Выборы по наезженной колее


Текст | Кирилл БЛОХИН

Итоги региональных
выборов, состоявшихся 12 октября, не
принесли особых сенсаций. Как и прежде,
с большим отрывом
лидирует «Единая
Россия», набравшая
повсеместно более
50% голосов, а компанию ей традиционно составляют КПРФ,
ЛДПР и «Справедливая Россия».

По старой схеме

В единый день голосования, 12 октября, в
пяти российских регионах состоялись выборы
в законодательные собрания. Своих депутатов
выбирали жители Чеченской Республики, Забайкальского края, Иркутской, Кемеровской
и Сахалинской областей. Согласно данным
Центризбиркома, во всех регионах лидирует
«Единая Россия», а нарушений, способных повлиять на итоги голосования, не выявлено.

На Сахалине «Единая Россия» набрала
55,18% голосов, КПРФ — 23,08%, ЛДПР —
9,92%, «Справедливая Россия» — 8,50%. В региональной думе единороссы будут иметь
21 мандат, коммунисты — четыре, «есеры» —
два, либерал-демократы — один.

В Забайкальском крае, созданном после
объединения Читинской области и УстьОрдынского Бурятского автономного округа,
«Единая Россия» получила 54,81%, КПРФ —
13,41%, ЛДПР — 10,83%, «Справедливая Россия» — 9,29%, Аграрная партия России —
6,89%. Всего по партийным спискам и одномандатным округам единороссы получат в
заксобрании 33 места, коммунисты — пять,
либерал-демократы и «аграрии» — по три,
«есеры» — два.

В Иркутской области у «Единой России»
49,38%, ЛДПР — 15,08%, КПРФ — 13,30%,
«Справедливой России» — 8,13% голосов. Всего в парламенте региона у единороссов будет
31 место, либерал-демократов — пять, коммунистов — четыре, «есеров» — три.

В Кемеровской области результаты выглядят
следующим образом: «Единая Россия» набрала 84,85%, «Справедливая Россия» — 5,52%,
ЛДПР — 4,66%, КПРФ — 3,45%. Соответственно, в региональный парламент проходят
только единороссы, которые получат 35 мандатов, и «есеры» с одним мандатом, поскольку
согласно законодательству, в случае если ни
одна партия не набирает более 7%, в распределении мандатов участвует и партия, получившая второе место.

В парламент Чечни также проходят всего
две партии из семи принявших участие в выборах: «Единая Россия», набравшая 88,4%, получает 37 мандатов, и «Справедливая Россия»
с 9,2% — четыре. Патриоты России набрали
1,33%, КПРФ — 0,33%.

В большинстве регионов на этих выборах
была сохранена смешанная система голосования, когда сосуществуют и партсписки и
кандидаты-одномандатники, за исключением
Чечни, где введена полностью пропорциональная система.

Если говорить об участниках, то нынешняя
кампания побила абсолютный рекорд в новейшей истории по минимальному количеству допущенных к выборам. В большинстве регионов к выборам были допущены только
парламентские партии — ЕР, КПРФ, ЛДПР
и «Справедливая Россия», так как по закону
этим партиям не требуется представлять в
избиркомы собранные подписи или вносить
избирательный залог. Некоторое разнообразие
в избирательных бюллетенях наблюдалось в
Чечне, Иркутской области и Забайкальском
крае. В Чечне в выборах также участвовали
«Патриоты России», «Народный союз» Сергея
Бабурина и Партия мира и единства. В Иркутской области в избирательных бюллетенях
оказались «Зеленые» и «Аграрная партия России». «Патриотам России», имевшим сильные
позиции в регионе, так и не удалось оспорить
в суде отказ в регистрации. В Забайкалье регистрацию получили пять списков: компанию
думцев разбавили «Зеленые».

Кроме того, правым партиям — СПС и
«Яблоку» — в ходе нынешней кампании не
удалось зарегистрировать своих списков ни в
одном регионе. Впрочем, нельзя сказать, что
они слишком стремились участвовать в выборах. Каждая из партий пыталась выставить
только по одному своему списку: СПС — в
Кемеровской области, «Яблоко» — на Сахалине. В обоих случаях отказ в регистрации был
обусловлен превышением допустимого 10-процентного максимума бракованных подписей, а
оспаривать отказ в судах никто из демократов
даже не пробовал.

