Евгений ЖИЛЯЕВ: в политике безопасности важны плановость и системность


Текст | Кирилл БЛОХИН, Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Группа компаний «Меорида» — одна из немногих
коммерческих структур,
ставящих перед собой
задачу комплексного
решения проблем безопасности: имущества,
объекта, района, города,
региона… В своей работе
она ориентируется на
партнерство с государственными организациями
и, по словам главы группы Евгения Жиляева,
готова предложить целый
ряд решений, имеющих
прямое отношение к национальной безопасности
страны.

Три уровня защиты

— Евгений Владимирович, насколько остра
сегодня проблема безопасности объектов и
материальных ценностей?

— Очень остра. Обнадеживает, что государство после долгого перерыва обратило на эту
проблему внимание и Концепция обеспечения
национальной безопасности России, которая
была принята в 2000 году, документы, изданные на ее основе, рассматривают проблему
комплексно, охватывают, в том числе, и вопросы безопасности бизнеса и частных лиц, реализуются на практике.

Концепция воплощается в жизнь всеми
государственными и негосударственными
структурами: МВД, ФСБ, МЧС, региональными и муниципальными властями, коммерческими структурами. В соответствии с ней мы и
работаем.

Наша компания предлагает программу обеспечения безопасности, которая разделяется на три направления, тесно связанные между
собой: первое — безопасность автомобилей;
второе — безопасность объектов (зданий,
сооружений, офисных комплексов), третье —
безопасность городов и, потенциально, регионов. Первые два направления связаны с защитой двух видов имущества — движимого и
недвижимого, третье — с защитой движимого
и недвижимого имущества, а также людей в
масштабах территорий. Это, можно сказать,
три уровня защиты собственности, здоровья
и жизни граждан. Причем на каждом из них
мы осуществляем защиту комплексную, эшелонированную. Это главное, что характеризует
подход нашей компании к своей деятельности.


— Три направления… И на все вас хватает?

— Да, у группы довольно разветвленная
структура, научно-исследовательская и опытно-конструкторская лаборатория, сеть филиалов по России, партнерские производственные
предприятия в России и Белоруссии… Справляемся.

Начинали мы с объектовой защиты, потом в
компании развилось автомобильное направление, и квинтэссенцией нашего развития стали
системы городской безопасности.


Поиск авто — с гарантией

— «Меорида» наиболее известна как поставщик автомобильных систем безопасности…

— Просто потому, что это наиболее «розничный» сектор нашего бизнеса, по данному
направлению проводится больше рекламных
акций, ориентированных на широкий круг
сограждан.

Без ложной скромности могу сказать, что в
отличие от многих других компаний, работающих на рынке средств безопасности автомобилей, мы воплотили в жизнь действительно
комплексную систему безопасности, гарантирующую, во-первых, контроль собственника над системой защиты и, во-вторых, поиск
угнанной машины.

Система подразумевает три составляющие.

Первая — собственно система защиты, предотвращающая сам угон. Можно было бы
долго говорить о технических характеристиках
наших систем защиты и блокировки, которые
получали призы на многих авторитетных международных выставках. Но отмечу главное.

Не секрет, что сегодня системы безопасности устанавливаются, как правило, в автосалонах. К сожалению, криминальные структуры
проникли и в систему автотехобслуживания.

Соответственно, машина уже при установке
сигнализации готовится к угону и угоняется, как правило, в течение двух-трех дней
после того, как она вышла из рук автомастеров.

Потому у нашей системы есть специфические
опции — она, единственная в России, может
отследить, была ли корректно поставлена автосигнализация, установлена ли блокировка. Мы
можем при выезде машины из салона дистанционно, при помощи спутниковых средств,
перепрограммировать все устройства защиты.

Вторая — поисковая система Arkan, обеспечивающая информирование о местонахождении автомобиля. Благодаря ПС владелец всегда
знает, что происходит с его средством передвижения, где оно находится. В случае угона
он, а также оперативно-розыскная группа
милиции или частное детективное агентство,
которые работают по розыску его автомобиля,
могут запросить у операторов сведения о ближайшей к месту, откуда поступает сигнал, парковке, заправке. Если на парковке или заправке машины нет, поисковая система позволяет
скорректировать данные, указать более точные
координаты местонахождения украденного
автомобиля.

