Николай СИТНИКОВ: не хватает государственного подхода!


Текст | Василий САВЕЛЬЕВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН


Кризис — это шанс для реализации правильного подхода к развитию строительной индустрии, уверен генеральный директор Группы компаний «Альянс» (г. Шексна Вологодской области) Николай Александрович Ситников. Под его руководством реализуется уникальный проект, способный коренным образом изменить ситуацию в строительстве: первый на постсоветском пространстве комбинат по производству домов на основе ячеистого автоклавного бетона, работающий по уникальной германской технологии, которая в десятки раз снижает стоимость квадратного метра, сводит строительство к сборке домов, которую можно выполнить своими силами, и дает людям возможность жить в экологически чистых домах.

— Николай Александрович, вы и сейчас, в период кризиса, не останавливаете новые проекты?

— Настоящий предприниматель должен смотреть в послезавтра, двигаться к стратегической цели: выжить — это не цель для бизнеса. Важно создавать то, что через год, полтора, когда кризис схлынет, обеспечит основу для интенсивного роста не только бизнеса группы «Альянс», но целой отрасли. То, что будет полезно для твоей страны.

Именно теперь вступает в финальную стадию наш проект создания в Шексне уникального домостроительного комбината, который создается совместно с германской компанией «Верхан КГ»: комбината по производству домов из автоклавного ячеистого бетона, или газобетона, как его еще называют. Это уникальный, легкий, простой в обработке, очень прочный и долговечный, экологически чистый материал. В автоклавном ячеистом бетоне 75% воздуха, немного песка, немного извести — почти пемза. Человек, живущий в таком доме, дышит воздухом, а не химией.

— Ему там дышится даже лучше, чем в деревянном доме?

— Ему там дышится так же, как в деревянном доме, при почти абсолютной тепло- и звукоизоляции, большой долговечности дома без химической обработки. Фирма «Верхан» работает 90 лет — и уже 90 лет стоят первые ее дома: без какой бы то ни было обработки. Наверняка они простоят гораздо дольше…

Тепло- и звукоизоляция обеспечивается соединением между блоками не при помощи раствора, а при помощи извести: стык получается 0,5 мм!

Деревянный дом, чтобы он дольше стоял, нужно обрабатывать химсоставами, и в этот момент свои экологические преимущества он теряет… Много проблем и с гипсокартоном — он выпускается с использованием асбеста, очень ядовитого материала. А наш материал создается и остается экологически чистым, «дышащим». Это уникальное изобретение!

— Предприятие будет выпускать автоклавные моноблоки?

— Не только, такие блоки в России выпускает немало заводов. Предприятие будет выпускать дома целиком, включая как собственно здание, так и все, что необходимо: окна, двери, половую доску, сыпучие смеси, фиброцемент… То есть это большое комплексное производство — под идеологическим руководством немцев, авторов технологии.

Это технология, которая позволяет без металлоконструкций делать дом до пяти этажей включительно. Хотя, конечно, прежде всего это малоэтажное строительство — чтобы люди не отрывались от земли, чтобы дети росли на земле, а не в многоэтажных бетонных коробках. В США 76% домов — одноэтажные, а мы продолжаем лезть все выше, выше и выше…

Сегодня контракт с немецким партнером на поставку завода по производству домов из автоклавного ячеистого бетона подписан, земельный участок отведен, необходимые согласования получены, кадры подобраны… Все готово для строительства предприятия по выпуску домов на 420 тыс. кв. м жилья в год. «Верхан КГ» обеспечивает подготовку проекта предприятия, содействие в проведении изыскательских работ, поставляет нам все оборудование, выполняет его шеф-монтаж и потом еще три-четыре года будет осуществлять контроль за работой предприятия, контроль качества выпускаемой продукции. В конце февраля господин Клаус Бонеманн, глава компании «Верхан», хотел бы получить первый транш платежей российской стороны.

Таких предприятий на постсоветском пространстве нет вообще, наше первое. Их и в мире не так уж много: государства планеты стоят в очереди за поставкой оборудования с «Верхан КГ». В год «Верхан» выпускает 12—15 таких заводов. Завод под руководством этой компании недавно заработал под Шанхаем: 15 февраля мы с руководителями фирмы «Верхан» господами Бонеманном и Питерским поедем смотреть, как действует это предприятие — единственное пока в КНР. Завод там работает четыре месяца, выпускает каждый день по десять домов — это значит, что мы увидим уже целые населенные пункты, состоящие из таких домов.

Нам очень повезло, что мы получили один из заводов, он предоставляет нашей стране уникальные возможности, мы в состоянии будем совершить экспансию на рынки ближнего зарубежья.

В рамках этого предприятия немцы закладывают пять-шесть своих универсальных проектов домов, и мы — пять-шесть проектов, которые предназначены именно для России. Потому что мы сталкиваемся с тем, что в небольших населенных пунктах нет детских садов, школ, больниц, спортивных комплексов… Соответствующие проекты для нас разработали два российских проектных института.

