Сергей СЕРГЕЕВ: в области созданы все условия для того, чтобы мы могли эффективно работать


Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | из архива Управления ГИБДД ГУВД по Московской области


Начальник Управления ГИБДД ГУВД по Московской области генерал-майор милиции Сергей Алексеевич Сергеев — о том, как решаются задачи обеспечения безопасности дорожного движения на дорогах Подмосковья.

— Сергей Алексеевич, насколько благополучна сегодня ситуация на дорогах Московской области?

— К сожалению, Московская область остается самым аварийным субъектом Российской Федерации. Это обусловлено особым расположением региона. Москва и область — это, по сути, единый транспортный узел. Здесь сосредоточены федеральные дороги, а большее число аварий происходит как раз на них. Плотность транспортных потоков и интенсивность движения в Подмосковье достаточно высоки. В Московской области сегодня насчитывается 2,5 млн единиц транспорта, плюс 3,5 млн единиц в Москве и еще около 1 млн автомобилей ежесуточно следуют через Московскую область транзитом. Отсюда высокие показатели аварийности.

Еще несколько лет назад Московская область была первой по количеству дорожных происшествий, в которых погибли или пострадали люди. Сейчас, благодаря мерам, принимаемым в рамках ФЦП «Повышение безопасности дорожного движения в 2006—2012 годах», областной и муниципальным программам, мы спустились в этом печальном списке на третье место, нас опережают Москва, Санкт-Петербург и Ленинградская область. Но, к сожалению, по количеству ДТП с летальным исходом Подмосковье пока лидирует.

— Почему в Подмосковье столь много таких тяжелых ДТП?

— Первое — из-за слабой освещенности трасс. Сегодня наружное освещение существует только на дорогах, тянущихся от границы МКАД до первого бетонного кольца, это 30—50 км от Москвы, дальше освещения нет.

Второе — то, о чем я уже говорил: высокая интенсивность движения и очень большая плотность транспортных потоков. Плотность движения в России сегодня законодательно не регулируется, как, например, в западных странах, это усугубляет ситуацию. В одно и то же время по одним и тем же трассам идут и большегрузы, и легковые автомобили.

Третье — у нас возникает масса проблем, связанных с выездом на полосу встречного движения. С этим нарушением, влекущим за собой лобовое столкновение, связано около 60% дорожно-транспортных происшествий с летальным исходом. Недавно на некоторых федеральных магистралях была проведена реконструкция, и транспортные потоки разделили или колесоотбойным брусом, или просто полосой зеленых насаждений — так, как это сделано в европейских государствах. Лобовых столкновений на этих дорогах сегодня почти нет.

Четвертое — наша дорожная инфраструктура устарела, она не соответствует сегодняшней плотности и интенсивности транспортного движения. Возьмите, к примеру, первое и второе бетонные кольца: ширина проезжей части на большей их части — семь метров, в редком случае — девять. А теперь представьте: в одном плотном транспортном потоке перед легковой машиной медленно едет большегруз, и он не может пропустить следующий за ним автомобиль — нет места. Что в этом случае сделает водитель легковой машины? Он будет пытаться обогнать большегруз, это психологически срабатывает, может быть, выедет на встречную, создав тем самым угрозу и себе, и другим водителям.

И наконец пятое — через Московскую область проходит огромный поток транзитного транспорта. У нас очень много дорожных происшествий, связанных с ним, — таких, например, когда водитель транзитного автомобиля от усталости засыпает за рулем.

— Может ли, на ваш взгляд, решить транспортные проблемы Москвы и области объединение этих субъектов Федерации? Как вы смотрите на возможность этого объединения?

— Думаю, этот вопрос нужно задавать политикам. Прерогатива принятия такого решения принадлежит президенту России и органам законодательной власти. Как человек в погонах, могу только сказать, что в рамках своих полномочий и своих компетенций буду выполнять такое решение.

