Талгат КАРИМОВ:бизнесу и власти нужно жить в унисон с интересами страны


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН


Талгат Фаизович Каримов, генеральный директор петербургской инжиниринговой компании с железнодорожной специализацией «ТЮС-САТЭС», всегда считал себя приверженцем социально, государственно ответственного бизнеса (см. №№ 7/2008, 2/2009). Он абсолютно убежден, что поступательное развитие страны будет возможно лишь тогда, когда власть на всех уровнях, с одной стороны, и средний бизнес, с другой, начнут разговаривать на одном языке, понимать друг друга и действовать «в едином ритме».

Не все остались на плаву

— Талгат Фаизович, в своем интервью нашему журналу, данном в первые месяцы текущего кризиса, вы говорили о том, что бизнесу в этот период ни в коем случае нельзя останавливаться — нужно продолжать работать, развиваться во что бы то ни стало. Бизнес смог выполнить эту сверхзадачу?

— Нет, бизнес в большинстве своем оказался не на высоте.

Прежде всего крупнейший, олигархический бизнес. Он не смог удержать планку, которую взял в прошлые годы. Из-за стремления любой ценой соблюсти личные финансовые интересы владельцев, спасти свои финансовые накопления прошлых лет просели целые отрасли народного хозяйства. Либо, в случае полугосударственных структур — из-за неготовности брать на себя ответственность и стремления все проблемы решать за счет государства. В результате пошли вниз обороты среднего и малого бизнеса, социальная сфера и потребительский рынок.

Поэтому в среднем и малом бизнесе ситуация непростая. Но и не безнадежная. Довольно много компаний продолжили позитивное развитие, не ухудшили социальные условия для своего персонала. Они тратили свои оборотные средства, чтобы удержать персонал, надеясь на начало выхода страны из кризиса, и тем самым удерживали социальную стабильность в регионах. Но много и таких, кто выбрал другой вариант: отправить весь персонал в вынужденные отпуска и лечь на дно.

Для достижения сиюминутного успеха второй вариант предпочтительней. У меня много друзей, знакомых, которые пошли по первому пути. Но, к сожалению, заканчиваются оборотные средства, и если к весне не произойдет оживление инвестиций в экономике, то многие разорятся.

Достоинства «свободного» бизнеса

— А какой путь был выбран «ТЮС-САТЭС»?

— Поскольку инвестиции в железнодорожной отрасли сократились значительно, у нас также произошли уменьшения объемов выполняемых работ. Но мы не сократили персонал и платим зарплаты в срок. Это нам дается дорогой ценой, но зато мы сейчас нащупали новые точки опоры и развиваемся в этом направлении.

Расширение круга задач и заказчиков, перестройка работы компании — это первая ключевая задача, которую мы решаем в период кризиса.

Вторая задача — переход на принципиально иной уровень качества.

Мы и до кризиса уделяли первостепенное внимание качеству — это был один из наших козырей. Теперь же мы по собственной инициативе повышаем его уровень, стремясь достичь европейских стандартов.

Говоря о качестве, не могу не упомянуть о важнейшей проблеме. Государству необходимо вернуться к соблюдению системы четких стандартов качества, ГОСТов и СНиПов, которая существовала раньше. Сегодня эта система размыта, что представляет большую опасность для всех областей деятельности. Самоуправство в сфере технического регулирования недопустимо.

Забота о качестве — это, кстати, отличительная особенность «свободного» бизнеса. Он уверен, что, обеспечивая более высокий уровень качества, в последующем получит новые заказы.

— Работает ли этот принцип в нашей стране?

— Отчасти. На данный момент три очень серьезных заказчика проявили свою заинтересованность в сотрудничестве с нашей компанией. Мы для них привлекательны именно с точки зрения качества выполнения работ. Но не всегда фактор качества имеет решающее значение при выборе подрядчика… Весна покажет, какой подход окажется предпочтительным.