— Но сигналы поисковых систем достаточно легко глушатся…
— Это верно. Потому в ПС предусмотрены
дублирующие радиоканалы. И если пропадает
сигнал по основному каналу, автоматически
включается дублирующий. Таким образом, мы
можем отследить машину, несмотря на противодействие злоумышленника.

Поисковая система — совместная разработка с российской компанией «Аркан». Сейчас
крупные города страны уже в большинстве
своем оснащены нашими базовыми радиостанциями, продолжаем расширять их сеть…
Наконец, третья составляющая — предварительная маркировка автомобиля. С ее помощью мы, если автомобиль угнан и разобран,
можем легко отследить, где всплывают его
запчасти.

Сейчас наша группа компаний плотно взаимодействует с ГИБДД, «автомобильными»
подразделениями уголовного розыска. Это
сотрудничество взаимовыгодное — ГИБДД,
благодаря нам, знакомится с современными
технологиями борьбы с угоном, а мы имеем
возможность работать с криминологической
аналитикой, чтобы совершенствовать свою
систему безопасности. Ведь безопасность —
это вечное соревнование брони и снаряда.
— Органы ДПС должны быть крайне
заинтересованы в том, чтобы максимальное количество автомобилистов России воспользовалось системой подобного рода…

— Конечно, они серьезно заинтересованы в
этом. На сегодняшний день у них есть две проблемы: во-первых, угон автомобилей, во-вторых, машины-двойники, то есть автомобили
по документам легальные, но на самом деле
находящиеся в розыске.

Начиная с 2005 года мы очень плотно работаем с ДОБДД МВД РФ и две эти проблемы
решаем. Наши методы — поисковая система,
маркировка деталей и запчастей, помогают
делать это эффективно. Уже немало машин в
России правоохранительные органы нашли с
помощью наших систем.


Интеллект плюс сила

— А каков спектр ваших направлений
объектовой защиты?

— Мы работаем по самым разным объектам.

Это может быть и имущество физических
лиц — квартиры, дачи, и собственность организаций — офисные и заводские/фабричные,
банковские здания, социальные объекты —
образовательные, медицинские учреждения…

С одной стороны, это коммерческая деятельность, с другой стороны, мы участвуем в ряде
государственных программ, касающихся объектовой охраны, таких как «Безопасный город»
в Москве и Санкт-Петербурге, аналогичных
программах других городов, в общероссийской
программе реформирования жилого фонда.

Десятки объектов у нас в обеих столицах.

Работаем и в областных центрах — относительно недавно в Калуге, например, оборудовали комплекс зданий местной администрации.

Главное в нашей объектовой защите — опятьтаки комплексный подход. Использование
всего ассортимента средств защиты на самом
объекте, средств документирования противоправного поведения, информирования о событии, угрожающем безопасности, в реальном
времени — наши пульты принимают сигнал
на расстоянии до 150 км! И, конечно, обеспечение объекта группой быстрого «силового»
реагирования на это событие. То есть используются методы и средства как информационные,
так интеллектуальные и силовые.


— Для того чтобы строить объектовые
системы безопасности, вашей компании
приходится заниматься и инженерными
средствами защиты, и охранно-пожарной
сигнализацией, и системами контроля
доступа, и CCTV (внутренним охранным
телевидением)?

— Мы занимаемся комплексированием, системной интеграцией всех этих средств. Используем датчики и системы разных производителей, как отечественных, так и зарубежных.

Это «Альтоника», израильская компания CNL
Electronics, от которой мы получаем датчики
движения и охранные видеокамеры, десятки
других производителей…

Город под защитой

— Насколько модельна для России программа «Безопасный город», реализуемая
при активном участии ГК «Меорида» в Москве и Санкт-Петербурге?

