Георгий ГЕНС: перейти от «убивающих» спиралей к развивающим

  Текст | Николай ФЕДОРОВ

Ситуацию с платежной дисциплиной в стране комментирует президент IT-холдинга ЛАНИТ.

— Георгий Владимирович, насколько острая сегодня проблема — неплатежи?

— Действительно, в российской экономике вновь появилось это, казалось бы, давно забытое явление. И мы наблюдаем масштабный кризис неплатежей.

Увеличение дебиторской и кредиторской задолженности перестало быть проблемой отдельных предприятий и все больше заметно на макроэкономическом уровне. Проблема роста дебиторской и кредиторской задолженности предприятий может привести к целому ряду негативных последствий как в экономике, так и в социальной сфере.

Она не может быть решена без активного участия государства — особенно в связи с тем, что источниками цепочек неплатежей нередко являются компании с государственным участием.

— Источником неплатежей часто выступают госкомпании?

— Представители крупнейших предприятий еще в конце 2008 года заявляли, что финансовые расчеты по их производственным цепочкам застопорились и начало взаимным неплатежам положили долги компаний с участием государства. Начало масштабного кризиса неплатежей связано во многом именно с платежной дисциплиной госсектора.

Последнее особенно опасно, так как под угрозу поставлена репутация государства как абсолютно надежного плательщика, заработанная за последние годы. К тому же в отношении государственных предприятий, особенно работающих в стратегически важных отраслях, часто не работают общепринятые рыночные механизмы, такие как банкротство. Это порождает дополнительное недоверие со стороны поставщиков.

Задержки платежей со стороны отдельных компаний с государственным участием порождают длинные цепочки неплатежей среди их поставщиков и могут в конечном итоге привести к полному параличу механизмов поставок. Кроме того, неплатежи приводят к целому ряду негативных последствий в социальной, экономической и финансовой сферах.

Во-первых, предприятия с большой кредиторской задолженностью вынуждены задерживать зарплату, что приводит к росту социальной напряженности.

Во-вторых, учитывая возможность неплатежей, бизнес вынужден закладывать в стоимость продуктов и услуг инфляционные и валютные риски, приводя к дополнительному раскручиванию инфляции.

В-третьих, предприятия с большой кредиторской задолженностью могут вскоре столкнуться с налоговыми претензиями. Если деньги не появятся, они окажутся неспособны выполнить обязательства по налоговым платежам, бюджет недополучит средства.

В-четвертых, растет использование неденежных форм расчетов в экономике.

В-пятых, наблюдающийся рост транзакционных издержек становится дополнительной нагрузкой для государственных и частных предприятий.

Ситуация развивается по спирали: сокращение бюджета и задержка бюджетных платежей приводят к неплатежам по всей цепочке предприятий, сокращению производства в государственном и частном секторе, снижению налогов, еще большему сокращению бюджета и т.д. Это спираль, убивающая экономическое развитие.

— Какие вам видятся варианты решения проблемы?

 

— В настоящий момент проблема неплатежей еще не достигла масштабов, которые наблюдались в российской экономике в 1990-е годы. Своевременное принятие оздоравливающих мер может остановить развитие негативных процессов. Решение этой проблемы на ранних этапах может оказаться «быстрой победой», требующей сравнительно небольших ресурсов, способной положительно сказаться как на стимулировании экономики, так и на восстановлении доверия.

Среди возможных оздоравливающих мер мне видятся такие. Прежде всего — погашение долгов государственных предприятий, которые они накопили за первые месяцы кризиса. Эта функция должна быть возложена на тот или иной государственный финансовый институт (например, Внешэкономбанк), который погашает долг из выделенных государством средств в обмен на вексель предприятия-должника.

При этом важно, чтобы деньги поступали непосредственно кредитору, а не неплатежеспособному должнику. Кроме того, нужно административными методами обеспечить отсутствие задержек бюджетных платежей; использовать административный ресурс для внедрения практики клиринговых расчетов, прежде всего в компаниях с государственным участием. Помимо этого, я считаю, нужно ввести ответственность менеджеров государственных предприятий-должников за нарушение финансовой дисциплины.

— Бюджетная спираль, убивающая экономическое развитие, наверное, особенно опасна, учитывая что в стране уже есть «убивающая» спираль, связанная с процентной ставкой…

 

— Да, это повышение ставки рефинансирования якобы для борьбы с инфляцией. Повышается инфляция — ЦБ борется с ней увеличением ставки рефинансирования. А она не снижается по целому ряду причин: монополизм, рост затрат из-за ставки, рост напряжения на рынке — более того, она под влиянием этих факторов растет вновь. Банк России опять увеличивает ставку — и история повторяется…

Уже давно даже чисто эмпирически можно было бы сделать вывод, что повышение ставки рефинансирования способствует в современных российских условиях повышению инфляции, а не снижению. Мы это видели в первой половине 90?х годов. Из-за крайнего дефицита денег, возникающего из-за высоких ставок, угнетается производство, возникает так называемая стагфляция.

Есть в нашей экономике и еще одна «убивающая» спираль — спираль, связанная со ставкой банковского кредита. Она, с одной стороны, определяется ставкой рефинансирования, а с другой — уровнем рисков в экономике. Сейчас, в период кризиса, риски постоянно увеличиваются, и вслед за ними растет кредитная ставка. При этом мы должны понимать, что с ее увеличением будут увеличиваться и риски. Что потребует нового увеличения процентных ставок…

Я спрашивал у одного знакомого банкира — вы готовы будете увеличивать процентные ставки до бесконечности, до запретительного уровня? Нет, говорит, какое-то количество кредитов мы обязательно должны выдавать, чтобы получать финансирование своей текущей деятельности.

— То есть банковский рынок нащупывает значение, которое может потянуть бизнес?

 

— Да, эмпирически определяет ставку, которую еще в состоянии выдержать предприниматели: а бизнесу зачастую некуда деваться, у нас фактически не существует других способов внешнего финансирования, кроме кредитов. И получается фактически «убивающее» значение: либо заемщик не сможет вернуть долг, и банк рассчитывает на продажу закладываемого имущества, либо ему придется отдать фактически весь свой заработок.

Сегодня необходимо перейти от «убивающих» спиралей к развивающим. И реальному стимулированию экономики — прежде всего через поддержку конечного потребителя. Через предоставление возможностей получения долгосрочных государственных кредитов по доступным ставкам: на квартиры экономкласса, на покупку отечественных автомобилей, на образование… В нашей экономике очень большая недообеспеченность квартирами, машинами, качественным образованием — и это наше конкурентное преимущество в период кризиса, которое необходимо использовать.

Сейчас, в период кризиса, образование — важнейшая тема. Семьи сегодня зачастую не имеют возможности заплатить за поступление своих детей в вузы. И это грозит превратиться в большую социальную проблему: работы для них нет, потому что они не обладают пока никакими значимыми на рынке знаниями и навыками, а в хороший вуз поступить не могут, так как не в состоянии преодолеть ценовый порог, установленный учебным заведением.

Для того чтобы решить эту проблему, они должны получить длинный кредит на образование. Но коммерческие банки такой кредит не дадут — его может предоставить только государство, через систему Сбербанка.

Мне кажется очень важным сегодня не только обеспечивать макроэкономическую стабильность, но заниматься реальным противодействием кризису. Иначе мы перейдем в фазу фактически «свободного падения», российский ВВП уменьшится слишком сильно, и мы опять будем десятилетия догонять группу развитых стран. Такого развития событий, я считаю, можно избежать.