Третьей нашей задачей в период кризиса я считаю создание собственной нормативно-методической документации. Сегодня «ТЮС-САТЭС» разрабатывает собственные инструкции, внутренние стандарты.

Четвертая задача, которую мы решаем, — повышение профессионального уровня персонала. Наша цель — расширение спектра его знаний и навыков, расширение кругозора, причем не только в узкопрофессиональном плане, но и экономического, управленческого, в отношении перспектив новых технологий, понимания социальных и государственных задач.

Сегодня в нашей компании для всех специалистов — от электромонтажников до руководителей всех уровней — разработаны индивидуальные планы обучения. Под эти планы прописано соответствующее финансирование. Повышение квалификации, наработка у персонала новых компетенций в компании происходит перманентно.

— Нарабатываете их и вы, учась в Академии народного хозяйства при Правительстве России?

— Безусловно. Важно, что это не просто лучшее в России управленческое образование, но и возможность ознакомления вживую с работой ведущих зарубежных предприятий. Месяц назад я вернулся со стажировки в одном из германских университетов и в крупнейшем европейском концерне.

Пятая наша задача в период кризиса — это открытие на предприятии отдела новых разработок, инноваций. Есть прекрасные идеи, и мы даже видим рынок сбыта этих технологий, оборудования.

— Выполняете программу президента Медведева?

— Совершенно верно. Состояние любого производственного предприятия без разработки своих новых продуктов для рынка или без внедрения чужих новых технологий, оборудования — это отставание от конкурентов.

Шестая задача — мы пересматриваем саму идеологию работы компании. Мы формулируем свою миссию и в соответствии с ней развиваемся, все более и более поступательно. Это ключевое событие в жизни нашей компании и перелом в идеологии развития произошли как раз в период кризиса.

Самое трудное — начать развиваться

— Можно сказать, что мы преодолели самый тяжелый период кризиса? Или переход от выживания к развитию и есть самое сложное?

— Весна покажет, прошел ли период, когда нужно было прежде всего выживать. Во всяком случае, опасения, как жить завтра, чем платить зарплату, у очень многих не прошли — а если не прошли страхи, нельзя сказать, что кончился кризис. Для того чтобы он действительно кончился, нужны значительные инвестиции в российскую экономику и время.

Но, конечно, самое трудное — экономике, бизнесу начать развиваться на новой, несырьевой основе.

— Что для этого необходимо?

— Самое главное, чтобы у нас в стране на уровне правительства и крупнейшего бизнеса победила точка зрения, что мы должны развивать рынки, строить и инвестировать в своей стране, а не продолжать паразитировать на конъюнктуре сырьевых рынков в статусе только лишь энергетической и сырьевой державы.

— Мы должны стать также промышленной, транспортной, сельскохозяйственной державой?

— Совершенно верно. И выбор этого пути определяют правительство и крупнейший бизнес.

Вы скажете: ваша позиция понятна, ведь «ТЮС-САТЭС» — компания, работающая на государство и крупный бизнес. Но согласитесь, что и все остальные фирмы зависят от правительства и крупного бизнеса.

Ведь именно в государственном секторе и секторе крупнейших корпораций определяется и уровень зарплат, и экономический климат в стране: чем выше зарплаты у работников этих секторов, тем больше зарабатывает малый и средний бизнес, работающий в сфере услуг, для потребителя.

Сегодня многие надеются на импульсы со стороны государства, на то, что государство будет участвовать в ключевых проектах, необходимых для экономического развития: в сфере инфраструктуры, промышленности, сельского хозяйства.

Наше экономическое развитие зависит прежде всего от государственных инвестиций, а значит, от высшего руководства страны. От тех задач, которые оно поставит перед ведомствами, госкорпорациями и косвенно — перед крупнейшим бизнесом. Тогда и все остальные будут готовы двигаться в определенном им направлении.

