Господин регистратор


Текст | Ирина СКЛЯРОВА, экономический обозреватель

Дмитрий Медведев
предписал с 1 октября ликвидировать
Росрегистрацию. И правильно сделал.

707 млн руб. заплатили за прошлый год
россияне в качестве госпошлины за
услуги Федеральной регистрационной службы.

Даже если бы посетителям Росрегистрации
эти деньги, наоборот, раздали, вряд ли кто-то
счел бы их достойной компенсацией за многочасовые очереди и неразбериху с перечнем
документов, запрашиваемых регистраторами
в каждом конкретном случае.

Нельзя сказать, что ведомство не пытается упорядочить процедуру оформления прав
на недвижимость, но дачная амнистия, активизация рынка недвижимости и ипотека в
последние годы в несколько раз увеличили
число обращений в Росрегистрацию, работа
чиновников которой с гражданами все так
же является образцом того, как госорганам не
нужно относиться к людям.

От младенца до профсоюза

В представлении большинства людей Росрегистрация — это организация, регистрирующая права граждан на жилые помещения.

Многие также знают, что первый чиновник, с
которым, не ведая того, встречаются новорожденные, — это сотрудники загсов, входящих
в структуру Росрегистрации. В действительности спектр деятельности ведомства значительно шире. Оно занимается регистрацией
некоммерческих и религиозных организаций,
общественных объединений, политических
партий, ведет реестр арбитражных управляющих и список экстремистских материалов,
контролирует адвокатов и нотариусов.

Наиболее закрытая часть деятельности Росрегистрации относится, пожалуй, к регистрации партий и общественных объединений.

Здесь чисто техническое ведомство превращается практически в инструмент политической
борьбы. Должна ли существовать в российском правовом поле та или иная организация,
решают сотрудники Росрегистрации. Они же
инициируют судебные иски о закрытии партии или объединения. Росрегистрацию часто
обвиняют в субъективизме, но диапазон нормативных актов, руководствуясь которыми чиновники решают, дать ли добро на регистрацию,
действительно очень широк. Начиная от Семейного кодекса, нарушение которого инкриминируется создателям организаций сексуальных
меньшинств, регулярно получающих отказ в
регистрации, и до Уголовного кодекса.

О более четких критериях, на основании
которых решаются вопросы о регистрации
партий, чиновники ведомства предпочитают
особо не распространяться. Как не рассказали
они и о тонкостях подсчета численности партий, подавших накануне парламентской кампании заявления о регистрации. Странным
образом ряд партий-фантомов умудрились
доказать свою численность и зарегистрироваться, а другим, вполне известным и зарекомендовавшим себя партиям, было отказано в
регистрации по формальным причинам. Очень
похожая ситуация с регистрацией зарубежных
фондов и разнообразных благотворительных,
просветительских и правозащитных организаций. Кому-то из них отдается предпочтение,
кому-то принципиально нет.

Сложные отношения у Росрегистрации с
профсоюзами и некоммерческими организациями. Формально для профсоюзов существует уведомительный характер регистрации,
однако отказы получают и они. Упреки же
некоммерческих и общественных организаций в сторону регистраторов связаны обычно
не столько с жесткостью ведомства, сколько
с непростыми требованиями закона. К примеру, главным требованием при регистрации
является отражение в названии цели создания организации и предмета ее деятельности.

Придумать же емкое небанальное название
получается не у многих.

Рассадка по стульям

И все же самые большие проблемы у ведомства не с партиями, а с регистрацией сделок по
недвижимости, что и стало главной причиной
решения Медведева и Путина об отделении
от ведомства его «политических» функций и
передаче их напрямую в Минюст, подчинении
Росрегистрации Министерству экономического развития.

Сегодня очереди на регистрацию любой
сделки растягиваются на несколько месяцев,
будь то простая купля-продажа или оформление земли в рамках «дачной амнистии».

Удлиняют людские цепочки и те, кто спешит в
последних рядах приватизировать свое жилье:
через два года бесплатная приватизация заканчивается. Дачная амнистия и вовсе усугубила
ситуацию. Регистраторов обязали работать с
населением по более плотному графику, граждан стали принимать в не приемную ранее
пятницу, однако ситуация от этого ничуть не
улучшилась. Видимо, в качестве жеста открытости ведомства на каждой городской регпалате вывесили номера телефонов вышестоящих
организаций. Дозвониться по которым, правда,
у жалобщиков не получается.