На мой взгляд, экономические и социальные последствия объединения Москвы и Московской области нуждаются в серьезной проработке. В мире существуют примеры подобных объединений. Но поможет ли это нам? В результате мы получим Московский регион — очень крупный и, как мне кажется, довольно сложно управляемый субъект РФ. Сегодня в Московской области проживает свыше 6,7 млн человек, в Москве — больше 12 млн. По сути, получится целое государство с множеством экономических и социальных проблем, в том числе и с транспортными. Автоматическое объединение Москвы и области их не решит, поскольку лежат они в иной плоскости. Например, решение транспортной проблемы во многом зависит от совершенствования дорожной инфраструктуры, прежде всего от реконструкции и расширения федеральных автомобильных дорог — основных магистралей, ведущих к Москве. Управление федеральными автомобильными дорогами не относится к ведению субъектов РФ, на них распространяется федеральное право. И работа здесь, надо сказать, ведется сейчас очень активная. Например, недавно завершилась реконструкция Киевского шоссе, по нему теперь автомобилистам ездить комфортно и безопасно. Аналогичная ситуация и с реконструкцией трассы «Дон». Видите, проблем больше нет, и для решения их не понадобилось ничего объединять.

— Но существует еще и Ленинградское шоссе, постоянные пробки на котором стали притчей во языцех для водителей.

— Когда построят новую трассу Москва — Санкт-Петербург, проблема будет полностью решена. Построить дорогу в наше время достаточно сложно, это требует и решения ряда правовых вопросов, связанных с изъятием земли. Сегодня все территории, прилегающие к Москве, заняты. К сожалению, земли под дорожные нужды у нас не резервировались, но этот упрек, наверное, надо адресовать не нынешним властям, а тем, кто занимался инфраструктурным планированием в советские годы. С этим и связана задержка в строительстве трассы Москва — Санкт-Петербург. Но, насколько мне известно, многие проблемы на Ленинградском направлении будут решены в этом году, а активная работа по строительству дороги должна начаться к концу года.

Другое дело, что строительство новой трассы вызывает беспокойство экологов из-за ликвидации лесных насаждений, на месте которых она должна пройти. Этих людей можно понять. Но у меня есть встречный вопрос: не больший ли вред наносит экологии сегодняшнее скопление транспорта в пробках на выезде из Москвы в область? Может быть, действительно лучше пожертвовать старыми лесными насаждениями и посадить вокруг города новые леса. Вот этим было бы полезно заняться. Посмотрите, сколько у нас промышленной застройки, а новых зеленых насаждений вокруг столицы практически нет.

— Безопасность движения на дорогах Подмосковья обеспечивается строевыми и районными подразделениями ГИБДД. Почему именно такая структура?

— Действительно, в состав ГИБДД Московской области входят строевые подразделения, которые контролируют ситуацию на федеральных автодорогах, и районные подразделения, обслуживающие районы области. Всего у нас порядка 60 подразделений, среди них два полка дорожно-патрульной службы и 16 батальонов и рот ДПС.

Такая структура позволяет обеспечить централизованное управление дорожным движением по территории Московской области — от границы с Москвой до выезда из Подмосковья. Скажем, Ленинградское направление, включающее Ленинградское и Пятницкое шоссе, у нас обслуживает 1-й спецбатальон дорожно-патрульной службы. Это одно из самых сложных и стратегически важных направлений, оно проходит через три района области: Химкинский, Солнечногорский и Клинский. Там очень напряженный транспортный поток, а его пропускная способность, к сожалению, уже давно себя исчерпала. Нужно, чтобы трассы этого направления работали как единый механизм в любое время года, этого можно добиться только скоординировав усилия строевых и районных подразделений.

Да и гражданам так удобнее. Допустим, автомобилист в Подмосковье попадает в ДТП, зачастую бывает, что человек просто не знает, в каком районе он находится и в какое подразделение ГИБДД ему обращаться. Сейчас он может напрямую позвонить в дежурную часть управления, а мы централизованно направим на место происшествия наряд. Тем более что вот уже два года как все наши машины оснащены системами навигации, поэтому к месту ДТП наши сотрудники приезжают очень оперативно.

— У ГИБДД Московской области есть сегодня нерешенные проблемы?

— Вы знаете, на уровне субъекта Федерации таких проблем не существует. В области созданы все условия для того, чтобы мы могли эффективно работать. В аппарате управления трудится очень сильный, профессиональный и грамотный состав. Федеральная, областная и муниципальные программы по безопасности дорожного движения успешно реализуются. Удается снизить уровень дорожной аварийности. Так, за два первых месяца 2010 года число погибших на дорогах Подмосковья сократилось почти на одну треть — на 27%, а в прошлом и позапрошлом годах — на 20% и 25% соответственно.