— А как государство может помочь среднему и малому бизнесу?

— Необходимо решить несколько задач.

Во-первых, остановить ежегодный рост цен на товары и услуги естественных монополий: энергетики, железнодорожных перевозок и т.д. В том числе и на энергоносители. В Китае, например, установлено государственное регулирование цен на топливо.

Во-вторых, рассмотреть и принять закон о товарищеских банках, то есть банках среднего и малого бизнеса.

В-третьих, выдавать кредиты для малого и среднего бизнеса под 6—8 % годовых.

В-четвертых, снизить для среднего бизнеса налог на добавленную стоимость и налог на прибыль.

Очень важно, чтобы государство обеспечило право материальной и интеллектуальной собственности. Если мы возьмем Америку XVIII—XIX веков, там право собственности сначала обеспечивало оружие (этот этап был пройден нашей страной в начале 90-х годов). Потом на первый план вышла судебная власть… У нас судебная власть тоже поднимается, но сделать предстоит еще очень и очень много для того, чтобы только она играла главную роль в решении вопросов собственности и из этой сферы ушли политические, клановые и криминальные факторы. Но пока это не получается…

Если государство не сможет решить задачу защиты материальной и интеллектуальной собственности, из страны будут уезжать лучшие умы, будут утекать финансы. Тогда точно не удастся изменить спекулятивный характер нашей экономики, ее зависимость от коррупционных отношений с органами власти, доминирование в экономике чиновничества.

Кроме того, мне кажется, для представителей российского малого и среднего бизнеса, особенно представляющих малые города и поселки, важно на государственном уровне организовать бизнес-туризм в развитые страны. Чтобы предприниматели могли посмотреть, как необходимо вести бизнес в новых условиях. Группы для поездок в промышленно и сельскохозяйственно развитые страны должны подбираться по роду деятельности, с включением в них специалистов ведущих НИИ России. Необходимо предоставить возможность посещения нашими предпринимателями, специалистами лучших зарубежных предприятий соответствующей отрасли, согласовав это на уровне промышленных палат или других компетентных органов, с проведением встреч, семинаров по обмену опытом. В такие поездки должны приглашаться предприниматели из всех уголков страны. Люди у нас инициативные, предприимчивые, быстро схватывают — важно создать условия для их работы

Улучшить деловой климат

— Какая роль в развитии национальной экономики должна принадлежать среднему и малому бизнесу?

— По численности работающих он должен абсолютно доминировать — это является основой формирования среднего класса. Малый и средний бизнес должен стать основным источником получения доходов для большинства населения, которое сможет взять на себя свои социальные расходы, сняв их с плеч государства.

Сегодня деловой климат у нас некомфортный, заниматься бизнесом в нашей стране невыгодно. Люди потеряли внутреннее желание быть в бизнесе. Но ведь наша экономика остро нуждается в предпринимательской инициативе, в развитии массового бизнеса — среднего, малого, семейного, индивидуального… Нужно предпринять усилия, чтобы стимулировать деловую активность.

Многое делается для этого. Сегодня налогообложение индивидуальных предпринимателей — до 6%, это вполне приемлемо. На мой взгляд, было бы правильно, если бы предприятиям, занимающимся инновациями, при вкладывании денег в новые разработки и их реализации предоставлялось максимальное количеством льгот или освобождение от налогов на прибыль. Хотя, конечно, в льготах тоже надо знать меру.

— То есть важно соблюсти баланс между интересами государства и установлением вредных для бюджета и расхолаживающих для предпринимателя условий ведения бизнеса?

— Совершенно верно.

Очень позитивно я воспринимаю шаги, которые делаются президентом и премьером для развития различных направлений предпринимательства. Например, по призыву президента Госдума собралась на специальное заседание фактически после закрытия летней сессии — только для того, чтобы узаконить малые инновационные предприятия в высших учебных заведениях.

