочных и кондитерских изделий и установку конвекционных печей для их выпечки непосредственно в торговом зале. Сегодня это направление бизнеса фирмы «Лемек» развивается очень хорошо. В ассортименте фирмы более 100 лучших образцов выпечки, в том числе торты и пирожные. Наши свежевыпеченные изделия вы можете встретить и в крупных торговых сетях, таких как BILLA и «Перекресток», и в небольших магазинах. Однако основной наш бизнес связан с туризмом.

— Конек вашей фирмы — туры по Израилю и Иордании. Почему вы выбрали именно Ближний Восток?

— В конце 90-х годов стало ясно, что такие популярные туристические маршруты, как Турция, Египет, Испания, Кипр, уже заняты крупными российскими компаниями, созданными, как правило, с участием иностранного капитала. Одной из немногих «неподеленных» стран, как ни странно, оказался Израиль. На нем мы и сосредоточили все свое внимание, а поскольку рядом с Израилем находится Иордания, страна ему близкая, дружественная и очень интересная, стали заниматься и ей. В 2005—2006 годах мы заключили контракт с Первым каналом и в рамках программы «Непутевые заметки с Дмитрием Крыловым» сняли несколько фильмов о Святой земле. Эти передачи вызвали всплеск интереса и к Израилю, и к нашей компании. Так фирма «Лемек» утвердилась как один из ведущих туроператоров на этом направлении.

Вообще Израиль — страна удивительная. Этот небольшой кусочек суши — рай для любознательных туристов. Здесь сосредоточены и древние исторические памятники, и места, священные для трех великих мировых религий — христианства, иудаизма и ислама. Это страна с уникальной географией и прекрасным климатом, где можно и отдохнуть на прекрасных пляжах Средиземного и Красного морей, и подняться на заснеженную вершину горы Хермон, и совершить сафари в Иудейской пустыне и пустыне Арава. Израиль — это и Мертвое море, всемирно известная лечебница под открытым небом. А кроме того, это очень комфортная и гостеприимная страна, да, впрочем, что долго рассказывать? Зайдите на наш сайт www.lemek.ru и увидите все сами.

— Расскажите, пожалуйста, о партнерах фирмы «Лемек» в Израиле.

— С самого начала «Лемек» работает с компанией TRAVELLUX. Нам очень повезло с этим партнером. TRAVELLUX — надежная, порядочная и профессиональная фирма. Возглавляет ее наш бывший соотечественник Яков Меерсон, яркий представитель питерской интеллигенции. Довольно давно они с супругой уехали в Израиль, создали там бюро путешествий, оно пережило интифаду 90-х и вызванный ею резкий спад деловой активности и сегодня является одним из крупнейших туроператоров Израиля. Центральный офис TRAVELLUX находится в Тель-Авиве.

— Государство Израиль последние два года очень активно работает в плане привлечения в свою страну все большего числа туристов из России. Вы чувствуете это?

— Конечно, и я очень рад, что Министерство туризма Израиля стало активно пропагандировать свою страну среди россиян. Если помните, еще несколько лет назад рекламы государства Израиль в России вообще не было. Я неоднократно беседовал об этом с послом Государства Израиль в России, главой московского представительства Министерства туризма Израиля, с израильскими чиновниками всех уровней и говорил им: «Господа, посмотрите, что творится на улицах Москвы: о достоинствах Турции, Египта, Кипра, Греции, Испании знают все россияне — об этом кричат все билборды на наших дорогах, и пишут все СМИ. А где же Израиль? Вашу страну необходимо промотировать!» Сейчас ситуация, к счастью, изменилась.

Сегодня Россия — самый перспективный туристический рынок для Израиля. Интерес россиян к Израилю очень высок. Пять лет назад мы были на шестом месте по числу туристов, посещающих Израиль, а сейчас уже на третьем. Впереди только США и Франция, но там ситуация стагнирует — эти страны направляют в Израиль очень много туристов, но их число не увеличивается. А число россиян, посещающих Израиль, с каждым годом растет. Особенно оно увеличилось после отмены визового режима между нашими странами.

— Не секрет, что многих россиян от поездки в Израиль удерживает только одно: есть мнение, что это небезопасная страна, где все время происходят теракты. А тут еще тревога, которую создает Иран. Как решается проблема безопасности на израильских туристических маршрутах и курортах?

— Мнение о том, что Израиль очень опасная для туристов страна — великое заблуждение. На мой взгляд, в распространении этого ложного стереотипа во многом виноваты СМИ. По каким-то только им ведомым причинам некоторые из них в погоне за сенсацией и броским материалом стараются накрутить общество.