— Я бы сказал, в Санкт-Петербурге и Москве: концепция «Безопасный город» в большей
степени развилась в северной столице. В Златоглавой больше денег, но и больше, я бы сказал, амбициозных структур, которые никак не
могут решить, кто из них «головнее».

Может быть, в Питере было бы так же тяжело, но там решение проблемы городской безопасности подстегнул саммит G8. Перед саммитом был создан единый центр безопасности,
в котором были собраны помимо городских
структур представители всех силовых органов,
работающих в городе — ГУВД, УФСБ, ГУ ГО
и ЧС, частных охранных предприятий. Реагирование на информацию с видеокамер и от
постовых, управление кордонами и нарядами
происходило из единого центра. При этом скорость принятия решений оказывалась очень
высокой, так как все люди, причастные к этому,
были собраны в одном месте или находились в
тесном взаимодействии за счет развитых телекоммуникационных средств.

В столице Российской Федерации сегодня
делаются попытки создать аналогичную систему. Компанией «Аркан», нашими партнерами, такой центр в инженерном отношении
подготовлен и введен в эксплуатацию. Теперь
необходимо договариваться с силовыми структурами. Часть из них уже пошла на сотрудничество — в центре работают представители
УГИБДД по городу Москве, Управления ФСБ
по Москве и Московской области. Но нет других направлений ГУВД, других силовых структур города, в том числе ЧОПов. И, что самое
для меня парадоксальное, — пока в полной
мере не участвуют в этом проекте городские
власти. Отсюда усеченный функционал центра,
недофинансирование.

Представьте, информацию о московских
автомобилях и объектах, подключенных к
системе городской безопасности, сегодня мы
вынуждены отправлять на обработку в Питер,
где подобный центр, как я уже сказал, давно
работает в штатном режиме. Я думаю, нужно
заканчивать перетягивание каната и выяснение, в чьем ведении находится проект — федеральных структур на территории или субъекта
Федерации, и включаться в совместную работу.

Концепция «Безопасный город» должна
быть распространена, я считаю, на всю страну,
ведь в любом городе проблемы те же, просто
в двух столицах они стоят более остро. Это
революционный подход к обеспечению безопасности. Говорят об этом много, но реальных
дел, к сожалению, не хватает. Недавно я был
в Красноярске — там соглашаются, что эта
проблема актуальна, выделяются деньги, но
максимальное, на что решаются, — установка видеокамер на автомагистралях, улицах, у
подъездов, входов в детские учреждения. Но
эта информация идет к оператору, которому
необходимо еще связаться с правоохранительными органами.

Зачем это лишнее звено? Почему не соединить пульт напрямую со службами быстрого
реагирования правоохранительных органов и
органов МЧС? Для того чтобы система безопасности не была фикцией, нужно подключить
силовые структуры, установить эшелонированные системы безопасности на объектах,
связать все элементы системы единой информационной сетью. До этого пока очень часто
не доходит.

Как я уже говорил, наш пульт принимает сигнал с расстояния до 150 км. То есть в
перспективе система городской безопасности
может быть расширена — превращена в систему безопасности территории, региона.


— Комплексные системы безопасности
территории — пока мечты?

— Нет, они уже становятся явью. Системы
городской безопасности создавались нами в
Магнитогорске, Волгограде. Наиболее массово наши объектовые системы использованы в
Магнитогорске — там и городская администрация, и офисы, и учреждения социальной
сферы, и жилые дома оборудованы системами
защиты, установленными нашей компанией:
и все это объединено единой информационной
системой. Вот что такое комплексная система
городской безопасности.


Работа для Совбеза

— Мы знаем, что вы активно занимаетесь
кризисными, ситуационными центрами…

— Да, но пока по большей части занимаемся
тем, что убеждаем в необходимости создания
таких центров городские, региональные власти.

Нам говорят: «Конечно, это нужно», и дальше
дело не идет.

В Санкт-Петербурге построен кризисный
центр, но это коммерческий центр, интегрированный нашим партнером, компанией
«Аркан», за свои деньги. Его используют коммерческие структуры в области безопасности.