Это было сделано очень быстро, очень вовремя — перед началом нового учебного года. Чрезвычайно позитивный шаг, и далеко не единственный: есть государственные решения и по налоговым льготам, и по таможенным пошлинам, и по условиям функционирования компаний.

Но не хватает системности: формулирования отношения к малому и среднему бизнесу со стороны государства и общества, видения его роли в стране, экономике и обществе — и формулирования в связи с этим комплекса взаимосвязанных задач по развитию среднего и малого бизнеса.

Выход для загнанных в угол

— Какие, на ваш взгляд, задачи сотрудничества между властью и бизнесом стоят на послекризисный период?

— Самое главное — власть и бизнес должны относиться друг к другу не как руководитель и подчиненный, а как партнеры, делающие общее дело по развитию страны. Сегодня этого нет.

Сотрудничать власти и среднему бизнесу нужно всегда. За прошедшие периоды было совершено много ошибок как с одной, так и с другой стороны.

Бизнес обеспечивает рабочие места, пополняет бюджет. А местные СМИ при молчаливом согласии властей продолжают формировать из предпринимателя образ хапуги. Нужно буквально заставить местные власти — силами федеральной власти, партии «Единая Россия» — пропагандировать важность и ценность бизнеса. Обязать их публиковать сведения о том, что, например, на эквивалент от налогов компании А отремонтирована школа, а на эквивалент налоговых поступлений от компании B отремонтировано 5 км дороги… Пусть даже это будет совсем небольшой вклад: детская площадка, скамейки возле дома — нужно упоминать его источник… Или, скажем, компания С дала работу полусотне жителей городка — разве этого мало? Без нее они бы сидели на шее государства…

И предприниматели будут знать, что на их деньги развивается муниципалитет, и жители будут иметь представление, насколько важную роль играет бизнес. Такая система будет работать и на имидж предпринимателей, и на имидж власти.

— Но ведь и предпринимателей тоже есть в чем упрекнуть?

— Да, конечно. Многим можно поставить в упрек неуплату налогов, «серые» зарплаты, попытки обогащения любой ценой. Как будто за забором собственного дома можно уйти от проблем соседей, живущих рядом. Всем нам нужно понять одно: чем хуже живут наши сотрудники, наши соседи, тем хуже всем нам — мы живем в одном информационном «биополе».

Должна быть взаимная толерантность, взаимоуважение бизнеса и власти, готовность помогать друг другу. Необходимо внедрить такие формы поощрения бизнеса, как доски почета предпринимателей, бизнесменов, отмечать тех, кто правильно и вовремя заплатил налоги, кто вложил часть средств в развитие собственного города, района, улицы, но отнестись к этому серьезно, без формализма и фанатизма.

Развитие малого бизнеса сильно зависит от власти на местах. Там, где местная власть сильная и порядочная, — все расцветает, население живет по-другому, дома стоят богатые, машины в каждом дворе… Соответственно и в хозяйствах этих населенных пунктов все в порядке: дороги отремонтированы, территория благоустроена и т.д.

А там, где отношение к малому бизнесу плохое, там и люди забитые, серые, тоска в глазах и безнадега. Убежать бы, да некуда. Если в крупном городе компания может в случае трений с органами власти перенести свой юридический адрес и платить налоги в тот район, где с ним обращаются лучше, то в небольшом населенном пункте предпринимателю зачастую некуда деваться. В большом городе есть телевидение, радио, другие СМИ — четвертая власть, которая может помочь победить давление чиновников. На местах же СМИ под абсолютным контролем власти…

— Какой выход вы видите для такого загнанного в угол бизнеса?

— Что нужно бизнесу для решения его проблем?

Во-первых, необходимо дать малому бизнесу возможность простого и быстрого доступа к электроэнергии, водоснабжению, газоснабжению и информационным сетям. Или все это должно быть очень дешево, или должна быть предоставлена возможность льготного кредитования на несколько лет под минимальные проценты.