Могу сказать, что Тель-Авив и Иерусалим менее опасны, чем, скажем, Москва, Нью-Йорк или Париж. По крайней мере, поезда с рельсов в результате терактов, как это было в Мадриде и у нас под Санкт-Петербургом, в Израиле не сходят. И такого масштабного теракта, как крушение башен-близнецов в Нью-Йорке, в Израиле никогда не было. Терроризм сейчас есть везде, но израильтяне столкнулись с ним раньше, чем остальной цивилизованный мир, поэтому там выработаны комплексная система защиты от террористических угроз и эффективные меры по их предупреждению. Что же касается израильских курортов, то они знамениты своей безопасностью. Например, на Мертвом море или в Эйлате терактов не было с 1948 года. Даже в самые напряженные времена арабо-израильского конфликта не было случая, чтобы пострадали туристы. И в Вифлееме, находящемся на территории Палестинской автономии, тоже спокойно — туристы могут спокойно гулять по улицам, в их безопасности заинтересованы все стороны.

Если же говорить про уличную преступность, то она сегодня есть в любом городе мира. Но города Израиля уступают, в хорошем смысле этого слова, всем крупнейшим европейским городам. Там спокойно.

— Сколько российских туристов ежегодно направляет в Израиль фирма «Лемек»?

— В прошлом году, по всем известным причинам не самом лучшем для бизнеса, с нашей помощью посетили Израиль порядка 5000 человек.

— А из Израиля в Россию вы туристов не привозите?

— Пока нет, но сейчас думаем о том, чтобы вплотную заняться и этим направлением.

— У вашей компании очень много предложений по оздоровительному туризму на курорте Мертвого моря. Насколько оно востребовано?

— Очень востребовано, особенно среди женщин. Сегодня многие интересуются нехирургическими методами омоложения организма, а на курорте Мертвого моря можно пройти очень эффективные омолаживающие процедуры.

Мертвое море — уникальная здравница, единственная в мире. Здесь самый низкий участок суши на Земле — более 400 м ниже уровня моря. Это целебные грязи и соли, вода с высоким содержанием солей и различных минералов и микроэлементов, окунаясь в которую ваше тело становится невесомым. Это сухой, чистый, пропитанный бромом и насыщенный кислородом воздух. Это прекрасное место для лечения и профилактики заболеваний верхних дыхательных путей, кожных заболеваний, артритов, эндокринологических заболеваний, заболеваний опорно-двигательного аппарата, нервной системы — и просто для восстановления организма.

— А какие туры по Израилю сегодня наиболее популярны среди ваших клиентов?

— Среди курортов Израиля лидирует Мертвое море. Второй по популярности тур — семидневное путешествие, как мы говорим, «по четырем морям». За неделю мы показываем весь Израиль. Это север страны, где расположены знаковые для христиан места — Галилея, Назарет, озеро Кинерет (в христианской традиции — Генисаретское море). Это город трех великих религий Иерусалим, где сосредоточены христианские, мусульманские и иудейские святыни. Это Вифлеем и храм Рождества Христова. Это Мертвое море и находящаяся на его южном побережье древняя крепость Масада — символ стойкости иудеев. Это расположенный в заливе Красного моря курорт Эйлат. С этого семидневного путешествия многие начинают свое знакомство с Израилем.

— Много ли россиян сегодня едет отдыхать в Эйлат?

— Такие туры, конечно, пользуются, спросом. Эйлат нередко называют израильским Шарм-эль-Шейхом. Как и известный египетский курорт, он расположен в Эйлатском (Акабском) заливе Красного моря. Здесь очень хороший климат, прекрасные пляжи, и это одно из лучших мест в мире для подводного плавания.

В Эйлате много первоклассных отелей и очень развита туристическая инфраструктура. На курорте создан уникальный заповедник «Дельфиний риф», недавно был построен огромный парк развлечений «Город царей», есть множество других интересных мест. Кроме того, из Эйлата можно съездить на экскурсию в Петру. Этот город Иордании, одно из семи чудес света, находится в 3—3,5 часах езды от Эйлата.

— Насколько я знаю, «Лемек» также организует религиозные туры для верующих.

— Да, в последние годы все больше и больше верующих людей отправляются к христианским святыням, расположенным на Святой земле. По этому направлению мы работаем в тесном контакте с паломнической службой Московского патриархата и Русской духовной миссией в Иерусалиме.

Паломники посещают и святые места Израиля, и Вифлеем, и святыни, расположенные в Иордании. Как правило, религиозные туры в Израиль у нас приурочены к крупным церковным праздникам, верующие имеют возможность принять участие в пеших паломнических ходах по земле Израиля и в церковных службах.

— «Лемек» работает туроператором по Иордании. Считается, что достоинства этой страны пока недооценены российскими туристами. Опыт вашей компании подтверждает это или опровергает?

— К сожалению, подтверждает — пока Иордания недооценивается россиянами.