Это могут быть как одноэтажные жилые дома, так и двух- трехэтажные таунхаусы, магазины, социальные объекты в несколько этажей. Спроектированы современные очистные сооружения — их можно расположить рядом с домом. Раз в год подъехала машина, все из септика вычистила — и порядок.

— То есть это будут не отдельные модели домов, а комплексная застройка поселков?

— Совершенно верно! И пришли мы к этой концепции на основе контактов с регионами — потенциальными партнерами. Мы намереваемся работать не только на Вологодчине, но и в Ставропольском крае. Есть меморандумы о сотрудничестве с АО «Су-2» — компанией, которая строит малоэтажные дома и поселки в Московской области: она готова выкупать у нас половину производственной программы.

Готовы с нами сотрудничать Космические войска РФ, прежде всего при застройке военного городка космодрома Плесецк, а также других военных городков. Кроме того, намечается сотрудничество с администрацией Краснодарского края, Пензенской области. Есть хорошее взаимопонимание с нижегородцами…

— Ваше начинание связано сразу с двумя национальными проектами: «Развитие АПК» и «Доступное жилье»…

— Совершенно верно. Это дешевое жилье прежде всего для сельских тружеников. Стоимость квадратного метра — 12—13 тыс. руб. А если человек собирает дом сам — 8—9 тыс. Дом собирается за семь дней, примерно два-три дня занимает отделка. То есть за 15 дней максимум комфортабельный дом полностью готов.

Дом собирают четыре человека с небольшой лебедочкой. Для прокладки труб и электропроводки шлиф-машинкой прорезаются борозды. Требуется только сборка: никаких кранов и экскаваторов, не нужно выкапывать котлован. Дома строятся на песчаной подушке. Наш дом можно поставить, к примеру, прямо в яблоневом саду, и не нужно будет приусадебный участок вокруг дома после его строительства воссоздавать десятилетиями.

Кирпичный дом нужно штукатурить, долго-долго выравнивать стены — здесь ничего этого не требуется: сразу ровная поверхность, хоть обои клей, хоть крась масляной краской…

— Получается этакий поселок будущего?

— Совершенно верно. Наша стройиндустрия очень отстала: она у нас по-прежнему нацелена на кирпично-бетонное строительство, чего уже все меньше и меньше в цивилизованном мире. На производство таких домов требуется в 15 раз больше строительных материалов, чем на производство наших. И трудозатраты, связанные с ними, огромны — а в нашем производстве и строительстве они минимальны.

Дом по старой технологии строится не менее месяца — по нашей технологии за это время будет возведено шесть домов.

— Сами собираетесь строить дома из газобетона?

— У нас есть несколько строительных бригад, но в первую очередь будем заниматься производством. Нужно концентрироваться на чем-то одном. Тем более что Шексна — это уникальное место, недаром здесь создается один из крупнейших на севере страны индустриальных парков. Есть и значительные энергоресурсы, и редкие транспортные возможности: автомагистраль, железная дорога, Беломорско-Балтийский канал… Нам нужно развивать такие территории, индустриальные парки — Россия не может развиваться за счет одной Москвы, она должна быть сильна регионами.

— Получается, от всех уходят иностранные партнеры, а к вам приходят?

— Мы начали сотрудничать с господами Бонеманном и Питерским еще несколько лет назад, они узнали нас как партнеров, узнали нашу философию бизнеса. И потому мы, единственные в России, получили от фирмы «Верхан КГ» разрешение на открытие завода по ее технологии! Хотя за господином Бонеманном долго буквально увивался господин Дерипаска — очень уж перспективное это направление для нашей страны, для домостроения в сельской местности, небольших городках, наш немецкий партнер сказал: «Я Николаю больше доверяю».

— Почему?

— Знаете, не только мы в курсе того, что наши олигархи работают не на развитие экономики, а на собственный карман. Он увидел у нас здоровый бизнес и потому выбрал нашу компанию. На те деньги, которые они получили в результате приватизации, на те состояния, которые из них сделали, давно уже можно было обустроить Россию.

Иностранные партнеры больше тянутся к компаниям на местах, которые не занимаются получением спекулятивного дохода, а стремятся нормально работать, получая вознаграждение за труд. Не только для себя работают, но и для того, чтобы страна процветала. Такой подход к бизнесу больше убеждает партнеров из-за рубежа.

К сожалению, наше государство не стремится таким компаниям помогать: они у него не в чести… Оно помогает как раз олигархам…

— А как обстоят дела с инвесторами для этого проекта?

— С инвесторами, конечно, не просто. Мы прилагаем все усилия, чтобы как можно скорее запустить производство, фактически любой ценой: мы понимаем, что, выигрывая день, мы выигрываем месяц на рынке; выигрывая месяц, выигрываем полгода…

Дальше всего продвинулись с Потребительским обществом Ставрополья — готовы предоставить ему долю более 50% в проекте, только чтобы завод быстрее заработал. Мы довольно долго вели диалог также с руководством Московского индустриального банка, с инвестиционной компанией «Солев». Привлекательные партнеры, но…

— Запредельный процент на вложенный капитал?