Еще один важный момент. Сейчас много говорится о том, чтобы не проводить проверки малого бизнеса в течении трех лет. Это, безусловно, правильно. Только при этом надо развивать на местах консультационные центры (с участием Ростехнадзора, Пожнадзора, СЭС), где нужно будет бесплатно (и в обязательном порядке) читать курсы лекций по мерам безопасности, санитарии, подобно тому, как это делается сейчас по вопросам охраны труда и электробезопасности.

Следующий важный фактор — это массовое развитие индивидуального, семейного бизнеса в малых населенных пунктах.

— Кроме того, люди в развитых странах переезжают из мегаполисов в пригороды, в цивилизованную сельскую местность, на природу…

— Да, человеку, семье уютнее на земле, а не в каменных джунглях. Мы знаем об этой тенденции в цивилизованном мире. Люди хотят быть ближе к земле. Пусть даже они на ней пока только устраивают бассейны и футбольные поля, выращивают цветы. Все равно, таким образом человек возвращается к своим корням, находится в здоровой во всех смыслах атмосфере. Нация, живущая ближе к земле — более крепкая физическим здоровьем. Сейчас в нашей стране здоровье нации — проблема.

Независимое домохозяйство становится единицей нового постиндустриального общества. И семья в таких условиях крепнет, и дети в радость. Человек при этом благодаря современным информационно-коммуникационным технологиям имеет возможность зарабатывать на результатах своего интеллектуального и физического труда.

В нашей стране вернуться к земле сам бог велел. У россиян не стерлось еще в генетической памяти наше крестьянское происхождение. Тем более в России такие огромные земельные угодья — мы можем накормить весь мир!

Развитие электронных коммуникаций и деконцентрация крупных населенных пунктов будут решением и проблемы моногородов — наследия старой индустриальной экономики прошлого века. Например, Тольятти — что с ним делать? Чем занять людей, когда производство российских автомобилей так упало? Не развивая постиндустриальную культуру производства и культуру быта, эту проблему решить невозможно.

Самый дешевый и простой способ решения вопроса моногородов, конечно при желании их жителей, — это строительство на свободных территориях новых сельских поселков с одно- и двухэтажными индивидуальными домами, с выделением больших приусадебных участков, со строительством инфраструктуры. При этом государством будет решено несколько задач.

На строительство этих одноэтажных поселков нужно привлекать средний и малый бизнес — это удешевит стоимость работ. Будет развиваться местный рынок строительных материалов (а по технологиям деревообработки можно договориться с Финляндией, Канадой). Будет обеспечена занятость людей. При этом будет внесен значительный вклад в обеспечение продовольственной безопасности государства за счет продажи излишков продукции (кстати, экологически чистой), произведенной в личных хозяйствах, через систему государственных закупочных пунктов, которые сегодня необходимо организовывать. Кроме того, одноэтажная Россия, так же как и одноэтажная Америка, может сыграть важную роль в решении демографического вопроса.

Постиндустриальная эпоха несет с собой и наступление безлюдных технологий. «Фольксваген» — крупнейший машиностроительный концерн мира — сегодня находится в условиях, когда может отказаться от большей части работающих. Но концерн не идет на этот шаг — в силу своей социальной ответственности.

А в ряде стран практикуется другой подход: так называемый бизнес на один день. Организовали проект — скажем, сборку в Китае, выпустили продукцию, получили доход — разошлись…

Мне лично ближе европейский подход — гуманистический бизнес. Я знаю, что в своей фирме без некоторой части специалистов с чисто технологической точки зрения могу обойтись. Но с точки зрения своей роли в команде эти сотрудники для меня важнее, чем просто звенья технологического процесса.

Прозрачность и взаимное доверие

— Почему бизнес в массе своей не доверяет власти? Дело только в неравноправном отношении к нему?

