Сергей ВАСИЛЬЕВ: цель всех проводимых преобразований — создание единой системы регистрации прав и кадастрового учета

Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Руководитель Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр) Сергей Васильевич Васильев рассказал представителю нашего журнала о том, на какой стадии находится сегодня работа по созданию единой государственной системы кадастрового учета и регистрации прав на недвижимое имущество, какие цели преследует эта реорганизация и какие проблемы она должна решить.

— Сергей Васильевич, каковы были цели упразднения Роснедвижимости и Роскартографии и передачи их функций Федеральной регистрационной службе, которая получила новое название — Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии?

 

— Цель всех проводимых преобразований — создание единой системы регистрации прав и кадастрового учета, которая обеспечивала бы высокий уровень гарантий прав на недвижимое имущество при минимальных издержках.

Институт регистрации прав и кадастрового учета позволяет ввести оборот недвижимости в некоторые цивилизованные рамки и по своей природе является государственной услугой, позволяющей гражданам, организациям, публичным образованиям обеспечить защиту своих прав.

До 1 марта 2009 года в стране существовали Федеральное агентство кадастра объектов недвижимости (Роснедвижимость. — Ред.) и Федеральная регистрационная служба. Роснедвижимость занималась ведением государственного кадастра недвижимости, постановкой на кадастровый учет земельных участков и, с относительно недавнего времени, объектов капитального строительства. Федеральная регистрационная служба отвечала за регистрацию прав на эти объекты. Как видите, наши функции были очень схожи и нередко дублировали друг друга. Уже начиная с 2000 года стало очевидно, что такая структура не отвечает интересам развития рынка недвижимости в стране, связана с большими и необоснованными издержками как для государства, так и для правообладателей недвижимого имущества. В частности, основные документы, которые ложились в основу ведения кадастра объектов недвижимости и наших реестров, совпадали примерно на 60—65%. С точки зрения государства, такое нерациональное использование и человеческих, и временных, и материальных ресурсов было, конечно, непозволительной роскошью.

В состав нового ведомства также переданы функции Федерального агентства геодезии и картографии. Сделано это для создания единой базы картографических данных, доступной и в цифровом виде. Согласно пункту 2 Указа президента РФ от 25 декабря 2008 года №1847 «О Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии», на наше ведомство возложены функции по организации единой системы государственного кадастрового учета недвижимости и государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также инфраструктуры пространственных данных Российской Федерации. То есть нужно создать единую картографическую систему, где были бы объединены данные о земельных участках, постройках и правах собственности на них. Это глобальная и очень серьезная задача, на решение которой потребуется несколько лет. Конечно, сегодняшняя экономическая ситуация в стране и мире, мягко говоря, не способствует реализации этой цели ускоренными темпами, но в ближайшие несколько лет она вполне достижима. Мы понимаем, как должна выглядеть система, знаем пути ее создания и прорабатываем соответствующую технологию.

— Почему Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии была подчинена именно Министерству экономического развития?

 

— Такой шаг, на мой взгляд, наиболее логичен. Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии, вобравшая в себя функции трех ведомств, оказывает очень большое влияние на рынок недвижимости Российской Федерации. Могу проиллюстрировать вам это на одном примере, который я стараюсь приводить крайне редко — слишком уж он красноречив. Так вот, по нашим расчетам, ежегодно в Росреестр будет поступать свыше 110 млн обращений: и о постановке на кадастровый учет, и о снятии с него, и о регистрации права, и об обременениях, и об аресте недвижимого имущества, и о предоставлении информации… Более 110 млн обращений в год для страны с населением в 140 млн человек — это колоссальная цифра. Фактически через нашу службу будет «проходить» весь российский рынок недвижимости. А какое федеральное ведомство отвечает за развитие в России рыночной экономики, в чьи функции входит оценка рынка и мониторинг процессов, происходящих на нем? Это Министерство экономического развития. Поэтому решение президента и Правительства РФ о передаче Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии в ведение Минэкономразвития совершенно понятно и обоснованно. Важно и другое: наиболее активным субъектом рынка недвижимого имущества является малое предпринимательство, и создание эффективной инфраструктуры для функционирования рынка недвижимости стимулирует развитие малого предпринимательства в этом секторе. А это залог увеличения налоговых поступлений в бюджет, создания новых рабочих мест и, в конечном счете, будущего роста российской экономики.

— Как сегодня налажено ваше взаимодействие с Минэкономразвития и другими входящими в него ведомствами — Федеральным агентством по управлению федеральным имуществом, Федеральным агентством по управлению особыми экономическими зонами, Федеральным агентством по государственным резервам? Кроме того, существуют ли точки пересечения и сотрудничество вашего учреждения с другими министерствами и ведомствами?

