Николай СИТНИКОВ: главный наш дефицит — дефицит кадров, мыслящих по-государственному


Текст | Николай СЕМЕНОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН


Ключевой вопрос для развития России сегодня — кадровый, убежден генеральный директор Группы компаний «Альянс» (г. Шексна Вологодской области) Николай Александрович Ситников. Решить его государство может только за счет опытных и при этом государственно мыслящих профессионалов.

— Николай Александрович, сегодня в нашей стране начался процесс обновления кадров, всеобщего «кадрового резервирования». Как вы к этому относитесь?

— Очень положительно: давным-давно нужно было этим заняться. И совершенно правильно, что на основе этой системы уже идет процесс смены кадров. Очень жаль, что была разрушена советская система кадрового роста, а теперь, спустя 20 лет, приходится строить такую систему заново. В советское время, как вы помните, к каждому человеку с юности внимательно присматривались — что у него получается, что не получается, каковы его плюсы и минусы, на каких позициях его можно использовать, каков его потолок…

Мой отец 45 лет проработал председателем колхоза, всю эту систему знал, и я прекрасно понимал, что с младых ногтей меня будут оценивать с точки зрения будущих перспектив. Уже в юном возрасте к людям присматривались, отслеживали: в какой-то момент мозги повернулись не в ту сторону — совершил ошибку… И это, конечно, сопоставлялось с плюсами, которые были у человека, ведь чью-то карьеру такие эпизоды прекращали, а чью-то нет.

Сегодня вопрос кадров — самый острый в нашей стране. Потому что мы в разрухе — пребывали в ней еще до кризиса, живя на спекулятивный доход от нефти. Кризис просто довершает картину. Из разрухи нужно выходить — кризис дает для этого стимул.

Особенно важна в России роль личности: личностей на всех уровнях, а не только на самом верхнем. А таких личностей сегодня — огромный дефицит.

Именно на личности на региональном, муниципальном уровне должна опереться Россия, выходя из разрухи, не на Медведева и Путина.

— Кадровые списки, ставшие достоянием публики, производят впечатление составленных наспех — подборка довольно странная…

— Конечно, нынешние кадровые списки формировались впопыхах. По-хорошему, для формирования серьезного кадрового резерва требуется 15—20 лет отбора и анализа кадров, а сегодня это сделали за один-два месяца. Списки действительно вызывают много вопросов. Но лиха беда начало…

Альтернативы этой деятельности нет, ведь уровень кадров низенький — из сегодняшних специалистов госаппарата максимум одна десятая процента может адекватно работать. Во власти же должны трудиться высококвалифицированные, многоопытные профессионалы.

Демократические процедуры, увы, не добавляют их… У нас в одном из районов женскими руками главой был избран гинеколог. И что? Конечно, он ничего толкового не может сделать, хотя демократически избранный руководитель.

Подобные руководители «выживают» только за счет приписок. Взяли и «раздули» по всей области на 30% себестоимость гигакалории тепла: только один район области получает 11 млн руб. дотаций! Умножьте эту цифру на 20 — количество районов, и вы получите сумму лишних денег, на затыкание управленческих провалов, которые получили муниципалитеты области в виде дотации от федерального центра.

— Непонятно используемое в перечнях кадрового резерва возрастное ограничение — 1959 год и не раньше… Основной части членов списков 35—40 лет.

— Относительно молодые люди — это хорошо, но их надо скомпоновать с теми, кто постарше, у кого большой жизненный опыт. Чтобы приглядывали друг за другом, один другому не давал воровать.

Через некоторое время работы в таком тандеме молодой менеджер станет прекрасным — динамичным и при этом квалифицированным руководителем.

— То есть нужно думать не только об отборе, но и о правильном «формировании», об образовании команд руководителей?

— Конечно. Получить годного на все случаи жизни руководителя невозможно — его нужно растить. Лужков, насколько я знаю, очень переживает, что от него забрали Шанцева. А как прекрасно показал себя Валерий Павлинович Шанцев, прошедший должности секретаря Московского горкома партии, префекта Южного административного округа Москвы, вице-мэра, отвечавшего за социальный комплекс, на посту губернатора Нижегородской области! Вне команды Лужкова он бы не стал таким квалифицированным руководителем.

Чего греха таить, встречается в подобных кадровых списках кумовство. Оно было и раньше, в советское время. Помню, я был директором совхоза, и через обком партии на меня вышел один московский проектный институт. Проектировщик оттуда мне спроектировал ферму, в которой можно было разместить стадо только поставив его в четыре ряда, с загоном для коровы 80 см. «Ты для кого же, — спрашиваю, — спроектировал загоны? Для кроликов?». «А что, — отвечает, — корова неужели не пройдет?». Оказалось, это сын одного большого начальника из Минсельхоза СССР… Но тогда в основе оценки кадров лежал все-таки результат. А сейчас?