В Москве подобный центр тоже создается:
он как раз формируется на основе правильной
методологии, под эгидой города. Но опять-таки
возникают нестыковки с силовыми структурами, имеющими федеральный статус…
— Но откуда эти нестыковки? В стране
действует антитеррористическая вертикаль — антитеррористические комиссии
в каждом субъекте Федерации; во многих
регионах и городах действуют советы безопасности — кальки с федерального Совбеза.
Неужели и эти интеграционные структуры
не позволяют достичь взаимопонимания
между федеральными структурами на территориях и местными?

— Увы, не могут. В Красноярске, Челябинске
я разговаривал с представителями местных
советов безопасности, они проявили интерес —
и только… Заказ они предложить не готовы.

Я считаю, что мы должны реализовывать
Концепцию обеспечения национальной безопасности страны более планово, более системно, чем сейчас. С моей точки зрения, нужна
целостная программа развития безопасности имущества, личности, регионов. А система
безопасности страны должна стать вершиной
этого здания.


— Кто должен разработать такую программу?

— Я думаю, Совет безопасности России как
надведомственный, президентский орган. Тем
более что его секретарем теперь является
такой знаток проблемы, как Николай Платонович Патрушев.


Поможет ли страхование


— Каковы ваши надежды на рыночные
процессы — в частности, на усиление влияния на потенциальных заказчиков систем
безопасности страховых компаний?

— Развитие страхового бизнеса идет в гору, и
я рассчитываю, что от них в массовом порядке
придет серьезная помощь в продвижении систем безопасности. Страховая компания ведь
кровно заинтересована в том, чтобы ставить
качественные системы защиты.

Знаете, до конца 90-х годов существовала
парадоксальная ситуация: в СК не было специалистов в области технических средств безопасности. Вообще. В нормативных документах
страховых компаний до конца 90-х значилось, к примеру, такое описание системы безопасности автомобиля: сигнализация с двусторонней связью и иммобилайзер. То есть самая простенькая, непритязательная защита — которая
фактически ни от чего не защищает!
Сейчас 2008 год, но ситуация на уровне
нормативных требований изменилась несильно. Хотя после целого ряда громких краж
и угонов автомобилей страховые компании
начали создавать в своем составе специальные
службы, занимающиеся экспертизой вопросов
безопасности.

По нашей практике знаю, что такие службы есть в компаниях «Югория», «Спасские
ворота», «РЕСО». Их специалисты продумывают, какие системы безопасности автомобилей
необходимы, и выдвигают подробные технические требования. Под эти требования у нас
разработано пять видов комплексов — и их
поддержка позволяет серьезно развивать тему
безопасности автомашин.

Те же процессы постепенно происходят в
сфере объектовой безопасности.


— Может быть, Союз страховщиков, Союз
автостраховщиков, должны взять на себя
функцию разработки отраслевого стандарта по защите автомобилей и объектов?

— Насколько я знаю, сейчас такие попытки
предпринимаются. Документов пока нет, но,
надеюсь, уже в этом году будет что обсуждать.

Естественный лидер

— «Меорида», можно сказать, является
естественным монополистом на рынке
комплексных систем безопасности…

— Можно сказать и так. Реальной интеграцией систем безопасности, как я уже говорил,
мало кто занимается — даже систем безопасности нижнего уровня. Сейчас ряд фирм пытаются сделать и внедрить аналогичные системы,
но они идут уже вслед за нами.


— А почему? Что-то является препятствием для вхождения на рынок интегрированных систем безопасности?

— Экономических препятствий я не вижу —
только концептуальные. Понимание задач,
понимание своей роли в их решении… В нашей
компании изначально был взят на вооружение
не «технарский», а системный подход, сочетание в бизнесе коммерческих и стратегических
направлений.

В создании систем мы используем и собственные, и совместные технологии — чужие
технологии, как правило, не используем, только
технические средства. Так, автомобильные системы безопасности под торговыми марками
«Собр», «Стигма» — совместные разработки
компании «Меорида» и новосибирского завода
«Вега Абсолют».


