Виктор ЛОПАТИН: Забайкалью нужна государственная стратегия развития

Текст | Владимир СТАНКОВИЧ, Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Полина РЯЗАНЦЕВА

Виктор Алексеевич Лопатин — опытнейший читинский строитель, в советское время один из руководителей стройкомплекса Читинской области.

Созданная им компания «Читаэнергожилстрой» входит в первую пятерку организаций, занимающихся жилищным строительством в Чите, стремительно движется к лидерству.

Но главу компании сегодня прежде всего заботит отсутствие реальной стратегии развития региона, которое не дает возможности создать обоснованную долгосрочную программу развития строительного комплекса.

Строить комплексно

— Виктор Алексеевич, сегодня «Читаэнергожилстрой» — один из лидеров забайкальского рынка в целом ряде секторов строительства…
— Действительно, у нас очень широкая сфера деятельности. Мы строим и жилье, и социальные, и административные, и промышленные объекты — диверсифицируем свой бизнес. Но в первую очередь занимаемся жилыми комплексами — это сегодня самое главное наше направление.

Есть строительные организации крупнее нас, которые раньше появились на рынке. Но наша организация быстро растет. Компания «Читаэнергожилстрой» пришла на рынок в 1999 году и сейчас прочно закрепилась на лидерских позициях, пытается усилить их, нарастить объемы выпускаемой продукции.

Положение предприятия стабильное, потому что стабильно и само развитие строительного рынка Читы и Забайкальского края в целом.

На ближайшие три года мы загружены, что называется, «под завязку». Тот пакет заказов, который у нас есть, обеспечивает предприятие работой круглый год. В летнее время работаем всю неделю в три смены и даже в выходные.

Тем более что строительный сезон у нас короткий: в марте начинается, в ноябре заканчивается. В ноябре в Забайкалье уже -30— -40° С. Из допускаемых на воздухе работ — только монтаж металлоконструкций, и то их можно проводить, пока температура не опустится до -40.

— Плюс отделочные работы в зданиях, где есть тепло?
— Совершенно верно.

— То есть в летние месяцы вы возводите здания, а в зимние ведете отделочные работы там, где подведена электроэнергия и тепло?
— Именно так. Но электроэнергия не самое главное, прежде всего — тепло. Теплообеспечение — одна из острых проблем в развитии Читы. В городе есть запертые теплоэнергетические мощности — две крупные ТЭЦ очень плохо связаны коммуникациями с жилыми массивами.

Мы, например, вынуждены за свой счет вести луч от одной из магистральных сетей теплотрассы длиной порядка полутора километров на земельный участок в центре города, где мы строим жилой комплекс общей площадью 50—60 тыс. кв. м жилья, что связано с большими трудностями и затратами из-за существующей застройки.

Эта площадка, расположенная в центре города, экологически очень благоприятная, раньше она была занята разнообразной застройкой, в том числе индивидуальной. Часть земельных участков было оформлено в собственность — пришлось их выкупать. Территория не была обеспечена в должной мере и должном объеме инженерными коммуникациями — проблему вынуждены решать мы, компания-застройщик.

Там будут также возведены объекты социальной сферы, инфраструктуры, автостоянки…

— То есть стараетесь строить комплексно?
— Да, стремимся даже в точечной застройке обеспечивать комплексность. Когда строишь дом, стараешься предложить максимум дополнительных услуг — автостоянки, парковки, предприятия торговли, соцкультбыта.

Только жильем заниматься невыгодно. Чтобы финансирование было бесперебойным, сегодня нужно, чтобы параллельно с портфелем заказов на жилье существовал портфель заказов на торговые площади, административные помещения.

У нас всегда уже на уровне проектного задания вокруг жилого комплекса формируется определенная среда. Мы понимаем, что это будет за дом, что там будет в техническом этаже, пристройках. Когда мы ставим забор вокруг стройки, тут же вешаем рекламный щит с информацией и для частных инвесторов, и для коммерческих.

