Исправленная кооперация


Текст | Сергей РЫЖЕНКОВ

В ближайшее время
будет рассматриваться
новая редакция закона
о кредитных потребительских кооперативах
граждан.

В планы заседания Государственной думы
включен вопрос о принятии в первом
чтении новой редакции закона «О кредитных потребительских кооперативах граждан». Законопроект призван улучшить регулирование деятельности небанковских кредитных организаций: с одной стороны, создать
благоприятные условия для развития системы
взаимного кредитования, а с другой стороны,
усилить гарантии сохранения вкладов и защитить граждан от мошенников, использующих
форму кредитных кооперативов для возведения финансовых «пирамид», организации
строительных афер и ведения других видов
незаконной деятельности.

В общем легализованы

Идея взаимного кредитования в своей основе проста и хорошо известна: вы вкладываете
в общую копилку свою долю и в определенный момент получаете право взять взаймы сумму, значительно превосходящую ваш
вклад, а затем постепенно этот заем погашаете.

Иначе говоря, совершаете вместе с такими же,
как вы, участниками «складчины» совместные маневры деньгами во времени. В базовом
(чтобы не сказать в примитивном) варианте
это «черные кассы» взаимопомощи, в которых
ни государство, ни предприятие, работники
которого такую кассу организовали, никоим
образом не участвуют. Подобная практика
была широко распространена в советские времена, которые она благополучно и пережила,
модифицировавшись в соответствии с условиями и требованиями постсоветского периода.

Первая попытка ввести эту сферу в правовое поле была предпринята Государственной
думой в 1995 году, но процесс принятия закона растянулся на шесть лет, и действующий на
сегодня Закон о кредитных потребительских
кооперативах граждан был принят только в
2001 году. Есть мнение, что лоббисты банковского сектора, не желая поделиться даже
небольшим сегментом финансового рынка,
приложили к этой задержке руку.

Так или иначе, но до настоящего времени
деятельность легальных касс взаимопомощи
регулировалась законодательными актами,
имеющими самый общий характер. За прошедшие до и после принятия закона почти 13 лет
окончательно выяснилось, какие, для чего и для
кого нужны «правила игры» в этой сфере.

КПКГ разные, но больше хороших

10 июня, в день рассмотрения новой редакции Закона о кредитных кооперативах граждан Советом Думы случился громкий скандал
с одним из волгоградских кредитных потребительских кооперативов граждан (КПКГ). По
сообщению волгоградского информационного агентства «Высота102.0», было начато уголовное расследование о ведении незаконной
банковской деятельности этой структурой.

Данные о прогоревшем кооперативе противоречивы, но число пострадавших, по всей
видимости, велико. Судя по всему, под КПКГ
маскировалась финансовая «пирамида». На
самом деле такие сообщения появлялись в
СМИ и раньше — это десятки случаев в разных регионах страны.

Однако среди существующих 1,9 тыс. КПКГ,
объединяющих примерно 0,5 млн граждан, —
подавляющее большинство законопослушно
и довольно успешно занимаются полезными
делами. Помимо предоставления займов для
приобретения разнообразных товаров или
услуг (например, для осуществления лечения) основными направлениями деятельности КПКГ являются кредитование покупки
жилья и кредитование малого бизнеса. Возлагается на КПКГ и еще одна задача — стать
посредником между банками и членами кооперативов. Кроме того, очевидно, что следующей стадией развития КПКГ — после стадии
их функционирования в качестве «черных»
и «белых» касс взаимопомощи — должно
стать превращение наиболее сильных из них
или создаваемых ими ассоциаций в кооперативные банки. По крайней мере подобная эволюция обществ взаимного кредитования
наблюдалась в западных странах.

Впрочем, следует оговориться, что, вероятнее всего, перспективу кредитования покупки
жилплощади нужно связывать с принятием
другого закона, который также внесен в Госдуму и рассмотрение которого намечено на
7 июля, — «О строительных ссудных кассах»,
специально посвященного регулированию деятельности кредитных кооперативов, занимающихся предоставлением займов своим членам
для приобретения жилья — непосредственно
или через облегчение входа в ипотеку.