— И в нем, и в том, что власть — не единое целое. Потому директивы центральной власти для местной зачастую не являются руководством к немедленному действию, во всяком случае местные органы часто не мотивированы на реализацию этих директив.

Люди слышат, что говорит президент или премьер, а потом, проходя мимо особняка мэра своего города, понимают, что между словом и делом — большая разница. Ведь на фоне рассуждений о борьбе с коррупцией они понимают, что такой дом просто невозможно построить на официальную зарплату чиновника.

Сегодня местным чиновником в России быть выгоднее, чем бизнесменом: финансовой ответственности никакой, в крайнем случае вышестоящий бюджет выручит, а возможности для поборов — фактически неограниченные. Не перестроив эту систему на началах финансовой ответственности, жестких уголовно наказуемых правил, мы не ликвидируем недоверие людей к власти. Именно местное звено является значительным тормозом популяризации малого и индивидуального бизнеса.

Впрочем, есть исключения, их немало. Я родом их Татарстана, часто бываю там у родственников. Президент республики Минтимер Шарипович Шаймиев с первых послереформенных лет выстроил систему, в которой самое главное — интересы людей. Было стремление прежде всего поднять самосознание людей: и сегодня мы видим результаты — и в экономике, и в социальной сфере, и в культуре, и в спорте… И в менеджменте. Поэтому у республики такие успехи буквально по всем направлениям. В моем потоке в Академии народного хозяйства примерно треть — представители Татарстана…

И это не единственный пример. Мне сокурсники по академии рассказывали про Липецкую область: губернатор Олег Петрович Королев создал условия для «взрывного» развития животноводства и фермерства — те, кто начинают работать в животноводстве, могут на льготных условиях получить финансирование. Есть и другие примеры…

Отклик на призывы федеральной власти со стороны бизнеса будет тогда, когда власть на всех уровнях перестанет рассматривать его только в качестве пятого колеса, а будет пытаться помочь разрешить массу вопросов, которые возникают в его деятельности.

Взаимопонимание установится тогда, когда будут по-настоящему партнерские отношения. И тогда, когда и у представителей власти, и у предпринимателей проснутся гражданские чувства.

— На бизнес ведь тоже должны быть наложены серьезные обязанности?

— Безусловно. Бизнес в первую очередь должен платить налоги. Потому что это зарплаты учителей, которые учат наших детей, врачей, которые лечат нас и наших детей.

Очень хорошо, что сегодня каждому сотруднику российских предприятий стали приходить письма из пенсионных фондов с информацией о том, сколько денег на его личный пенсионный счет перечислил работодатель. Теперь сотрудники могут проконтролировать работодателя. Это косвенный мотив платить «белую» зарплату и уплачивать налоги.

Горизонталь — в помощь вертикали

— Какой вы видите горизонтально-вертикальную модель сотрудничества бизнеса и власти ?

— Федеральные ведомства и их департаменты должны знать весь спектр компаний, работающих в сферах их компетенции — как говорится, знать их в лицо, постоянно взаимодействовать с ними. Им должно быть вменено в обязанность с участием компаний вырабатывать такую политику, чтобы наиболее успешно использовать потенциал компаний в реализации этой политики.

Например, ОАО «РЖД», хотя и не ведомство, а акционерное общество, но национальная монополия. Оно должно контактировать со всеми компаниями как целиком занимающимися железнодорожной проблематикой, так и занимающимися ею по отдельным направлениям: системам автоматики, строительству мостов, системам безопасности, подвижному составу и т.д.

Представители федеральных министерств и крупных госкорпораций должны систематически встречаться с этим компаниями, ставить перед ними перспективные задачи — в частности в области инноваций.

Что касается местного уровня — местная власть и малый бизнес должны стремиться к налаживанию взаимопонимания и доверия друг к другу. Администрациям надо постоянно вести диалог с представителями бизнеса, постоянно слышать, какие у них есть проблемы. А бизнес должен понимать суть проблем на территории, в решении которых он мог бы помочь.