— Честно говоря, да: все-таки превалирует интерес к сиюминутной выгоде.

Есть очень интересный вариант с французскими инвесторами — они готовы выделить 110 млн евро, предлагают хороший процент. Но могут прийти с некоторым временным лагом. А проект надо запускать прямо сейчас!

Еще и потому, что, честно говоря, очень не хочется перед немцами опозориться: мы их когда-то победили, а они нас теперь выручают современными технологиями, за которые мы даже не можем быстро расплатиться.

— То есть проблема не столько в деньгах, сколько в скорости их получения?

— Совершенно верно. Тем более что по этому проекту все, буквально все проблемы решены — и с властями, и с потенциальными работниками предприятия, и с донорами технологий. Организационных сложностей нет никаких: проекту не грозит судьба Вавилонской башни, которая строилась безумно долго и так и не была достроена, потому что не было грамотного, умелого организатора. Завод гарантированно будет построен за полтора года, срок окупаемости проекта — 18—24 месяца.

— А с государственными инвестиционными структурами не пробовали вести диалог?

— Мы вели в течение нескольких месяцев консультации с ВЭБом. Но нам была предложена коммерческая ставка. Понятно, мы же не олигархи, которых ВЭБ поддерживает на льготных условиях…

— А почему, на ваш взгляд, такое отношение у деятелей госбанков, у чиновников? От непонимания?

— От безответственности. Россия — бесконечно богатая страна — любые их ошибки окупит. Спроса нет за их работу, спроса настоящего, государственного. Государственного подхода у казенных финансовых институтов по-прежнему очень не хватает — отсюда серьезные опасности, которые нависли над целым рядом важнейших отраслей экономики, в частности над нашей — строительной индустрией.

Очень важно сегодня не потерять опять, как в начале 90-х, стройиндустрию. После тогдашнего обвала мы восстанавливали строительный комплекс 12—15 лет. Сейчас не можем себе такого позволить. Не можем позволить и «обвалить» массовое жилищное строительство — наши многострадальные люди нам этого не простят.

— Жилье — это ведь решение самой главной социальной проблемы…

— Вот именно! Если у человека есть собственное жилье, он может быть наемным работником в том или ином хозяйстве, или предпринимателем — у наших людей очень неплохая предпринимательская жилка. Он чувствует себя в максимальной социальной безопасности. Когда же жилья нет, он как перекати-поле… Из него и работник никудышный, и предпринимателем он не станет.

Особенно важно решить жилищную проблему на селе — для развития сельского хозяйства. Ведь мы, несмотря на несколько лет реализации нацпроекта «Развитие АПК», живем в тотальной зависимости от продовольственного импорта. А российское село все пустеет и пустеет…

Меня очень удручает, что финансовые структуры в стране не помогают решению этих государственных задач. Структуры и государственные, и частные.

— Но у частных свой интерес…

— У нас, знаете ли, у всех свой интерес — но никак не государственный. Это во-первых. А во-вторых, знаете, я вот все не возьму в толк: как можно жить в России и не любить Россию? Как можно думать только о текущей доходности, о собственном кармане, а не о завтрашнем дне своей страны?

— Тем более при барышах нашего финансового сектора…

— Вот именно. Денег в банках полно, как и до кризиса, но они лучше наварят на снижении рубля к доллару, чем профинансируют не сверхприбыльный, но очень прибыльный проект, нужный стране. Сколько можно работать только на свой карман, а не на свой народ? Думаю, корень проблемы — еще в начале реформ. В Германии после войны, которую она проиграла СССР, вся верхушка была заменена. У нас же кто был до 1991 года, тот и остался: сидят как микояны — при любых властителях в тех же самых креслах.

Сегодня, кстати, гораздо легче работать с молодыми кадрами — они не имеют старого советского опыта и не испорчены пореформенным двадцатилетием. Именно на это поколение возлагаю основную надежду по преобразованию России.

Начинать вставать с колен мы должны со строительной индустрии, сельского хозяйства, новейших, прорывных технологий, в том числе импортных — таких, как несет нам «Верхан»… Ведь можно сколько угодно заставлять всех ездить на «Жигулях» — свойства «Мерседеса» они от этого не приобретут.

Вообще я оптимист: уверен, что связка Медведев — Путин многое сможет сделать, чтобы изменить ситуацию. И воспользуется для этого кризисом как рычагом.

Кризис сегодняшний — одно название, на деле это относительно цивилизованный способ передела собственности. Классические кризисы — от перепроизводства? А у нас в стране какое же перепроизводство? Разве только перепроизводство безответственности…

Кризис у нас в головах, а не в экономике. И для того чтобы его преодолеть, нужно перейти от демократии обсуждений и ничегонеделания к демократии действий и ответственности. Заняться реальной экономикой, реальным решением социальных проблем. И тогда из любых кризисов мы будем выходить победителями.