 

— Мы находимся в тесном контакте со многими министерствами и ведомствами. Мне труднее сказать, с какими из федеральных органов исполнительной власти мы не взаимодействуем. Министерство экономического развития, в ведении которого находится служба, вырабатывает политику в области нормативно-правового регулирования нашей деятельности, нередко привлекает Росреестр к законотворческой работе. Мы активно сотрудничаем и с Росимуществом, и с остальными подведомственными Минэкономразвития службами, а также с другими федеральными органами исполнительной власти. Например, с Федеральной налоговой службой, с которой у нас заключено соглашение об обмене соответствующей информацией, с Федеральной службой судебных приставов, эффективная деятельность которой также невозможна без наших данных об объектах недвижимости и правах граждан на них. Мы работаем с Агентством по ипотечному жилищному кредитованию, с Министерством регионального развития и многими другими.

— А как сегодня строится сотрудничество Росреестра с Министерством юстиции России, которому раньше подчинялась Федеральная регистрационная служба?

 

— Как вы знаете, Министерство юстиции и лично Павел Владимирович Крашенинников, ныне возглавляющий Комитет Государственной думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, а до этого долгие годы проработавший в Минюсте, занимавший в том числе и пост министра юстиции, стояли у истоков формирования в России системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Сначала функции государственной регистрации осуществлялись учреждениями юстиции субъектов Российской Федерации, нормативно-правовое регулирование деятельности которых осуществляло министерство, затем была сформирована Федеральная регистрационная служба, отнесенная к ведению министерства.

Мы и сегодня находимся в контакте с Минюстом. В частности, мы консультируемся со специалистами министерства по различным вопросам применения права, разработки и регистрации нормативных правовых актов.

— На какой стадии сейчас находится работа по созданию единой системы регистрации, кадастра и картографии?

 

— Сначала я хотел бы рассказать о самом процессе реорганизации. Указ президента РФ от 25 декабря 2008 года №1847 «О Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии» вступил в силу 1 марта 2009 года, но передача функций Роснедвижимости и Роскартографии новому объединенному ведомству должна пройти поэтапно.

Первый этап — реформирование организационной структуры федерального центра. В начале марта мы начали эту работу, и скоро она завершится.

Второй этап — объединение на территориальном уровне. Согласно Распоряжению Правительства РФ №256 от 28 февраля 2009 года, с 1 марта текущего года территориальные органы упраздненных Роскартографии и Роснедвижимости подчинены Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии. Их объединение будет происходить постепенно и займет около двух лет. Территориальные органы трех служб, непосредственно работающие с населением, не должны подвергаться быстрому реформированию. Нужно время, чтобы подготовить управления Росрегистрации, Роснедвижимости и Роскартографии к такому объединению. Основополагающее требование при этом одно: территориальные управления должны работать с гражданами по системе «одного окна». Все мы знаем, как выглядят сегодня процедуры оформления кадастрового учета и регистрации прав на недвижимость и земельные участки. Вы вынуждены посетить несколько инстанций, отстоять в них огромные очереди, потратить силы и время на оформление схожих документов. После реорганизации все операции можно будет осуществить по системе «одного окна» в одном месте, сократив число посещений до двух — для сдачи документов и для их получения.

Однако реализовать эту идею с наскока невозможно. Самое сложное — схема размещения территориальных органов Росрегистрации и Роснедвижимости в субъектах Федерации. Очень часто в одном городе и даже в небольшом районном центре они располагаются на разных, далеких друг от друга улицах. Чтобы сделать эту систему эффективной, нужно разработать единую схему размещения территориальных управлений, чем мы сейчас и занимаемся. Но на это нужно время.

В некоторых субъектах РФ степень готовности к введению системы «одного окна» очень высока. Среди них, например, Москва и Санкт-Петербург. Надо сказать, что у этих городов есть одна особенность: в них почти нет «свободной» земли, и правообладателями земельных участков в основном выступают юридические лица, что многое упрощает. Понятно, что такие субъекты Федерации одними из первых в стране перейдут к системе «одного окна».

В Московской области ситуация обратная: много земли, огромное количество объектов капитального строительства и большое число граждан, желающих поставить на учет свое недвижимое имущество. Здесь обращения физических лиц преобладают над обращениями юридических лиц-правообладателей. В этом регионе переход к системе «одного окна» будет более сложным и займет больше времени.

— Насколько я знаю, в ряде российских регионов система «одного окна» уже заработала.

 

— Да, она существует в 61 субъекте Российской Федерации. Честно говоря, я был приятно удивлен количеством регионов, показавших высокую степень готовности к объединению территориальных управлений и переходу к системе «одного окна». Сегодня в России действуют 3624 офиса, принимающие документы на кадастровый учет и регистрацию, из них 686 уже работают по принципу «одного окна». На мой взгляд, это много, учитывая, что процесс начался еще до окончательного формирования необходимой нормативно-правовой базы. Это большой шаг вперед — ведь документы на кадастровый учет и регистрацию права принимаются в одном месте, здесь же они и выдаются.