— Помочь финансово?

— Необязательно. Бизнес может не только сам включиться в решение тех или иных местных проблем — он в состоянии дать органам власти важные рекомендации по оптимизации затрат. Например, связанные с привлечением малого бизнеса.

Возьмем создание программного обеспечения для тех или иных местных нужд. Далеко не всегда есть необходимость заказывать его в солидной корпорации, где вы платите огромные деньги за брэнд, гарантированное качество: очень часто соответствующие задачи может выполнить небольшая фирма — например, компания, в которой работают студенты технического вуза. Причем выполнить на столь же высоком техническом уровне и при этом значительно дешевле.

Очень важно создать, опять-таки с помощью бизнеса, инфраструктуру помощи, содействия тем, у кого есть хорошие идеи, но нет финансовых и иных возможностей их реализовать. И составить бизнес-план, и реализовать идеи — для этого нужен потенциал работающих, опытных, эффективных компаний.

Взаимодействие с бизнесом должно происходить и на уровне региона.

— То есть надо выстроить горизонтальное взаимодействие на всех уровнях?

— Да. Вертикаль управления должна быть, она важна, но сегодня не менее важная задача — выстроить горизонтали управления!

Мне кажется, механизм реализации национальных программ в России должен быть таким. Центральная власть ставит масштабные задачи: например, развитие инноваций, повышение качества продукции, подъем животноводства, строительство дорог, выделять для этого целевым образом финансы. Но решаться эти проблемы должны и в отраслевом, и в региональном разрезе с привлечением среднего и малого бизнеса.

— Тесное взаимодействие бизнеса и власти — еще и источник кадрового пополнения власти?

— Безусловно. Потому что это люди, умеющие создавать продукт, обладающие управленческим опытом в условиях рынка, социально ответственные, погруженные в соответствующую государственную проблематику. Они станут и оптимальными государственными управляющими.

— Как бы вы резюмировали сегодняшнее интервью?

Сегодня, на мой взгляд, одна из важных задач государства — помочь подняться малому и среднему бизнесу, а задача бизнеса — помочь государству. Только совместными усилиями они обеспечат движение к стабильному развитию и процветанию страны в современном мире.


ООО «ТЮС-САТЭС» (Санкт-Петербург) — компания, специализирующаяся в области строительства и монтажа электрических и электронных систем железнодорожной автоматики (светофоров, стрелок, автоматической аппаратуры систем безопасности движения), инжиниринга железнодорожных электротехнических и электронных систем, ремонтно-строительных работ на железнодорожном транспорте.

Работает на объектах Октябрьской, Куйбышевской, Северо-Кавказской железных дорог, на участках железных дорог промышленных и транспортных предприятий.


Талгат Фаизович Каримов родился в 1965 году в селе Пойсево Актанышского района Татарской АССР. В 1984 году окончил Чайковский политехникум легкой промышленности, после службы в армии в 1986 году начал трудовую деятельность в Агрызской дистанции сигнализации и связи Горьковской железной дороги. В 1992 году окончил Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта (ныне Петербургский государственный университет путей сообщения): ему была присвоена квалификация «Инженер путей сообщения — электрик». По распределению направлен в г. Новгород на работу в Чудовскую дистанцию сигнализации и связи Октябрьской железной дороги (ШЧ-5). Прошел в ШЧ-5 все ступени профессиональной и служебной карьеры: был электромехаником, старшим электромехаником, главным инженером, и.о. начальника дистанции. В 2000—2005 годах работал в ряде компаний Санкт-Петербурга, специализирующихся на строительстве инфраструктуры железных дорог в должностях технического руководителя, начальника отдела СЦБ и связи, главного инженера объекта, первого заместителя генерального директора компании.

В 2006 году выступил соучредителем и стал генеральным директором ООО «ТЮС-САТЭС».

Женат, воспитывает двух дочерей.