Вообще, можно сказать, что смысл небанковского кредитования и заключается в облегчении, насколько это возможно, жизни тем,
для кого банки и ипотека закрыты по причине
сравнительно небольших доходов. Кроме того,
банки неохотно дают кредиты тем, кто делает
первые шаги в малом бизнесе, не имея надлежащего залогового обеспечения и кредитной
истории. Не менее важным фактором, ограничивающим доступ к банковским услугам,
является и физическая удаленность потенциального «малого» предпринимателя от мест
расположения банков.

Два уровня нововведений

Предлагаемые в законопроекте новшества
можно условно разделить на два уровня. На первом, техническом — многочисленные уточнения,
касающиеся организации деятельности КПКГ,
управления ими, порядка формирования органов управления и контроля. В целом смысл этих
уточнений сводится к повышению ответственности и прозрачности деятельности кооперативов, в отношениях между членами кооператива
и избираемыми ими органами управления.

На втором, принципиальном — несколько
весьма значимых базовых изменений. Это
прежде всего дополнение принципов деятельности КПКГ (добровольность вступления в
кооператив и право на свободный выход из
него, самоуправление, равенство членов кооператива) принципом финансовой взаимопомощи — «деятельности КПКГ по привлечению и использованию денежных средств
своих членов и иных привлеченных кооперативом денежных средств исключительно
для удовлетворения финансовых потребностей членов кооператива на взаимной основе по выработанным членами кооператива
правилам, а также взаимной ответственности
членов КПКГ по его обязательствам». Очевидно, что введение этого принципа устраняет
лазейку, которой пользовались обещавшие
двадцать и более процентов годовых махинаторы, — без согласования с членами кооператива, а значит, и без точного и ясного
указания источника получения процентов
руководство кооператива не может осуществлять свою деятельность.

Той же цели пресечения возможного злоупотребления доверием членов кооператива отвечают и другие нормы законопроекта.

Так, уполномоченный орган по контролю за
деятельностью КПКГ, создаваемый на федеральном уровне, получает право устанавливать
финансовые нормативы деятельности КПКГ.

Вводятся квалификационные требования к
кандидатам на должности председателя правления и главного бухгалтера КПКГ. Предусматривается также, что членом руководящих и
иных органов «не может быть лицо, имеющее
неснятую или непогашенную судимость за
преступления в сфере экономики, а также
за преступления средней тяжести, тяжкие и
особо тяжкие преступления».

Меры, которые могут стимулировать развитие кредитно-кооперативной деятельности,
включают более ответственный подход к страхованию рисков, снятие верхнего ограничения на количество участников кооператива,
возможность создания КПКГ второго (регионального) и третьего (федерального) уровней.

На последнем возможно участие кооператива
собственными средствами в капитале коммерческих предприятий.

Что же касается предполагаемой посреднической роли кооперативов между его членами
и банками, то, следуя букве законопроекта,
эту перспективу обнаружить в нем вряд ли
возможно. Если не брать в расчет подобную
идеологию, транслируемую некоторыми членами отвечающего за разработку законопроекта Комитета по финансовым рынкам, то
речь, наверное, должна идти о том, насколько
в реальной жизни после принятия нового
закона КПКГ окажутся способны стать привлекательными партнерами для банковского
сектора.

Очевидно, что главной концептуальной задачей, которую предстоит решить после принятия законопроекта в первом чтении, будет привнесение в закон большей сбалансированности
между стимулирующими развитие и ограничивающими возможность злоупотреблений
нормами. Пока, например, норма, допускающая неограниченное число членов КПКГ, явно
может иметь не только позитивные, но и негативные последствия. Так, норма, предписывающая ведение реестра членов КПКГ, в сочетании
с нечеткостью определения границ их создания
неизбежно приведет к тому, что большое число
территориально удаленных друг от друга членов
кооператива потребуют создания специальной
службы мониторинга изменений персональных членских данных. Примерно такое же
противоречие заключено в требовании создания резервного и других обязательных фондов,
которое, очевидно, уменьшит не только риски,
но и объем используемых для осуществления
уставной деятельности средств КПКГ.

Остается сказать, что лейтмотивом претензий к законопроекту является недоумение по
поводу пункта, кажущегося скорее «благопожелательным», нежели имеющим реалистическое измерение. В пояснительной записке
к законопроекту упоминаются малообеспеченные и безработные граждане как одни из
адресатов законопроекта, но нигде никак не
объясняется, каким образом эти категории
граждан смогут решить хотя бы проблему
первого взноса.