Первый бал Дмитрия Медведева


Текст | Тимур ХУРСАНДОВ, журналист-международник

Дебют российского
президента на саммите
G8, по общему мнению, удался.

Семь подозрительно знакомых мужчин
и одна женщина, купающиеся в традиционной японской бане — онсэне.

В начале июля такую картинку, ставшую на
время местным символом, можно было видеть
практически на каждом шагу на острове Хоккайдо. В «купальщиках» без труда узнавались
лидеры ведущих держав мира: Великобритании, Германии, Италии, Канады, России, США,
Франции и Японии. И пусть были некоторые
несоответствия, и вместо нынешнего российского президента Дмитрия Медведева на изображении присутствовал бывший — Владимир
Путин, а вместо итальянца Сильвио Берлускони — его предшественник Романо Проди, дела
это не меняло — Япония принимала саммит
«большой восьмерки».


В бой идут одни новички

Саммит на озере Тоя в Японии стал своеобразным дебютом для целого ряда политиков. Великобританию впервые представлял
Гордон Браун, Японию — Ясуо Фукуда, от
Италии прибыл старый новый Берлускони.

Безусловно, особой эта встреча была и для
России — впервые в свет выводили Дмитрия
Медведева. До этого был, конечно, саммит
Россия—Евросоюз, но одно дело переговоры
с чиновниками из Брюсселя и совершенно
другое — оказаться лицом к лицу с элитой
мировой политики. Так что именно в Японии новому российскому президенту впервые довелось «на других посмотреть и себя
показать». И этот экзамен Медведев, судя
по всему, выдержал. По обыкновению, лучше
всех об этом со свойственной ему простотой
и прямотой высказался Джордж Буш. После
двусторонней встречи со своим российским
коллегой американский президент поведал
миру, что Медведев — «умный парень» и
«понимает в политике». Правда, развернуть
характеристику Буш то ли не захотел, то ли не смог, заявив, что «психоанализом российского
президента заниматься не намерен».

Но все было понятно и без психологических изысков. Разговор получился не самый
приятный. Американцы, то ли не ведая, что
творят, то ли умышленно, аккурат к встрече Медведева и Буша, подгадали подписание
с Чехией соглашения о размещении в этой
стране элементов противоракетной обороны.

Собственно, на переговорах со своим коллегой из Вашингтона российский президент
был довольно осторожен в высказываниях на
эту тему. «У нас есть вопросы, по которым
мы двигаемся, например Иран или Северная
Корея, а есть такие, по которым мы замерли, например ПРО», — отметил Медведев,
добавив, что, в принципе, по этому вопросу
можно было бы договориться и со следующей администрацией США, если с этой все
так сложно. Ну, а потом пришли дурные
вести из Праги, донельзя обидевшие российскую сторону. «Нас эта ситуация крайне
огорчает», — заявил президент РФ, видимо,
очень разочарованный подобным коварством
заокеанских коллег. Впрочем, Дмитрий Медведев довольно быстро собрался и перешел в
контрнаступление. «Мы не будем устраивать
по этому поводу истерику, но будем продумывать ответные шаги, — охладил он пыл
вашингтонских стратегов, не захлопывая в то
же время дверь до конца. — Хотел бы еще раз
сказать, что мы, конечно, не закрыты для переговоров и будем их продолжать, в том числе и
с участием наших партнеров по “восьмерке” и
стран, входящих в НАТО».

В общем, любви с первого взгляда у Медведева и Буша не получилось, и теперь, судя по
всему, в Москве считают нынешнего президента США отрезанным ломтем — ну, о чем
с ним говорить, лучше подождем следующую
администрацию: благо, смена хозяина Белого
дома уже не за горами. А пока решили считать
встречу успешной и продуктивной — так, на
всякий случай.