В результате к нам идут параллельно как покупатели квартир, так и покупатели торговых и офисных площадей. Торговые и сервисные компании средней руки создание своих магазинов и салонов в функциональных зонах жилых домов очень привлекает.

Есть, конечно, крупные торговые структуры — такие, например, как московская торговая корпорация «Эльдорадо», активно работающая в Чите. Для них мы возводим фирменный торговый центр: часть площадей они будут использовать для своих нужд, а часть сдавать в аренду.

Вообще в инвесторах у нас нет недостатка, потому что я всегда выбираю для точечной застройки места получше, в самых привлекательных районах города. Наша компания умеет работать на таких участках — в отличие от значительной части других строительных организаций, которые не берутся за них из-за большого количества организационных и технических проблем.

Это и большие затраты на подведение коммуникаций, и непростое решение проблем с собственностью на землю. И ограничения на завоз строительных материалов, ведение строительных работ. На такие площадки, как правило, ночью нужно завозить стройматериалы, ночью же строить — в полной тишине! Дело в том, что согласно решению законодателей нашего региона после 23 часов шуметь категорически воспрещается — за нарушение предусмотрена административная ответственность. Приходится работать молча.

— Как это?
— Объясняться знаками. Шепотом разговаривать по рации… Конечно, все эти ухищрения не от хорошей жизни. Участки для полноценной комплексной застройки в Чите — сейчас огромная проблема. Буквально на днях состоялось очередное обсуждение этой темы на правлении Ассоциации строительных организаций Забайкальского края, в которое я вхожу: она объединяет все ведущие строительные организации региона.

Площадок, которые были бы пригодны для такой застройки, в городе сегодня нет. А городу они жизненно необходимы.

Не оставить без обслуживания

— Насколько велика ваша компания?
— Коллектив предприятия — более 800 человек, из них около 700 работает собственно на строймонтаже, то есть подавляющее большинство. Хотя сфера деятельности у нас очень широкая: выступаем заказчиками, застройщиками, генподрядчиками, содействуем в оформлении ипотечных кредитов… Сами эксплуатируем то жилье, которое построили.

— То есть сами занимаетесь ЖКХ?
— Да — в тех домах, которые возвели. Создаем ТСЖ, управляющие компании, занимаемся клининговым обслуживанием территории и зданий. В этом году, например, в нашем регионе были пыльные бури — на окнах, витражах, внешних стенах домов образовался слой осадка. Пришлось проводить комплекс мероприятий.

Последующее обслуживание — очень важный фактор привлечения покупателей. Люди знают, что застройщик после сдачи жилого дома или административного здания будет заниматься его эксплуатацией — их не бросит. Это импонирует и частным инвесторам, которые строят себе жилье, и коммерческим, государственным структурам, в том числе федеральным, которые размещаются в наших офисных зданиях.

Большое значение мы придаем достижению взаимопонимания со всеми категориями инвесторов. У меня установлены специальные приемные дни — три раза в неделю, когда я принимаю инвесторов и партнеров.

— Какие технологические ноу-хау применяются в вашей компании?
— Сегодня нельзя работать в строительстве эффективно, не находясь на острие технологических достижений, не занимаясь постоянно обновлением технологического потенциала.

Потому у нас в компании есть специальная группа инженеров, которая следит за новинками.

Прежде всего, речь идет, конечно, о технологиях ресурсосбережения: экономии электроэнергии, тепла, расхода воды.

— Это использование счетчиков?
— Не только. Это и использование абсолютно других, более современных строительных материалов — полипропилена, металлопластика. Установка трехкамерных стеклопакетов, заполненных инертным газом. Строительство вентилируемых фасадов, современных витражных систем. Применение этих и других новых технологий позволяет сделать дом более презентабельным и энергосберегающим.

А при строительстве теплотрассы используем трубы с изоляцией, выполненной в заводских условиях, для безканальной прокладки в грунте.

Все эти технологии закладываем еще на стадии проектирования, в котором принимаем активное участие. Заказчик-застройщик обязательно должен тесно работать с проектной организацией, иначе он, весьма вероятно, будет вынужден использовать старый технологический багаж.