В рыночной экономике один из основных мотивов — материальное стимулирование, то есть заработная плата и соцпакет. Посмотрим, сколько получают чиновники и от чего зависит оплата их труда. Зарплата вроде бы небольшая, но идут доплаты и за срочность, и за секретность, и за сверхурочные… Доплаты буквально за каждый чих.

При окладе 16 тыс. руб. иной муниципальный руководитель получает 200 тыс.! Смотрим с депутатами: что, он обеспечил рост производства в районе? Нет. Благодаря его работе повысился уровень жизни? Тоже нет. За что же тогда подобные выплаты?

Заработная плата чиновника не должна быть маленькой, но ее нужно связать с результатами его труда. Есть ли рост производства, как идет жилищное строительство и улучшение жилищных условий, как растет благосостояние населения, есть ли финансовые резервы и как используются — на создание точек роста или распыляются по ветру?..

Знаете, я недавно побывал в Китае. Там сохраняется прежний, социалистический, подход к кадровой политике. Работу руководителей смотрят по объективным показателям. Хороший руководитель — это руководитель, у которого объем производства за год увеличивается на 10%. «Почему, — спрашиваю, — на 10%, а не на 20?». «Потому, — отвечают мне, — что больше 10% — это уже приписки». То есть к такой оценке тоже нужно подходить с умом.

Сейчас трудные времена. Но именно в такие времена проявляют себя настоящие руководители. И мы видим: одни региональные лидеры бесконечно плачутся, требуют помощи. А другие решают проблемы на месте. Потому что все ресурсы — не в федеральном центре, они на территориях. Что, производственные, людские ресурсы, полезные ископаемые — в Москве? Нет, они в регионах.

Многие руководители рассматривали территорию как свою вотчину, стремились хапнуть, как будто живут последний день. Достаточно приехать на территорию — в регион, муниципалитет и посмотреть, какой дом у первого лица, у его заместителей… Если дома один лучше другого, а территория развивается не ахти, можно уже на основании этого делать выводы. Живут руководители как князья и бояре, значит, на людей им наплевать. У руководителя территории, кто живет обычно, без излишеств, район или регион, как правило, хорошо развивается. Потому что такой руководитель работает на людей, а не они на него.

— А каков потенциал развития у Вологодской области?

— Он огромен. В Северо-Западном федеральном округе только Вологодская область может тягаться по потенциалу с Петербургским регионом. Наша область — это и металлургия, и химия, и сельское хозяйство, оно не находится в таком запустении, как в других областях. Нигде нет таких свиноводческих комплексов, птицефабрик и комплексов крупного рогатого скота. Остались огромные торфяные запасы — бери и удобряй поля! Сохранился высококачественный лес, есть огромные запасы полезных ископаемых… Есть водная артерия — Беломорско-Балтийский канал, железнодорожная, автомобильная артерии.

— И лен?

— Конечно! Но эта отрасль, к сожалению, не развивается. В регионе сохранилась старые национальные традиции, до сих пор живут вепсы — есть вепсская, еще старая, настоящая производственная культура. Сохранились небольшие промыслы, надомный труд. И, конечно, нравственная, духовная культура.

А ярмарки? Нигде больше в России нет таких ярмарок, как на Вологодчине. А туризм — Белоозеро, Кирилло-Белозерский монастырь?

— Еще и вологодское масло?

— Да, это один из национальных брэндов России. Необходимого развития это направление, к сожалению, не получает.

Неужели это все не потенциал для развития? Великолепный потенциал! Природа, история, квалифицированный персонал — все есть в области!

Больной вопрос во всех регионах — разбазаривание природных ресурсов. Почему в регионах стало так много хронических заболеваний? Потому что резко ухудшилась экологическая обстановка. А ведь Россия — главное действующее лицо в мировой экологической «пьесе». Как же мы будем дальше существовать, как будут жить наши дети? Как будет жить весь мир, если мы бездумной эксплуатацией недр отравим экологию? У нас 60—70% лесов — «легких» планеты, мы на втором месте в мире и на первом в Евразии по запасам пресной воды. Мы больше не можем развиваться экстенсивно, как придется, мы должны выработать стратегию развития.

Кроме того, сегодня важно понять, что основа развития экономики, государства — экономика территорий, реальный сектор, реальный бизнес, который работает за счет собственных средств, а не кредитных пирамид. Для того чтобы экономика вышла из кризиса, малый и средний бизнес должен, при создании условий со стороны государства, встать на ноги. Государство должно делать ставку именно на эти три направления: развитие территорий, развитие реального сектора, развитие малого и среднего бизнеса.

— Сегодня у нашего государства громадные финансовые резервы. Что с ними делать, как правильно использовать, на ваш взгляд?