Нас поддерживают и губернатор Московской области Борис Всеволодович Громов, и Правительство Московской области, и муниципальная власть. Мы плотно работаем с депутатами всех уровней, вносим немало законодательных инициатив, некоторые из них потом реализуются и на федеральном уровне.

По техническому обеспечению, я считаю, ГИБДД Московской области среди лучших в России. Мы полностью укомплектованы транспортом, техническими средствами. Сейчас активно внедряем системы автоматической видеофиксации, что позволит несколько ослабить нагрузку на сотрудников ДПС. Лишь в январе 2010 года мы направили 48 тыс. административных материалов гражданам, чьи нарушения на дорогах были зафиксированы в автоматическом режиме.

Мы почти решили проблему, связанную с обслуживанием населения, проживающего во всех районах Московской области. Только за последние три-четыре года с помощью региональных и муниципальных властей управление смогло сдать в эксплуатацию более 40 административных зданий Госавтоинспекции. В этом году новые здания появятся в Видном, Коломне и Серпухове.

— Известно, что одна из главных и глобальных проблем системы ГИБДД связана с кадровым составом. Для вас кадровая проблема тоже актуальна?

— Сразу скажу, что в настоящее время, исполняя принятое президентом РФ решение о модернизации системы МВД, Управлением ГИБДД ГУВД по Московской области принимаются меры, направленные на сокращение численности личного состава и устранение дублирующих функций наших сотрудников.

Кадровые проблемы, конечно, существуют и у нас. Первая связана с социально-правовым статусом инспекторов ГИБДД, в том числе и денежным содержанием личного состава. Надеюсь, что в рамках реформирования системы МВД эта проблема, наконец, будет решена. В ГИБДД работать трудно, а заработная плата оставляет желать лучшего. Сегодня областные власти понимают наши нужды и выделяют инспекторам доплаты из регионального бюджета. Но если мы полностью перейдем на федеральное финансирование, зарплата сотрудников ГИБДД должна быть существенно увеличена — ей нужно стать хотя бы выше среднего уровня заработной платы по стране. Ведь работа, повторюсь, очень тяжелая и ответственная.

Из первой следует вторая проблема. Сегодня нам фактически невозможно отбирать кадры — просто не из кого. Работать в ГИБДД не престижно, а заинтересовать людей нам пока нечем. Поэтому иногда в нашу систему попадают люди, которые не соответствуют требованиям, предъявляемым к сотрудникам ГИБДД, и которые не могут достойно выполнять задачи, поставленные перед нашей службой государством. И важна не только профессиональная подготовка сотрудников (а с ней тоже сегодня есть проблемы), но и мотивация. Конечно, у нас есть люди, думаю, их большинство, которые приходят сюда по призванию и действительно хотят работать в системе МВД. Но есть и те, у кого вообще нет никакой мотивации. А если человек идет в ГИБДД лишь потому, что не смог себя найти в какой-то другой сфере, хорошего работника из него не получится.

— Не секрет, что среди сотрудников ГИБДД есть и такие, которые пришли сюда ради дополнительного «заработка» на дороге…

— Совершенно верно. И здесь возникает еще одна проблема, связанная с воспитательной работой и кадровым ростом инспекторов. Очень важен качественный уровень среднего руководящего состава — от командира взвода и выше. Пока тут тоже много вопросов. Должна быть четкая градация по зарплатам. Командир, конечно, должен получать существенно больше, чем рядовой инспектор, ведь на него, помимо прочего, возложено и воспитание личного состава, и его обучение. Сейчас же разницы между зарплатами командира и его подчиненных практически нет. Это не стимулирует людей.

Другой момент связан с работой по новым технологиям. Управление ГИБДД ГУВД по Московской области, как я уже сказал, сейчас активно внедряет в своей работе информационные технологии — это и электронные системы обслуживания населения, и средства автоматической видеофиксации правонарушений, и работа с системой навигации: мы уже два года работаем по системе GPS, а сейчас будем переходить на «Глонасс». Обслуживать такую технику и работать с ней должны квалифицированные специалисты — сегодня мы ощущаем их дефицит. Нам остро требуются программисты, электронщики, инженеры.