— Проекты используете сторонних проектных организаций или собственные?
— Работаем в основном с такими серьезными читинскими компаниями, как «Читагражданпроект», «Забайкалспецстройпроект». Есть и другие проектные компании, с которыми мы сотрудничаем. Они уже очень хорошо знают каждого постоянного заказчика-застройщика, в том числе нас, знают их требования и предпочтения.

Цементный картель в действии

— Насколько остра для региона проблема стройматериалов, актуальная сегодня по всей России?
— Чрезвычайно остра, острее, чем в подавляющем большинстве субъектов Федерации.

Получилось так, что строители Забайкалья набрали темпы, которые сегодня значительно превышают возможности региональной промышленности строительных материалов.

Раньше в регионе было четыре больших завода ЖБИ с общим КПД 210 тыс. кв. м жилья: два завода Министерства строительства в районах Дальнего Востока и Забайкалья СССР — Минвостокстроя, один завод МПС и один завод ЗабВО. Из двух бывших заводов Минвостокстроя сохранился только один, завод железнодорожников превращен в ремонтную базу, армейский завод ликвидирован. От некоторых заводов ЖБИ буквально камня на камне не осталось… На каком-то этапе они оказались никому не нужны. Дело в том, что было ликвидировано значительное количество военных и гражданских организаций, зачастую градообразующих.

Большинство заводов ЖБИ обанкротилось — их цеха разбирали на металл, который по большей части оказался в Китае.

А сейчас мы вынуждены в значительной степени ввозить ЖБИ из соседних регионов.

Я, например, вожу железобетонные изделия из Бурятии, Иркутска, даже из Благовещенска. Вынужден это делать, особенно в зимнее время, чтобы в период, когда можно строить дома, реально было работать в полную силу.

Зимой приходится делать заготовки не только ЖБИ, но и металлоконструкций, стеновых материалов, закладывать впрок цемент.

Цемент — самый острый вопрос; для нашего региона это сегодня стратегический материал.

В прошлом году ситуация вообще была катастрофическая. Произошел корпоративный сговор сибирских и дальневосточных производителей цемента: они поделили между собой территорию поставок и подняли цены. У нас основные поставщики: Ангарский цементный завод из Иркутской области, корпорация «ДВ-Цемент» из Приморского края и плюс еще в какой-то степени «Запсибцемент» из Новосибирска.

В прошлом году наш регион получал поставки с этих предприятий по остаточному принципу: основной объем цемента забирали те регионы, которые находятся ближе к этим заводам. Ведь интенсивнейшее строительство идет и в самих Иркутской, Новосибирской областях, Приморском крае и в ближе к этим заводам расположенных Амурской области, Красноярском крае, Бурятии… Нам были поставлены буквально кабальные условия: предоплата 100% за 15 дней до начала календарного месяца и отгрузка в течение всего следующего месяца.

— То есть до момента поставки проходило до полутора месяцев?!
— Представьте себе. В этом году ситуация чуть легче, потому что, по сути, картельное соглашение производителей прекратило свое существование. Сейчас отгрузка цемента идет и с востока, и с запада более или менее равномерно и без выкручивания рук. Хотя дефицит цемента в регионе сохраняется. Проблема ждет системного решения… Этот дефицит, вообще говоря, был в регионе и раньше. В советское время требовалось неделями сидеть в Москве, выбивать получение выделенных на нас фондов в Госснабе СССР.

Я тогда работал зам. начальника Главчитастроя, главка системы Минвостокстроя СССР, и хорошо это помню…

— А почему бы региону не построить собственный завод?
— Совершенно верно ставите вопрос! Строительство Усть-Борзинского цементного завода в Читинской области было начато в советское время, выполнены самые сложные направления строительства. Я как раз в главке курировал одно из направлений этого строительства.