Если говорить о списках, то самыми представительными они получились, естественно,
у «Единой России». Везде их возглавили губернаторы, а следующие позиции получили либо
их заместители, либо спикеры региональных
парламентов.


Азиатские и европейские регионы

Итоги выборов во многом оказались предопределены спецификой регионов, где они проходили. Так, из пяти регионов два — Чечня
и Кемеровская область — относятся к ярко
выраженным авторитарным субъектам федерации, где практически абсолютная власть сосредоточена в руках регионального главы и,
соответственно, в его же руках находится и
вопрос прохождения в заксобрание той или
иной политической силы.

Скандальная ситуация накануне выборов
сложилась в Кемеровской области. Там сильнейшее давление со стороны властей испытали
коммунисты, что объясняется личной ссорой
губернатора области Амана Тулеева и лидера
КПРФ Геннадия Зюганова. Ранее они уже
дважды судились по иску Тулеева о защите
чести и достоинства и оба раза неудачно для
лидера компартии. А накануне выборов дошло до того, что Геннадий Зюганов открыто
пожаловался на Тулеева премьеру Владимиру Путину во время встречи последнего с
думской фракцией КПРФ. В ходе встречи с
Путиным Зюганов передал как письменные,
так и устные свидетельства очевидцев предвыборной кампании в Кемерове, а также попросил премьера позвонить Тулееву и сделать ему
внушение. Путин, по словам коммунистов, не
стал защищать Тулеева, но выразил сомнение
в целесообразности звонка, сказав, что «позвонить можно, но как они поступят? Повлияет
ли это на ситуацию в целом?».

Как сообщает официальный сайт КПРФ, за
время кампании в Кузбассе были предприняты попытки милицейского захвата автомобилей депутатов Госдумы Анатолия Локтя и
Нины Останиной, срыва местными властями
митинга коммунистов в Новокузнецке и попытка нападения на члена ЦИК РФ от КПРФ
Андрея Клычкова. «В последние дни в предвыборный штаб партии на Кузбассе зачастили
странные люди с предложениями за деньги
распространить агитацию КПРФ, поработать
наблюдателями на выборах», — говорится в
заявлении на сайте. С мест коммунистам сообщают о попытках подкупа наблюдателей от
КПРФ, а также о «зачистках» почтовых ящиков
после посещения домов распространителями
коммунистической агитации. Кроме того, сообщается, что в пятницу местная типография
отказалась отдать коммунистам 8 тыс. экземпляров агитационной брошюры «Разговор начистоту». Соответственно, мизерный результат
КПРФ в Кузбассе ни у кого особого удивления
не вызвал.

Что касается Чечни, то оттуда сообщений
о нарушениях практически не поступало.

Впрочем, итоги кампании там до последнего момента затруднялись предсказать даже
эксперты-регионалисты. Политолог Григорий
Голосов в интервью «Газете.Ru» сказал: «Нужно знать, что в голове у Рамзана Кадырова,
чтобы предсказать, какие партии пройдут в следующий состав парламента». В остальных
регионах, по мнению экспертов, кампания
оказалась более или менее приближенной к
стандартам политической конкуренции, а результаты ЕР оказались не слишком заоблачными, да и другие партии получили достойное
представительство.

Наиболее конкурентной эксперты называют
предвыборную ситуацию в Иркутской области.

Отчасти это объясняется тем, что список «Единой России» там возглавил назначенный полгода назад и еще не утвержденный официально
в должности губернатора Игорь Есиповский,
которого, по мнению экспертов, местное население еще не очень запомнило. Кроме того,
большую активность в регионе развили различные финансово-промышленные группы, в
том числе федерального уровня. Так, в области
представлены интересы «Рособоронэкспорта»,
ОАО «РЖД», «Газпрома» и ТНК-ВР.

Удостоилась похвалы наблюдателей и временная избирательная комиссия Иркутской
области за запрет единороссам проведения
в день выборов акции «Народный бюджет».

Предполагалось, что одновременно с голосованием за депутатов граждане смогут также
указать властям направления, по которым им
следует распределять бюджетные средства. Характерно, что раньше подобные акции проводились и в других регионах, и тогда попытки их
оспорить успехом не увенчались.