Кроме того, как вы знаете, среди функций, возложенных на ГИБДД государством, — технический надзор и дорожный надзор. Выполнять их должны специалисты, прошедшие полноценное профильное обучение, краткосрочных курсов в учебном центре здесь явно недостаточно. Таких специалистов выпускает Московский автодорожный институт и другие профильные вузы, но, чтобы привлечь выпускников в свою службу, мы опять-таки должны создать для них определенные условия и заинтересовать их. Возможностей для этого у нас сейчас фактически нет.

И наконец еще одна проблема — психологическая. С людьми нужно постоянно работать, направлять их на достойное выполнение милицейских функций и функций, связанных с оказанием помощи участникам дорожного движения.

— Как водитель я хотел бы сказать пару слов сотрудникам ГИБДД. Я очень уважаю их тяжелый и зачастую неблагодарный труд, но очень хотелось бы пожелать тем инспекторам, которые в час пик любят стоять за углом и ждать, когда кто-нибудь из намучившихся в пробке водителей нарушит правила, — вместо этого встать на проблемном перекрестке и помочь автомобилистам.

— То, что вы сейчас сказали, я постоянно формулирую своим сотрудникам как основную задачу. Действительно, инспектор не должен стоять где-то поблизости от сложного участка и ждать, когда какой-нибудь водитель спровоцирует ДТП или нарушит правила, лучше попробовать решить проблему. Если легковым автомобилям мешает проехать большегруз — заставьте его максимально принять вправо, перекройте на время полосу встречного движения, и пусть люди его объедут.

К сожалению, в нашей практике существует такое явление, которое в прессе нередко именуют «палочной системой» — когда начальство обязует инспектора ДПС зафиксировать в день определенное количество нарушений. Такую задачу нельзя ставить человеку, работающему на дороге, это все от лукавого. Откуда вы знаете, какая завтра будет ситуация на вашем участке? О каких целевых показателях тут может идти речь? Задача у инспектора одна — обеспечить безопасность дорожного движения и удобства для всех его участников.

Порой мне задают такие вопросы: «Вот завтра вы проводите акцию «Внимание, пешеход», значит ли это, что завтра вы будете штрафовать всех водителей, которые не пропускают пешеходов, и пешеходов, нарушающих правила?» Конечно, нет. Мы просто привлекаем внимание общества к этой проблеме. Утром, в часы, когда люди идут на работу, и вечером, когда они возвращаются домой, мы на самых оживленных перекрестках городов Московской области, на федеральных трассах выставляем патрули — чтобы обеспечить пешеходам безопасность движения. Или вот уже несколько лет мы утром и днем регулируем движение у детских образовательных учреждений — чтобы ребята могли спокойно дойти до школы и вернуться из нее. И, естественно, если, проводя эти акции, мы увидим водителя-нарушителя, то среагируем.

Иногда, чтобы обеспечить безопасность на дорогах, не нужно прибегать к репрессиям. Мы говорим своим сотрудникам: «Если нарушение было незначительным или вынужденным, не обязательно накладывать на виновника административный штраф. Бывает достаточно и устного внушения, и того, что вы объясните человеку, к каким серьезным последствиям мог привести его проступок». Все зависит от конкретной ситуации и обстоятельств.

— На уровне менталитетов всегда существует противостояние между водителем и сотрудником дорожно-патрульной службы. Можно ли его как-то сгладить, и что бы вы, как сотрудник ГИБДД, пожелали автомобилистам?

— Да, противостояние, конечно, есть, и не только в России, но и в любой другой стране. Ведь одна сторона, к сожалению, порой нарушает правила дорожного движения, а вторая сторона должна эти нарушения фиксировать и накладывать взыскания. Но в любом случае на дороге должна быть нормальная, доброжелательная, спокойная обстановка, и все вопросы должны решаться в рамках правового поля. Что можно пожелать водителям? Безаварийного движения, хороших дорог, уважения друг к другу и к инспекторам дорожно-патрульной службы.