Рядом с начатым заводом — несколько месторождений глины. К заводу проложили железнодорожную ветку, стали было строить цеха, учреждения социальной сферы. Но грянула перестройка, финансирование прекратилось, люди остались без работы. Бросили жилье — его все разграбили, рельсы с железнодорожной ветки сняли и продали в Китай… Все провода на том объекте сдали на цветной лом, опоры — на черный лом.

Только сегодня мы возвращаемся к строительству этого завода.

— Тем более что документация на строительство завода наверняка сохранилась…
— К сожалению, документация утрачена. Но она все равно была бы устаревшей — предприятие планировалось по-советски энергоемким: сегодня мы не можем позволить себе такие энергозатраты. Сейчас есть новые технологии, предусматривающие намного меньшие расходы на энергию и тепло.

Сильнейшие компании, входящие в нашу ассоциацию, пытались объединить усилия, чтобы «поднять» завод. Но… наших возможностей не хватило — необходима помощь государства. А финансовой поддержки в правительстве края мы пока не нашли.

— То есть свои мощности по производству строительных материалов в регионе не строятся вообще?
— Создано свое производство оконных изделий, есть собственный бетонный завод. Производят в крае нерудные материалы. Пиломатериалы — тоже наши родные, даже вывозятся за региональную границу и за большую…

Но по главным стройматериалам — острейший дефицит.

Земля в иллюминаторе

— Насколько сказывается на количестве вводимого жилья и его стоимости проблема земельных участков?
— Застроенные участки с правами собственности третьих лиц очень дорогие. Они составляют не менее четверти себестоимости.

При этом мы сегодня не можем использовать площадки, на которых реально осуществить комплексную застройку. В Чите — огромные территории, находящиеся в федеральной собственности, которые фактически не используются. Вообще 60% территории города — бывшей «столицы» Забайкальского, а теперь Сибирского военного округа, составляют именно федеральные земли, разбросанные буквально по всему городу так, что не позволяют выстроить его целостную градостроительную структуру.

В самом центре Читы — крупная воинская часть. Недалеко от нее — стрельбище с огромной полосой отчуждения. Там стреляют, в том числе из танков и гранатометов, а забор — чисто условный: дети со всей округи бегают по территории этой в/ч, собирают гильзы. Еще прежний министр обороны Сергей Борисович Иванов обещал решить вопрос о закрытии стрельбища и передаче земель городу. Но вопрос до сих пор не решен.

— А это место для целого микрорайона?
— Конечно — для большого, полноценного микрорайона.

В 4 км от центра города, в его черте расположен военный аэродром Черемушки. Боевые, транспортные самолеты взлетают и заходят на посадку прямо через город. Над Читой постоянно гул самолетов, рокот вертолетов… Так ли остра необходимость в этом аэродроме? В 25 км от города есть большой аэродром, и еще два на расстоянии 200 км и 400 км от города. А на колоссальной территории, которую занимает аэродром Черемушки, можно построить вторую Читу! В городе масса мелких, ненужных в городской черте воинских частей. Один мой коллега «рассекретил» недавно рядом со своим «пятном» застройки окружную кинобазу. Ну, кому она нужна в современных условиях?! О необходимости передачи неэффективно используемых федеральных земель под жилищное строительство говорил президент Дмитрий Анатольевич Медведев. Но пока реальные шаги в этом направлении не предпринимаются.

Там же, где такая передача состоялась в прошлые годы, сохраняется масса юридических проблем. Я несколько лет назад приобрел у муниципалитета две площадки, переданные ему еще в начале 90-х федеральными структурами на основании подзаконного акта. Для строительства на них даже лифты были заказаны… Но не тут-то было: новое руководство федеральных структур от прежнего решения отказалось, и четвертый год муниципалитет судится с федеральными властями за эти участки.

А я, добросовестный приобретатель, участвую в этих судах как третья сторона.

Так что перспективы освоить бывшие федеральные участки при нынешней неурегулированности земельных отношений весьма туманны.