Два года назад руководство Росрегистрации
объявило войну очередям. Однако бороться с
ними ведомство пытается по принципу «ликвидировать бедность, истребляя бедных». Не
секрет, что во многих госучреждениях, где скапливается большое число посетителей, стихийным образом складывается особая субкультура
очередей: место в ней можно «купить». В руководстве Росрегистрации всерьез уверяли, что очереди на прием во многом усугубляются самими
же посредниками, перепродающими очереди.

На борьбу с посредниками между дачниками и
регистраторами привлекли даже правоохранительные органы. Правда, бороться с продажей
заветного места в веренице ожидающих только
лишь с помощью милиции бессмысленно. Когда
человеку нужно в кратчайшие сроки оформить
документы, а государство не может предложить
ему эту услугу легально, он готов заплатить
сколько угодно денег, чтобы миновать мучительное ожидание. И спасти ситуацию здесь может
только создание дополнительных подразделений для приема граждан.

В итоге кампания по борьбе с очередями так
и закончилась ликвидацией звена посредников
и полным дерегулированием очередей. Никакого иного варианта взамен истребленного
платного посредничества предложено не было.

С тех пор живую цепочку можно «обойти»
только с помощью риэлторов, берущих полтора десятка тысяч рублей за то, чтобы внести документы с «черного хода». Введение же
предварительной записи на прием, которым
одно время гордились регистраторы, ситуацию
отнюдь не спасло. Чтобы получить талончик
на прием без очереди в заранее оговоренное
время, нужно записаться в список на его получение с самого утра. Да и записывают предварительно не менее чем за полтора-два месяца.

В отдельных регионах ведомство пытается
создавать обособленные подразделения помимо
головного офиса регпалаты. Правда, речь идет
пока о крупных городах, да и то далеко не всех.

Работы у регистраторов тем временем ежегодно
прибавляется. Усложняется законодательство,
с недвижимостью проводят невиданные ранее
операции: регистрируют договоры долевого
строительства, оформляют землю и квартиры в
залог. Введение кадастра объектов недвижимости, связавшего в один объект землю и стоящие
на ней строения, и связанная с ним коррекция
границ участков также вынуждают собственников обивать пороги регпалат. Автоматического
обмена данными между Роснедвижимостью и
Росрегистрацией пока не налажено, поэтому
бумаги с изменениями владелец недвижимости
вручную носит из одного ведомства в другое.

Пожалуй, единственным бесспорно позитивным нововведением в обслуживании граждан
стала организация в регпалатах специальных
«окошек», где даются бесплатные консультации
по перечню документов, которые нужно собрать
для регистрации права. Правда, нетрудно догадаться, что к этим окошкам (там, где они уже
организованы) также стоит очередь по записи.

О проблеме очередей в регпалатах давно
известно на самом высоком уровне. В правительстве руководству ведомства на это неоднократно указывали, напоминая о том, что Росрегистрация, как все прочие ведомства, сама
же разработала и приняла регламент обслуживания населения, который теперь обязана
соблюдать. В регламенте, между прочим, сказано, что человек не должен в регпалате тратить
на ожидание более 45 минут. В руководстве
Росрегистрации обещать ничего не могут. Но
однажды сформулировали почти гениальный
тезис о том, что очередь может быть, а может и
не быть, в зависимости от того, как на это смотреть. Если в десятиметровой комнате собрать
десять человек, то покажется, что там толпа
народа и большая очередь. А если рассадить по
стульям в зале площадью 100 кв. м, будет совсем
иная картина. Вывод, который предлагается
сделать, — всему виной стесненные условия, в
которых работают регистраторы.

Нехватку помещений для работы с гражданами испытывают почти все госорганы. Тем
не менее, сами служащие регпалат работают далеко не в полную силу. Часы приема
хаотично разбросаны по разным дням недели. Какими-то вопросами, вроде оформления
выписки из реестра объектов недвижимости
или проверки документов о регистрации залога, чиновники занимаются зачастую лишь раз
в неделю, предпочитая не замечать, что, к примеру, их коллеги из федеральной налоговой
службы на период массового наплыва людей
в декларационную кампанию устанавливают
шестичасовой рабочий день без обеденного
перерыва. В то время как помещения управлений Росрегистрации большую часть рабочей
недели оказываются закрытыми для приема
посетителей. Вот и весь секрет.