— Там производятся эти системы?

— Совершенно верно.

В составе группы компаний, как я уже говорил, действует лаборатория. Имеется у нас и
опытное производство — в Москве, на заводе
«Волна».

Автомобильнымм системами, самыми массовыми, занимаются три технических центра,
один из которых специализированный: он фактически
работает не на розничных
клиентов, а лишь на обкатку
системы.


— Это в Москве или во
всей России?

— В Москве. Планируем
открыть такие центры и по
всей стране.


— А на чьих технических
средствах по охране объектов делаете акцент — отечественных или импортных?

— На импортных — прежде всего израильских, европейских. В функциональном
отношении есть аналогичные
российские и белорусские
продукты. Они хорошего качества, но производятся фактически штучно. И есть определенные проблемы с дизайном этих изделий: они слишком
обращают на себя внимание и в современном
офисе, квартире выглядят очень, я бы сказал,
вызывающе.

Израильские или европейские продукты
имеют обычно больший функционал, красивые корпуса, ЖК-дисплеи… А стоят зачастую
дешевле.


— Получается, что российские, белорусские предприятия в этой сфере отстают?

— Увы, да. Сказывается хроническое недофинансирование этой сферы. Институтам,
заводам нужна большая коммерциализация —
но не обойтись и без государственных инвестиций в отрасль. Иначе сферу НИОКР систем
безопасности не поднять.


— Можно сказать, обновление отрасли по
производству систем безопасности идет в
основном за счет среднего инновационного
бизнеса, от таких компаний, как «Меорида»,
«Альтоника»…?

— Именно так. Сейчас наиболее работоспособный инженерный состав собран именно на
таких предприятиях. У старых, еще советских
разработчиков ситуация очень тяжелая.

Для того чтобы перечислить российские
компании-разработчики конкурентоспособных технических средств безопасности, хватит
пальцев одной руки: «Альтоника», Magic ring,
Fortress и наша компания.


— Как скажется на нашем рынке систем
безопасности вступление России в ВТО?

— Российские производители систем безопасности с легким содроганием ждут этого
процесса. Мы сильны высоким техническим
уровнем наших локальных систем. Но если
сейчас полностью «открыть ворота» и интегрироваться с Западом, то мы не сможем конкурировать по уровню производства. Причем не
только с Израилем, но и с Китаем.

Со вступлением в ВТО нам больше стоит
опасаться не Запада, а Востока. Китай, к примеру, в последние годы сделал колоссальный
рывок в плане качества производимой продукции.

Поэтому в отношении систем безопасности
необходимо установить какие-то ограничения,
которые дали бы развиться российским разработкам технических средств. Тем более что
у нас есть и естественное преимущество —
у России такая специфика в сфере обеспечения безопасности, столь разнообразны угрозы,
такой «творческий» криминалитет, что спокойному Западу и не снилось. Его технологии
безопасности не годятся для нас.

А сейчас и Запад становится все менее и
менее спокойным. Потому не мы перенимаем их технологии, а они перенимают наши.

И, кстати, я считаю, что российские технологии безопасности могут стать одним из наших
коньков в международном разделении труда.


Миссия выполнима


— Как развивался бизнес вашей компании?

— Ваш покорный слуга долгое время работал
в производственной компании «Альтоника» —
сначала был инженером-разработчиком, потом
руководителем рекламно-коммерческого отдела. В 1996 году мною и несколькими моими
коллегами — как разработчиками, так и специалистами по маркетингу, управленцами было
принято решение создать собственную компанию. Причем мы продолжали сотрудничество
с компанией «Альтоника» — и продолжаем
до сих пор.

Первые два-три года «Меорида» работала
«на публику» как чисто торговая структура —
в это время доходы были нам необходимы для
формирования научно-производственной базы.

Даже первые наши изделия были очень интересные, перспективные на рынке — все наши
разработки хранятся в музее предприятия.