— Насколько острая проблема для забайкальского строительного комплекса — дефицит кадров?
— Главная проблема — дефицит рабочих кадров. Их сегодня толком никто не готовит. В Чите существует учебно-курсовой комбинат, который выпускает только тех специалистов, для работы которых нужна соответствующая аттестация. Всех остальных мы вынуждены готовить сами, на своем предприятии — профтехучилищ в области почти не осталось. Вернее, осталось одно, но его образовательный уровень я бы предпочел не комментировать.

Есть определенные проблемы с инженерными кадрами нижнего звена — мастерами, прорабами. Инженеры более высокого уровня в строительном комплексе, слава богу, не потеряли свою квалификацию с прежних времен.

Радует, что на предприятия сегодня приходят выпускники строительных вузов региона — вполне нормальные ребята с неплохой базовой подготовкой, ориентированные на работу в строительстве, понимающие колоссальные перспективы этой отрасли.

— Насколько актуальна сегодня проблема качества строительства? И как вы оцениваете то, что при общем снижении такого качества в стране происходит отказ от СНиПов и лицензирования в строительстве?
— Проблема качества всегда остра, но я бы не драматизировал ситуацию со СНиПами и лицензированием: есть Ростехнадзор, работает Росстройнадзор, они довольно жестко, по всем параметрам контролируют строительство.

Кроме того, развитие рынка, конкуренция на нем обусловливают борьбу за качество строительной продукции.

Я, например, борюсь за это качество с первого дня работы моей компании на рынке, потому что это моя репутация, лицо моей фирмы. Наша компания получает все более и более высокие сертификаты качества международного образца; мы используем входной контроль качества материалов, очень жестко контролируем качество выполнения строительных работ на наших объектах.

Да, лицензирование будет отменено — но ему на смену придет контроль со стороны региональной СРО: у нас таковой будет Ассоциация строительных организаций Забайкальского края. Она возьмет на себя страхование строительных рисков и будет вытеснять с рынка тех, кто гонит брак.

Больше — не значит доступнее

— Как в регионе обстоят дела с реализацией национального проекта «Доступное жилье»?
— Знаете, я открытым текстом скажу — к проекту «Доступное жилье» у нас обычно воза потом поднимут цены. Позиция государства в отношении допуска этих компаний должна быть очень жесткой и определенной. Конечно, нужна конкуренция, но в ней и сегодня нет недостатка.
— Что самое главное, как вам кажется, в успехе вашей компании в этой борьбе?
— Наши сотрудники и забота о них. У меня прекрасные сотрудники — я за каждого из них держусь. Они получают до $3 тыс. в месяц заработной платы.

У нас сформировались целые династии, массовое явление в «Читаэнергожилстрое», когда на предприятии работает вся семья — муж, жена и их дети. Потому что родители гордятся своей профессией и дети приходят на то же предприятие.

Потому что людей привлекают заработная плата, социальный пакет, который мы предоставляем. У нас в компании — своя программа обеспечения жильем: собственная кредитная политика. Помогаем и с покупкой машины.

Во всей рабочей суете я всегда считал самым важным для себя не забывать о людях — рабочих, инженерах, о том, чем они живут, чем дышат. Помогать им, поддерживать… если относиться к людям по-человечески, они горы готовы свернуть.

Что за горизонтом?

— Есть ли у вас сегодня ностальгия по временам Минвостокстроя?
— У меня есть понимание, что без федеральной политики в регионе развития Забайкалья не будет.

— То есть регион самостоятельно, за счет чисто рыночных методов не поднимется?
— Нет, не поднимется.

— Но ведь в Забайкалье сегодня приходят инвесторы…
— Они очень важны, вносят большую лепту в развитие экономики края. Но будем реалистами: они берутся за те сферы, которые еще способны развиваться, вкладывают деньги именно в них.

Это же коммерческие структуры, главный их стимул — бизнес-интерес. Политики государства же в развитии регионов Дальнего Востока и Забайкалья явно недостаточно.

Например, дорога Чита — Хабаровск — сколько о ней сказано на самом высоком уровне? А воз и ныне там… Когда едешь по ней, нужно постоянно лоб вытирать от холодного пота.

