«Россия может стать лидером»

Текст | Елизавета МИЛЮТИНА

Владимир Шигаев, генеральный директор компании AGC Flat Glass Russia: «Мне повезло присутствовать на выступлении г-на Шувалова на форуме в Санкт-Петербурге.

И я очень рад, что представилась возможность поделиться впечатлениями от его доклада.

В разделе энергетики отрадно было слышать о понимании того, что обладание огромным количеством энергоресурсов не является исключительным залогом благополучного развития и роста. Возможно, в первый раз громко заявлено, что ключ к успеху лежит не в объемах добычи, а в эффективности использования. В бизнесе это понимаешь очень быстро, особенно когда в структуре твоих затрат большая часть приходится на природный газ. Но это в бизнесе, — не стоит забывать и о том, каким немалым потребителем энергии является коммунальное хозяйство, объекты здраво охранения, образования и социальной сферы по всей стране. И здесь, в разрезе энергетики, на мой взгляд, речь должна обоснованно идти не только об эффективности добычи и транспортировки природных ресурсов, но и об эффективности их конечного использования, преимущественном применении энергосберегающих материалов и технологий в строительстве и отоплении. И государство, обосновывая закономерность своего вмешательства в экономику, может весьма успешно стимулировать применение таких материалов и технологий.

Понимая инновации чуть шире, чем изобретение велосипеда, который уже изобретен, включая в это понятие возможность применения у себя ранее накопленного положительного опыта, такое стимулирование вполне можно назвать инновационным. Взять хотя бы пример остекления в безресурсной Европе: 90% окон – это энергосберегающее стекло, позволяющее экономить до 15% на отоплении, в России, по разным данным, — 5—7%.

Положительно я отметил бы оценку роли бизнеса в развитии образования. Мне кажется, бизнес, особенно тот, который намерен долго работать в России и желает ей процветания, уже сам для себя делает эти выводы. В своей компании мы уже разработали программу сотрудничества с вузами, которые готовят специалистов в нашей области. Наши сотрудники выступали с докладами перед студентами, обсуждали с преподавателями возможность построения эффективной системы отбора и стимулирования наиболее активных и способных студентов, которые с нашей помощью смогут приобрести практическое понимание выбранной ими отрасли. Общаясь с руководителями из других отраслей, я знаю, что не мы одни выходим на этот путь. Приятно, что и государство с точки зрения налогообложения готово и начинает ценить такие шаги, как создание системы корпоративного образования. Как показывает опыт, эта система приносит хорошие плоды.

Говоря о здоровом образе жизни, не стоит отрицать, что все-таки большая роль в его пропаганде остается за государством. Но и мы, как бизнес, тоже можем кое-что сделать. Понятно, что отдавать предпочтение при приеме на работу некурящим мы не имеем права, но запретить курить в офисе нам вполне под силу.

На собственном опыте могу отметить, что после первой зимы многие отказываются от этой вредной привычки. Программы ДМС с учетом индивидуальных особенностей здоровья, как показывает практика, способствуют более внимательному отношению сотрудников к своему здоровью, и это при том, что средний возраст работников в нашей компании не превышает 35 лет. Но бизнес может влиять на улучшение ситуации не только внутри своей компании.

Самый простой пример: есть рядом с вашим предприятием школа, как рядом с нашим заводом в Подмосковье, — обустройте там нормальную спортивную площадку, помогите с мячами, инвентарем, а если еще и раз в год устроить соревнование с призами, скажем, ко Дню учителя… Уверен, что многим компаниям финансово это вполне под силу.

Споры о роли государства в экономике ведутся, наверное, столько же лет, сколько существует само государство. Баланс вмешательства для каждой страны, по всей видимости, индивидуален. Государство — это в первую очередь регулятор административных процедур, способных влиять на экономику, на процесс принятия инвестиционных решений. Оно должно сосредоточиться на создании равных условий для бизнеса: малого, среднего и крупного, на поддержании конкуренции. Там же, где это невозможно, в условиях естественных монополий, более активно включать антимонопольный регулятор. Еще один важный аспект — это создание системы национальных стандартов, системы технических регламентов. Причем стандартов и регламентов, в которых делается уклон на принятии инновационных решений применения инновационных материалов и технологий, прежде всего энергосбережения.

Тем самым стимулируется переход экономики на инновационные рельсы».