— Я, с одной стороны, полностью согласен с Владимиром Владимировичем Путиным в том, что резервы должны расходоваться прежде всего на социальную защиту, на то, чтобы не упал уровень жизни большинства населения. Но, с другой стороны, насколько их хватит, если расходовать только на это, а не на развитие производства?

Мы ведь в сельское хозяйство как не вкладывали, так и не вкладываем, в промышленность как не вкладывали, так и не вкладываем, в транспорт, в телекоммуникации — то же самое. Денег пока еще много — почему мы не создаем очаги роста, не финансируем производства на базе новейших технологий?

— Вы имеете в виду, в частности, немецкую технологию домостроения, право на производство завода для реализации которой вы получили от германского партнера — знаменитой фирмы «Верхан»? (Об этом проекте мы подробно рассказывали в №2/2009. — Ред.)

— В том числе и ее. Немецкая технология позволяет без металлоконструкций делать дом до пяти этажей включительно. Хотя, конечно, прежде всего это технология для малоэтажного строительства.

— Дома для сельских жителей?

— Прежде всего для них. Целые поселки для сельских жителей — не только собственно дома, но и учреждения соцкультбыта.

Стоимость квадратного метра такого жилья — 12—13 тыс. руб. А если человек собирает дом сам — 8—9 тыс. Дом собирается за семь дней, примерно два-три дня занимает отделка. То есть максимум за 15 дней комфортабельный дом полностью готов.

В технологии используется уникальный — легкий, простой в обработке, очень прочный и долговечный, экологически чистый материал. В автоклавном ячеистом бетоне 75% воздуха, немного песка, немного извести — почти пемза.

— Напомним читателям: группе «Альянс» немецким создателем технологии — компанией «Верхан» предоставлено право на строительство завода по производству домов из автоклавного ячеистого бетона, или газобетона, как его еще называют. Таких заводов всего четыре в мире…

— Да, и китайцы строят еще два. Таких предприятий на постсоветском пространстве нет вообще, наше первое. Государства планеты стоят в очереди за поставкой оборудования с «Верхана». В год «Верхан» выпускает 12—15 таких заводов, из них пять — по производству комплектов домов.

Контракт с немецким партнером на поставку завода по производству домов из автоклавного ячеистого бетона подписан, земельный участок отведен, необходимые согласования получены, кадры подобраны… Все готово для строительства предприятия по выпуску домов на 420 тыс. кв. м жилья в год.

Предприятие будет выпускать дома целиком, включая как собственно здание, так и все, что необходимо: окна, двери, половую доску, сыпучие смеси, фиброцемент… То есть это большое комплексное производство.

Мы на основе уже достигнутых договоренностей намереваемся строить такие дома и поселки не только в Вологодской области, но и в Краснодарском крае, Подмосковье, Пензенской, Нижегородской областях.

Однако группа «Альянс» пока никак не может довести дело до серийного производства из-за недостатка финансирования. А оно наблюдается в силу того, что инвестиционный процесс в стране, как известно, «свернулся».

— Но подобное производство — фактически основа для целого сектора экономики!

— Вот именно. И основа поддержки сельского хозяйства, ведь сельское хозяйство у нас не развивается во многом потому, что для людей на селе не созданы нормальные жилищные условия — им попросту негде жить! Из этого материала в течение года можно отстроить населенные пункты — комфортные и долговечные жилые дома, учреждения соцкультбыта, торговли…

Должной поддержки со стороны государственных руководителей для этого направления мы не видим — реализуем его, по сути, на свой страх и риск. А ведь это могло бы стать крупной государственной программой…

Причина такой ситуации состоит в том, с чего мы начали наш разговор: недостаток у нас в стране руководящих кадров, мыслящих по-государственному! На сегодня это наш главный дефицит.

Но благодаря шагам, предпринимаемым руководством страны в кадровой сфере, ситуация довольно скоро должна измениться.


Николай Александрович Ситников родился 2 июля 1948 года в Кировской области. Учился в Челябинском высшем авиационном командном училище штурманов, окончил Вологодскую советско-партийную школу, Вологодский молочный институт. После службы в погранвойсках работал шофером в колхозе. По окончании советско-партийной школы стал инструктором Шекснинского райкома партии, затем секретарем парткома совхоза «Домшино». С 1976 года — директор совхоза «Чернеевский». В 1980—1982 годах —

коммерческий директор птицефабрики «Шекснинская». В 1982—1988 годах работал заместителем начальника одного из СМУ, главным инженером деревообрабатывающего завода, главным инженером и директором ЖЭКа. С 1989 года — директор ОАО «Сириус», генеральный директор ООО «Кировская мебель». С 1991 года — генеральный директор ООО «Альянс», а затем и ООО «Альянс плюс».

Кавалер орденов «Во славу Отечества», «За возрождение благотворительности и меценатства», золотого и серебряного орденов «Меценат», орденов «Пламенеющее сердце», «Слава нации», «Миротворец», «Гордость России».

Академик Международной академии меценатства.