Следующим из непростых собеседников в графике российского лидера значился
премьер-министр Великобритании. Поговорить здесь тоже было о чем — ситуация
вокруг ТНК-ВР, вечно живое дело Литвиненко. Да и вообще отношения Москвы и Лондона не назовешь идиллическими. Медведев
взял с места в карьер. Он сразу обозначил,
что в конфликт российских и британских
акционеров ТНК-ВР власти вмешиваться не
намерены, что, мол, «это не вопрос государства» — а по уже устоявшемуся кремлевскому
штампу, «вопрос двух хозяйствующих субъектов». Ну, а то, что у зарубежных сотрудников
компании возникают проблемы с визами, так
у Москвы и в мыслях никогда не было «чинить
в этом вопросе препятствия». После этого
Медведев, не дав своему визави опомниться,
быстро свернул на обсуждение финансовых
вопросов — нестабильность на рынках, продовольственный кризис, рост цен на топливо,
реформа международных финансовых организаций.

Гордон Браун, долгие годы трудившийся в
правительстве Тони Блэра министром финансов, доверчиво заглотил наживку, и к острым
вопросам до конца встречи стороны практически не возвращались. Российские СМИ в восторге записали на табло двусторонних встреч
счет 2:0 в пользу российского президента и
стали ждать матча Россия—Япония, который,
по всеобщему мнению, должен был пройти
«на поле» Южных Курил.

Основания так полагать, надо признать,
были. Еще задолго до встречи на Хоккайдо
начал муссироваться вопрос о том, решатся ли
японцы вынести обсуждение территориальной проблемы на суд «большой восьмерки». Из
Москвы устало бубнили, что это недопустимо,
что тема эта не в компетенции саммита, что
Россия и Япония разберутся и без остальных.

В Токио с истинно японской вежливостью
соглашались, но было видно, что отчебучить
что-нибудь эдакое хотелось. Поэтому японские власти никак не препятствовали выходу
учебников, в которых в красках расписывался
территориальный вопрос, публикации географических атласов, игнорирующих признанные
(с российской точки зрения) границы.

Даже на официальных картах, выпущенных
к саммиту, четыре южнокурильских острова безо всякого мирного договора отошли
к Японии. Российская делегация, впрочем,
предпочла закрыть на такую мелочь глаза —
ни к чему портить премьеру. На деле же
встреча Дмитрия Медведева и Ясуо Фукуды получилась довольно скучной. Стороны
дежурно подтвердили «настрой на спокойный и терпеливый диалог», отметили «необходимость создания атмосферы доверия» и
далее в таком же духе. «Мы договорились,
что будем продолжать работу по решению
этого вопроса в соответствии с принятыми
ранее договоренностями», — казалось, что
эта фраза, озвученная на сей раз Медведевым,
будет переходить в исполнении российского
и японского лидеров из поколения в поколение. В результате, как и предсказывали
эксперты, специализирующиеся по Японии,
прорывов не получилось.


Восемь с половиной

Как ни странно, довольно серьезными на
этот раз оказались дискуссии как собственно в
формате «большой восьмерки», так и с участием примкнувшего к ним председателя Европейской комиссии Жозе Мануэла Баррозу.

Этой деловой атмосфере, по его собственному
признанию, удивился и Дмитрий Медведев.

«Это не тусовка, где собираются руководители
и обсуждают заготовленные документы», —
открыл себе и миру российский президент.

И впрямь, встреча получилось необычно содержательной. Даже главная тема саммита, если
сравнивать с предыдущими годами, оказалась
вполне злободневной. Глобальное изменение климата идеально подошло для формата
«группы восьми» — кому как не наиболее развитым странам возглавить борьбу со всемирным потеплением. Но восемь лидеров на этом не остановились и полезли на поле, казалось
бы, уж совсем не подходящее для дружеских
посиделок, — резкий взлет цен на нефть и углубляющийся продовольственный кризис.

С последней темой вышло довольно забавно.

Дело в том, что обсуждали ее президенты и
премьер-министры, в частности, за обедом. На
обед мировым лидерам бог послал молочного
ягненка, крабовый суп и прочие деликатесы.

Отведав все это, участники саммита настолько прониклись проблемами голодающих,
что немедленно решили выделить на соответствующие программы Всемирного банка
$1 млрд. А еще говорят, что сытый голодного
не разумеет…
Россия на этом не остановилась и продолжила фонтанировать идеями по поводу преодоления продовольственного кризиса. Например, в Москве посчитали, что сейчас самое
время собрать саммит, посвященный нехватке
зерна на мировых рынках, и остальным странам «большой восьмерки» крыть было нечем.