Иорданское Хашемитское королевство — очень интересная и красивая страна. История этой земли насчитывает несколько тысяч лет. Здесь можно найти уникальные памятники архитектуры, среди которых и «розовый город» Петра, древние улицы и здания которого буквально высечены из скал, и «Помпеи Востока» — старинный город Джейраш, сохранивший постройки времен Римской империи. В Иордании много святынь — достаточно сказать, что здесь расположена гора Небо, откуда Моисей увидел всю Землю Обетованную и где он скончался. Более того, в Иордании находится предполагаемое место Крещения Иисуса Христа.

В этой стране множество необычайно красивых мест, в том числе и завораживающая пустыня Вади-Рам, где снимался третий фильм об Индиане Джонсе. И наконец здесь есть знаменитый курорт Акаба. Как Эйлат и Шарм-эль-Шейх, он расположен на побережье Эйлатского залива Красного моря.

Еще один плюс Иордании в том, что, отдыхая здесь, вы можете в любой момент съездить в Израиль и посмотреть его достопримечательности. Эти дружественные страны друг друга дополняют. На границе проблем не будет — в обоих государствах установлен безвизовый режим для россиян.

— Фирма «Лемек» работает и со странами Западной Европы, в частности Великобританией, Францией, Швейцарией. Как это согласуется с Ближним Востоком?

— Ближний Восток, конечно, наше главное направление. Но «Лемек» — многопрофильная туристическая фирма и предлагает клиентам путешествия по разным туристическим маршрутам.

Великобританией, например, мы начали активно заниматься очень давно. К сожалению, должен констатировать, что в последние годы обострение политических разногласий между нашими странами вызвало некорректные шаги со стороны британского правительства в отношении выдачи виз российским гражданам. Правила стали очень жесткими, достаточно сказать, что для получения визы человек иногда должен дважды приехать в посольство: один раз, чтобы лично подать документы, второй — на собеседование. В результате число российских туристов, выезжающих в Великобританию, резко сократилось. Сегодня наш туристический поток в эту страну находится на очень низкой отметке, самой низкой с 1991 года.

На мой взгляд, британские власти выбрали очень недальновидную тактику. Зачем стране в угоду сиюминутной политической конъюнктуре отказываться от столь перспективного для нее рынка? Интерес россиян к Великобритании огромен, это направление традиционно пользовалось у нас большим спросом. Но сейчас люди не хотят лишних сложностей с визами и отказываются от поездки в Великобританию в пользу более открытых европейских государств — тех же Франции и Швейцарии.

— Российский туристический рынок развивался на ваших глазах. Как вы оцениваете его современное состояние?

— На мой взгляд, это один из немногих немонополизированных рынков в России. Здесь нет картельных сговоров. Каждым направлением, каждой страной занимается очень много компаний, что очень хорошо: у клиентов есть выбор. Например, «Лемек» входит в тройку ведущих туристических компаний по Израилю. Но ни мы, ни наши коллеги не диктуем здесь правил игры. Вы вольны сами выбирать, с каким туроператором ехать на Ближний Восток и по какой цене.

— Расскажите, пожалуйста, о своей команде. Кто ваши сотрудники?

— Я ценю в людях два «П» — порядочность и профессионализм. На мой взгляд, эти качества обязательно должны быть у хорошего специалиста. У моих подчиненных они есть. В фирме «Лемек» работает настоящая команда единомышленников, которая умеет понимать своего капитана и решать задачи, которые он ставит.

— А сколько человек в вашей команде и как долго вы ее формировали?

— В настоящий момент в «Лемеке» трудится около 40 человек, из них 25 — по туристическому направлению. Команду я формировал долго, около восьми лет. И несмотря на сегодняшнее падение интеллектуального уровня российского общества, которое неминуемо влечет за собой и катастрофическое снижение профессионализма во всех отраслях экономики, я могу с гордостью сказать, что у нас работают настоящие профессионалы, каждый из которых — жемчужина.

— Семья тоже ваша команда?

— Безусловно, без этого никак нельзя. Семья — это и команда, и тыл. Я согласен с американцами, которые говорят, что 70% успеха мужчины принадлежит его жене, и очень благодарен своей супруге за поддержку. Елена тоже выпускница МАИ. Мы встретились, когда я уже работал в вузе, а Елена была студенткой и играла в театре Михаила Задорнова, созданном на базе институтского ДК. Однажды я с театром поехал в агитационную поездку в Туркмению, там мы с Еленой познакомились, а вскоре и поженились. Сейчас она работает педагогом-организатором в гимназии — ставит спектакли, организовывает праздничные мероприятия, вечера, занимается с ребятами, развивая у них творческие способности. У нас двое детей: сын Анатолий, уже взрослый и самостоятельный человек, занимается бизнесом — проведением корпоративных мероприятий, и дочь Светлана, она учится в гимназии с углубленным изучением английского языка. У нас дружная семья, мы стараемся как можно чаще бывать вместе, выезжаем в поездки по России и за рубеж. Мои близкие очень помогают мне в трудные минуты, и без семьи я уже не представляю своей жизни. Спасибо ей!