Итоги и выводы

При анализе результатов голосования прежде всего обращает на себя внимание небольшое ухудшение результатов «Единой России» в
«конкурентных» регионах. По сравнению с декабрьскими выборами рейтинг ЕР снизился на
8—10%. Причиной такого снижения эксперты
называют отсутствие, в отличие от думских выборов, в списках Владимира Путина, а также
объективное ухудшение социально-экономического положения населения — в том числе
такие факторы, как продолжающийся рост
цен и кризис авиаперевозок, который сильнее
всего ударил по регионам Сибири и Дальнего
Востока.

В «авторитарных» же регионах, то есть в
Чечне и Кемеровской области, результат ЕР
вполне коррелирует с результатом, который
она получила на декабрьских парламентских
выборах — около 90% и более 80% голосов
соответственно.

Кроме того, стоит заметить, что независимо от результатов голосования по партийным
спискам единороссам повсеместно удалось добрать мандатов за счет выборов в мажоритарных округах, и в результате во всех парламентах ЕР получила как минимум две трети мест.

Свои прочные позиции также подтвердили
КПРФ и ЛДПР, которые уверенно выступили
во всех «конкурентных» регионах. КПРФ заняла второе место на Сахалине и в Забайкалье,
а ЛДПР «получила серебро» в Иркутской области. При этом во всех трех регионах эти партии
имели не менее 10% голосов. Это может объясняться спецификой сибирских и дальневосточных регионов, где традиционно сильны левые и
националистические настроения, однако стоит
признать, что эти результаты отражают электоральный расклад по стране в целом.

КПРФ восприняла результаты выборов в
Чечне и Кемеровской области как личный
вызов, однако очевидно, что, несмотря на все
заявления ее представителей о начавшемся
«выдавливании» партии из политического пространства, результаты партии явно улучшились
по сравнению с декабрем 2007 года. Так, на
Сахалине у КПРФ — 23,08% голосов вместо
14,55% в декабре 2007-го, в Забайкалье —
13,34% вместо 8,42%, в Иркутской области —
13,35% вместо 10,55%.

Что касается ЛДПР, то наиболее внушительного успеха партия добилась в Иркутской области — второе место после «Единой России» с
15,2% голосов вместо 11,1% в декабре 2007 года. Агиткампания партии в регионе проходила
под лозунгом «Хватит терпеть!» и отличалась
высокой активностью и профессиональным
уровнем. В Забайкалье ЛДПР слегка снизила
результат по сравнению с декабрем — с 14,4%
до 12%, а на Сахалине процент поддержки почти не изменился — 9,9% против 10,0%.

«Справедливая Россия» оказалась идеальным
кандидатом на роль спарринг-партнера «партии власти» в «авторитарных» регионах, где
она получила второе место. При этом в условиях политической конкуренции результаты
«есеров» оказались наиболее бледными из всех
парламентских партий.

Довольно успешно выступила и ликвидирующаяся Аграрная партия России, которая
прошла в Законодательное собрание Забайкальского края с 6,85% голосов. В Иркутской
области АПР получила 6,17%, ей совсем чутьчуть не хватило до 7-процентного барьера — и
это несмотря на скорую ликвидацию партии.

Кроме того, в Иркутске неплохо выступили
«Зеленые», получив 5,44% голосов, которые вели критическую кампанию по поводу назначения в руководство региона «варягов» и играли
на струнах регионального патриотизма.

Таким образом, состоявшиеся выборы не
привнесли ничего нового в российскую электоральную картину, однако слегка расставили
приоритеты. Так, оказалось, что в условиях
относительно свободной политической конкуренции и отсутствия личного ресурса Владимира Путина «партия власти» набирает чуть
меньше голосов. Кроме того, КПРФ подтвердила свое положение партии №2 и главной оппозиционной силы, а ЛДПР — статус одного из
ведущих политических игроков. Перспективы
же «Справедливой России» с каждыми новыми выборами становятся все более туманными,
и говорить о политическом будущем этой партии пока весьма сложно.

Главы же «авторитарных» регионов Рамзан
Кадыров и Аман Тулеев продемонстрировали
всю полноту и незыблемость личной власти,
а также абсолютное владение политической
ситуацией в пределах своих субъектов федерации, что, несомненно, усиливает и их общефедеральные политические позиции.