Стабфонд трещит по швам от изобилия — а вложения в родную экономику, по моему мнению, весьма скромные.
— Зато вкладываем в американскую — в укрепление доллара…
— Да. И что интересно — все об этом говорят, но ничего не меняется.

Реальные программы развития производительных сил Забайкалья сегодня не разработаны и не запущены. Ответственные за регион в Минрегионе и Минэкономразвития, в федеральных округах есть, а реальных дел пока не видно.

Знаете, я работаю сегодня со смешанным чувством. Меня очень радует, придает мне оптимизм, что сегодня наш бизнес бурно развивается, люди трудятся не покладая рук, много зарабатывают и хотят работать и зарабатывать еще больше. Но очень огорчает, что не вижу, что там, за горизонтом? Какова стратегия развития производительных сил, демографической политики, политики доходов населения? Сегодня большой спрос на коммерческое жилье. А что будет завтра? Строительное производство ведь невозможно увеличивать до бесконечности, может статься и так, что предложение не будет обеспечено спросом. Создается впечатление, что в федеральном центре подобные экономические проблемы недостаточно анализируются.

Для устойчивого развития нам нужна уверенность в завтрашнем дне, определенность политики государства на Дальнем Востоке и в Забайкалье. Появится такой стратегический вектор — и Забайкальский край расцветет и станет, как и прежде, крупным очагом роста национальной экономики.


ООО «Читаэнергожилстрой» работает на рынке с 2002 года, специализируется на строительстве жилых и общественных зданий любого масштаба и любой сложности, в том числе спортивных сооружений и развлекательных центров.

С целью полного охвата и контроля за инвестиционно-строительным процессом от концепции до сдачи объекта «под ключ» на базе «Читаэнергожилстроя» созданы дочерние фирмы: ООО «Энергожилстрой» — для выполнения функций заказчика; ООО «Кварта» — управляющая компания, обеспечивающая надлежащую эксплуатацию административных зданий; ООО ЧОП «Вымпел» — частное охранное предприятие; ООО ТП «Энергожилстрой» — предприятие, оказывающее услуги автоперевозок; ООО «Бастион» — предприятие, оказывающее услуги, связанные с использованием грузоподъемных механизмов.

Группой «Читаэнергожилстрой» выполняются следующие работы:

1. Разработка концепции, получение технических условий и разрешений, согласование с надзорными органами, проведение подрядных торгов.

2. Выполнение строительно-монтажных работ:
— земляные работы, благоустройство и озеленение;
— устройство наружных сетей — энергоснабжение, канализация, водоснабжение, теплоснабжение, дренажные работы, перекачивающие станции;
— возведение несущих конструкций зданий и сооружений (из монолитного бетона, железобетонных конструкций, кирпича, камня и блоков);
— кровельные работы (плоские и скатные кровли);
— все виды и любой сложности отделочные работы, в том числе экстра-класса;
— фасадные работы, в том числе создание вентилируемых фасадов.

3. Технический надзор за строительно-монтажными работами, организация управлением строительством.

Сегодня предприятие строит здания и сооружения I и II уровней ответственности в соответствии с государственным стандартом. ООО «Читаэнергожилстрой» имеет внутрипроизводственную систему контроля качества СМР, которая позволяет сдавать в эксплуатацию объекты с высокой оценкой. На предприятии применяются современные технологии: используются металлопластиковые оконные блоки; горячее, холодное водоснабжение и канализация выполняются с применением полипропиленовых труб; наружные стены имеют комбинированную конструкцию с утеплителем — пенополистиролом. Использование мансардных окон ЗАО «Velux» позволяет эффективно решить конструкцию крыши при строительстве мансардных этажей. Компания обладает собственным парком строительной техники.

ООО «Читаэнергожилстрой» дважды лауреат смотра-конкурса «Надежные организации строительного комплекса России», лауреат первой национальной премии «Российские созидатели». Коллектив награжден почетным знаком «Звезда российского менеджмента», стал победителем Всероссийского конкурса «1000 лучших предприятий и организаций России».