«Хромая лошадь» и хромающее государство


Александр ПОЛЯНСКИЙ

Пожар в «Хромой лошади» стал главным политическим событием конца 2009 года — потому что приковал внимание к проблеме эффективности государственных институтов. Есть ли в стране пожарная охрана, если за деньги возможно любое, самое очевидное и вопиющее самоуправство? Существуют ли еще милиция, органы безопасности, муниципальная власть, казалось бы подотчетная гражданам, не рассыпались ли?

Оказалось, существуют — клубы и офисы после пожара и окрика Медведева и Путина «зачистили» по всей стране. Но вспоминают государственные институты о своем предназначении только после пинка с самого верха. А в «мирное время» только прикидываются, что работают по специальности, а на самом деле используют возможности в личных интересах и интересах бюрократических и бизнес-группировок. Да и в новогодней противопожарной «кампанейщине» наверняка была масса случаев расправ с неугодными и закрывания глаз на нарушения угодных, правда, с «отеческим» контролем за их устранением…

Главной заслугой Владимира Путина на посту президента заслуженно считается наведение порядка: институтам государства было возвращено их истинное предназначение. В 90-е годы милиция только называлась милицией: на самом деле ее разные подразделения представляли собой конкурирующие виды «крыш», которые занимались прямыми обязанностями постольку-поскольку.

В 2000 годы ситуация изменилась — не в последнюю очередь потому, что в фискальном и правоохранительном аппаратах был налажен формальный, а также неформальный контроль со стороны ФСБ. Например, огромные конкурсы на судейские должности исчезли после введения «мер оперативного обеспечения». Ларчик просто открывался: судьи стали бояться брать взятки.

Госслужба в это время вновь становится престижной, уважаемой в обществе: в конце концов, для русского человека в служении государству всегда есть нечто сакральное. Но, увы, счастье для граждан — восстанавливающееся государство — оказалось, как показывает практика, недолгим…

Потому что контроль спецслужб не смог стать заменой демократического контроля. Их запал быстро прошел: как только им удалось установить свой контроль — то есть где-то к середине 2000-х.

С этого момента эффективность государства опять покатилась по наклонной. И сегодня мы по данному параметру близки к «проклятым» 90-м…

Эффективное надолго государство — это тотальный общественный контроль. И пока власть этого не осознает и не начнет демократизацию многоэтажных бюрократических иерархий, жертвы неэффективного государства будут только множиться.