Сергей Карыхалин, начальник отдела аналитики УК «КапиталЪ»: «Начну с тезиса Шувалова о “психологии догоняющего”, в котором есть доля правды – не всегда западный опыт можно перенести на российскую реальность. В то же время в базовых вещах изобретать велосипед не стоит — если говорить о социальной роли государства, то в мире существует множество успешных примеров реформирования систем здравоохранения и социального обеспечения, пенсионной системы, и в этой области надо скорее перенимать успешный опыт развитых и развивающихся стран.

Я полностью согласен с позицией Игоря Шувалова относительно энергетической проблемы России. Пока большая часть доходов бюджета формируется за счет экспорта энергоносителей, наша страна остается неконкурентоспособной в большинстве других отраслей и подвержена рискам, связанным с ценовой конъюнктурой сырьевых рынков.

Что же касается системы образования, то, на мой взгляд, она, по сути, мало изменилась с советских времен, абсолютно неадекватна текущим реалиям рынка и, безусловно, не отвечает потребностям экономики. В этой сфере необходимо перенимать западный опыт и существенно модернизировать систему.

Образ жизни населения, а также уровень культуры не соответствуют нашим сегодняшним грандиозным планам и целям. Политика государства в данной области должна измениться, если мы хотим, чтобы наше население было более здоровым, культурным и уровень жизни во всех смыслах приближался к европейскому.

Еще одна позиция — “стремление государства к росту своего влияния и стремление многих заставить государство влиять”. Конечно, роль государства надо сокращать, особенно в отраслях, не являющихся стратегически важными (типа добычи газа и нефти), и ВПК. Более высокая эффективность частного бизнеса по сравнению с государственным — это аксиома, оспаривать которую бесполезно. Независимо от структуры собственности государство будет обладать достаточным количеством механизмов (налоговая система, антимонопольное законодательство и т. д.) для защиты своих интересов».

Ирина Цурина, руководитель аналитического департамента ЦКТ «PRопаганда»: «Выступление Игоря Шувалова вызвало на Петербургском форуме фурор прежде всего потому, что он впервые проявил себя одним из ключевых ньюсмейкеров и спикеров в государстве. Естественно, что эта речь носила программный характер, ведь первому вицепремьеру необходимо было заявить о себе как о главном игроке, ответственном в стране за экономический блок.

Что касается содержания, то принципиально новым стал только один тезис — он-то и порадовал как инвесторов, так и предпринимателей. Это тезис о чрезмерном влиянии государства в экономике и предложение мер по его ослаблению. Во что на практике выльется это заявление, сказать трудно, так как очевидно, что столь тщательно и долго выстраиваемую систему частичного государственного контроля над некоторыми отраслями экономики так просто демонтировать не дадут. Тем более что мы имеем бесчисленное количество примеров далеко не самого удачного частного управления производством.

С другой стороны, тенденция жесткого вмешательства государства в ряде базовых отраслей российской экономики активно критикуется на Западе и создает серьезные препятствия для выхода российских предприятий на международные рынки».

Павел Беленко, старший партнер консалтинговой группы «ИМИКОР»: «Игорь Шувалов говорит: “Мы должны построить экономику, которая сама бы задавала стандарты подражания для других. Такую социальную модель, к которой стремились бы другие нации. Только на этой основе можно преодолеть психологические ограничения и начать решать долгосрочные задачи развития страны”.

Я с ним полностью согласен. В области кадров, которыми я занимаюсь, наше отставание характеризуется тем, что мы уходим от тех ценностей, которые делали российскую жизнь комфортной, а экономику — передовой, и пытаемся воспитать людей с чуждыми для России ценностями. Это, во-первых, коллективизм, во-вторых — нестяжательство, примат нравственных и духовных ценностей над потребительскими.

В западной экономике, особенно американской, стимулом к “развитию” является потребление. Чем больше материальных ценностей хочет иметь человек, тем якобы лучше и для бизнеса, и для общества. На самом деле такая экономика создает и поддерживает три антагонистических класса: супербогатых, живущих в лучших местах и регионах, бедных — в странах со слаборазвитой экономикой и политикой и “средний класс” — тупых потребителей массовых продуктов. Она порождает эгоизм и одиночество, когда мерилом успеха в жизни становятся только деньги, и пресловутую “политкорректность”, а на самом деле — двойные стандарты жизни и бизнеса.

Россия может стать лидером в том, что не сумела сделать КПСС, — в создании общества, направленного не на потребление, а на социальное равенство и духовное развитие».