В 1998 году в рамках московской городской программы безопасности образовательных учреждений нам предложили оснастить
системами безопасности несколько детских
садов столицы. Мы сразу предложили комплексную систему — и с этих объектов началось
наше развитие как поставщиков комплексных решений. «Меорида» заключила договор
с новосибирским заводом «Вега Абсолют», мы
начали разрабатывать свои решения и интегрировать их с уже существующими.


— Насколько широко вы работаете по
России?

— Судите сами: Москва, Петербург, Новосибирск, Хабаровск, Владивосток, Челябинск,
Волгоград, Калуга, Магнитогорск… У нас есть
филиалы в Новосибирске, Питере и Челябинске, сейчас открывается филиал в Магнитогорске.

Я отдаю политике создания филиалов предпочтение перед выбором дистрибьюторских
фирм. Тем не менее во всех остальных городах мы пока работаем через дистрибьюторов.

Выбираем базовую структуру, которая соответствует определенным требованиям: должна
быть серьезная техническая база, квалифицированный персонал…

Кроме России, работаем и в ближнем
зарубежье: Казахстан, Украина, Белоруссия.

И, кстати, Прибалтика.


— То есть не только европейская техника
идет к нам, но и наша идет в Европейский
союз?

— Там сейчас довольно сложно сертифицировать оборудование, но как только это будет
сделано, можно будет сказать, что российские
технологии пошли в ЕС.


— А откуда ваши инженерные кадры?

— Мои компаньоны и соучредители, как и я,
из МФТИ. Мы набирали людей, окончивших
Бауманский университет, МАИ. Сейчас у нас
есть договоры с МГТУ им. Баумана и Физтехом,
по которым мы берем молодых ребят: они
приходят к нам на практику, а потом остаются
работать.

К сожалению, существуют проблемы с молодыми специалистами — маловато думающих
людей, способных решать широкий спектр
задач. Но те, что есть, — все оказываются у
нас. Работа интересная, финансово привлекательная…


— В каких направлениях группа компаний будет развиваться и в какие еще регионы намеревается пойти?

— На сегодняшний день у нас есть представительства во всех крупных регионах страны, будем превращать их именно в филиалы.

Планируется серьезное увеличение масштабов
производства, и не только в Новосибирске и
Москве. Нами совместно с партнерами будет
создаваться новый завод в Белоруссии. Расширяем сотрудничество и с другими производителями, в частности с петербургским НПО
«Лазерные системы».

Запланировано много новых разработок,
связанных и с автомобильной, и с объектовой
тематикой, передачей информации. Важнейшее направление для нас в плане городской и
региональной безопасности — системы сбора
и анализа шумоподобной информации. В Магнитогорске подобная система уже работает и
показывает себя очень хорошо.

Словом, будем развиваться, претворять в
жизнь Концепцию обеспечения национальной безопасности, которую рассматриваем как
миссию нашей компании.

Жиляев Евгений Владимирович
родился 9 мая 1967 года в городе Миассе Челябинской области.


В 1990 году окончил МФТИ по
специальности «Прикладная физика и математика». В 1990—
1992 годах обучался в Военновоздушной инженерной академии
им. Н.Е. Жуковского. В 1990—
1996 годах — инженер, руководитель рекламно-коммерческого
отдела НПО «Альтоника». С 1996
года — учредитель и генеральный директор ООО «Меорида»
(Группа компаний «Меорида»).


Одновременно является совладельцем испанской туристической компании Viajes Nika. Академик Международной академии
общественных наук, Международной академии меценатства,
Международной академии культуры и искусства; член-корреспондент и вице-президент Академии наук социальных технологий
и местного самоуправления,
главный эксперт Центра общественной безопасности, эксперт
Общественного совета ОП ОБДД
ДОБДД МВД РФ, Комитета обеспечения безопасности дорожного
движения. Имеет государственные и многочисленные общественные награды. Автор более
200 статей в специализированных журналах «Мотор», «Автопроводник», «Потребитель Автодела»,
«Клаксон», What Car? и других.