— К сожалению, очень часто у нас в стране благие намерения ведут несколько в иную сторону. Снимет ли введение, без сомнения, очень нужной и правильной системы «одного окна» болезненную для ряда регионов проблему — огромные очереди в службы регистрации?

 

— Мне понятен этот вопрос, такие очереди действительно очень серьезная проблема для некоторых субъектов Российской Федерации — Московской области, отчасти Москвы и Санкт-Петербурга, Ленинградской области и Краснодарского края. Здесь опять же речь идет об особенностях этих регионов — в них активно развивается рынок недвижимости, большой оборот в сфере земельных отношений и в сфере объектов капитального строительства, и поэтому очень много обращений граждан и юридических лиц в регистрационные органы.

Но, уверяю вас, проблема очередей существует лишь в ряде регионов, а в большинстве районов ее нет. Более того, у нас есть регионы, где процедура регистрации права на недвижимое имущество длится не более 14—15 дней (по закону этот срок не должен превышать одного календарного месяца). Так, например, происходит в Самарской области, Ставропольском крае, Республике Татарстан.

И, конечно, я считаю, что система «одного окна» способна справиться, в том числе, и с проблемой очередей.

— Каким образом?

 

— Нужно решить два основных вопроса. Первый связан с расширением площадей пунктов приема граждан: это позволит, грубо говоря, физически «растащить» очереди. Правда, здесь существует серьезная проблема острого дефицита дополнительных площадей в субъектах Федерации. Этот вопрос мы решаем вместе с региональными властями и руководителями органов местного самоуправления. И, надо сказать, очень часто местные власти идут нам навстречу: каждый год для своих территориальных управлений мы получаем приличное количество дополнительных площадей. Очень хорошее взаимодействие налажено у нас с Правительством Московской области, руководителями районов Подмосковья, столичными властями.

Второй вопрос касается оптимизации деятельности службы, в том числе и активного внедрения в работу наших территориальных управлений информационных технологий. Это подразумевает, в частности, создание системы «электронной очереди» и широкое использование штрих-кодов.

— Не связана ли проблема очередей, помимо всего прочего, с нехваткой квалифицированных кадров? Не случится ли так, что вы увеличите площади территориальных управлений, внедрите информационные технологии, но очереди останутся из-за того, что трудно будет набрать хороших специалистов? Ведь сегодняшнее денежное обеспечение госслужащих прельщает очень немногих.

 

— Все относительно, в той экономической ситуации, в которой оказалась сегодня наша страна, мы предлагаем не самые плохие условия, в том числе и материальные.

Если говорить о Москве и Санкт-Петербурге, то здесь мы, конечно, отстаем по средней заработной плате в этих субъектах Федерации. Но в ряде регионов страны мы среди лидеров, и попасть на работу в наши территориальные управления хотят многие, так что у нас даже есть возможность формировать в этих регионах свой кадровый резерв. Мы предлагаем стабильную зарплату, неплохое социальное обеспечение. К тому же для каждой категории работников у нас предусмотрен свой уровень денежного содержания. И, например, для служащих, занимающих должности, на которых надо принимать решения о регистрации права либо об отказе в ней (а на них назначают очень квалифицированных специалистов, с высшим юридическим образованием, большим опытом работы и специальной подготовкой), предусмотрены высокие оклады.

— Известно, что очереди и определенное несовершенство организационной части процесса регистрации служат питательной почвой для коррупции. С вашей точки зрения — человека, много лет проработавшего в органах юстиции, можно ли устранить это явление, или же коррупция в крови нашего народа и в принципе неистребима?

 

— Да, к сожалению, влияние коррупционной составляющей в нашей сфере деятельности пока очень ощутимо. Мы с этим боремся. Слава богу, Россия серьезно взялась за борьбу с коррупцией на государственном уровне. В этом году у нас наконец-то появилось юридическое определение коррупции, разработан пакет антикоррупционных законов. Это должно изменить ситуацию.

Я не считаю, что коррупция в крови у нашего народа, и у любого другого народа тоже. Это социальное и транснациональное явление, которому подвержены все страны — будь то Россия, Франция, Германия, США и другие… Посмотрите на недавние коррупционные скандалы в такой благополучной в данном отношении стране, как Великобритания.

Коррупция — очень большое зло, которое развращает общество и препятствует развитию государства. У этого явления две стороны: одна касается общества — тех, кто дает взятки, вторая — государства, то есть чиновников, от имени государства выполняющих те или иные функции и берущих взятки. Это очень опасно.

Можно ли окончательно истребить коррупцию? Вопрос сложный. Как я уже говорил, мы с вами то и дело становимся свидетелями крупных коррупционных дел, которые возникают в странах, давно и успешно борющихся с этим явлением. Но пресекать коррупцию необходимо, причем кардинальными и жесткими мерами. Когда система, государство, идет на такие меры, результат обязательно будет.