«Одобрены наши инициативы по проведению
встреч министров сельского хозяйства и последующему проведению так называемого зернового саммита», — с удовлетворением отметил Медведев. Увлекшись темой, он попутно
заклеймил эгоизм основных поставщиков продовольствия, которые, оказывается, и виновны
в кризисе. «Мы рассматриваем избыточный
протекционизм как одну из форм экономического эгоизма. Многие страны стараются защищать свои рынки, и это объяснимая вещь, но
это не должно доходить до абсурда и не должно
ломать существующую конфигурацию поставок продовольствия», — заявил президент.

Не могли лидеры «большой восьмерки»
пройти мимо энергетического кризиса. Но
здесь изобрести ничего не получилось. Все те
же разговоры об энергетической безопасности,
об учете интересов всех сторон — от производителей энергии до транзитеров и потребителей, все то же топтание на месте. Пришлось
уныло признать, что выхода из сложившейся
ситуации пока не просматривается, что при
всех прелестях биотоплива и прочих альтернативных источников энергии от нефти и газа
никуда не денешься, а они сейчас все дорожают и дорожают. С горя решили вернуться к
непопулярной идее развития атомной энергетики. «Достаточно серьезным добавлением
к уже существующим источникам энергии
могло бы быть многоплановое и существенное использование атомной энергетики. И в
России, и в ряде других государств, в том числе
входящих в “восьмерку”, такие возможности
есть», — считает Медведев.

На том и разошлись. И хотя может показаться, что ничего по сути сделано и решено
не было, прошедший на Хоккайдо саммит
вполне можно назвать результативным. Было
и неформальное общение, когда, по словам
российского президента, «не нужно никаких
титулов перечислять». Была, как уже говорилось, довольно насыщенная официальная
часть.

В любом случае первый бал закончился, и
теперь, присмотревшись к партнерам «и в
галстуках, и без галстуков», новый российский президент, возможно, будет увереннее
чувствовать себя во внешней политике, которая раньше никогда не была его коньком. Да
и вообще, по мнению обозревателей, Медведев с его спокойным, неагрессивным стилем
очень вписался в формат «большой восьмерки».

Дебют удался.

Комментарий эксперта

Николай Баранов ,
политолог:

«Мировые лидеры убедились в том, что внешняя
политика России в ближайшие годы не претерпит изменений и будет основываться
на новой роли государства
в международной системе
координат.

Будет продолжен курс на
усиление влияния страны на
внешнеполитические процессы, особенно на те, где исторически наше влияние было
весомым, а также непосредственно затрагивающие интересы России и ее союзников.

Президент подтвердил свое
желание вести конструктивный диалог по актуальным
внешнеполитическим проблемам с учетом взаимопонимания и на основе взаимных договоренностей. Была
подтверждена позиция России относительно создания
международного правового
поля, обязательного для всех
субъектов международных
отношений.

Новые предложения, озвученные Д. Медведевым, касающиеся европейской безопасности и экономического эгоизма, вероятно, будут иметь
продолжение. В европейском
урегулировании заинтересованы практически все страны
Европы, однако ситуация, при
которой можно нарушать все
предыдущие договоренности
по причине их неадекватности новым условиям, выгодна США, которые могут воспрепятствовать достижению
новых соглашений. Поддержка со стороны президента
Франции подтверждает актуальность и своевременность
предложения российского
президента.

Для Дмитрия Медведева с
его ярко выраженной убежденностью следовать избранному курсу, открытостью и
компетентностью в обсуждаемых проблемах саммит
явился, безусловно, успешным.

Саммиты “большой восьмерки” стали удобным полигоном для лидеров ведущих
государств в обсуждении
в приватной обстановке
острых проблем и согласовании позиций. Каких-либо
кардинальных решений от
саммита никто не ожидал, и
в данном контексте G8 эти
ожидания оправдал».

Константин Коса чев,
председатель комитета
Государственной
думы ФС РФ по
международным делам:
«То, что сейчас Медведев не
просто приехал знакомиться,
а привез на саммит новые
идеи и предложения, в частности идею зернового саммита, идею дополнительного
формата встреч министров
сельского хозяйства, идеи в
сфере стратегической безопасности, — все это говорит о том, что дебют был не
дежурным, он был абсолютно
успешным».


По материалам
www.kommentarii.ru