Повышательная тенденция

Текст | Александр ВЫСОЦКИЙ, политический обозреватель

В мае состоится инаугурация нового президента и начнется работа нового правительства. И, как следствие, — кадровые перемены, в том числе и в регионах.

По закону

29 марта президент России Владимир Путин подписал федеральный закон, открывающий перед губернаторами проторенную дорогу федеральных служащих. Федеральный закон вносит поправку в п. 2 ч. 1 ст. 17 федерального закона «О государственной гражданской службе РФ». Содержащийся в этой статье запрет для гражданского служащего занимать свою должность в случае избрания или назначения на государственную должность дополняется формулировкой «за исключением случаев, установленных указами президента РФ».

Этот документ позволит передавать в подчинение губернаторов представительства федеральных министерств и ведомств в регионах, а самим губернаторам — замещать иные должности. Глава Комитета Совета Федерации по региональной политике Рафгат Алтынбаев объяснил, что «иногда количество работников представительств федеральных министерств и ведомств на местах превышает число работников муниципальной и губернской власти.

С учетом того, что полномочиями глав регионов теперь наделяет президент, губернатору можно было бы поручить некоторые направления работы. Однако для этого ему нужен статус госслужащего».

В соответствии с федеративной реформой губернаторы были в свое время лишены практически всех административных рычагов влияния на территориальные подразделения федеральных органов власти в собственных субъектах. Это было сделано еще до отмены губернаторских выборов: ведь зачастую федеральный центр попросту терял контроль над силовиками, что негативно сказывалось на управляемости. После «восстановления вертикали власти» ситуация вышла для регионалов боком, так как они нередко оказывались в конфликте с «федералами».

То, что закон принят именно сейчас, можно теоретически связать с рядом процессов. Во-первых, он наделяет новыми возможностями будущего президента России Дмитрия Медведева, который получает инструмент для взаимодействия с губернаторами. В условиях, когда губернаторы фактически назначаются, наделение их дополнительными и очень значимыми возможностями может стать действенным рычагом давления в виде своеобразного «пряника», который будут получать наиболее уступчивые и вместе с тем влиятельные, эффективные главы регионов. После восстановления «вертикали» Кремль получил механизм для расширения полномочий глав субъектов РФ. Это вписывается и в нынешний подход к региональным властям — стимулирование наиболее успешных и эффективных глав субъектов Федерации.

Во-вторых, закон встраивает губернаторов в систему исполнительной власти, то есть подчиняет их и будущему премьеру Владимиру Путину. Ряд наблюдателей увидели в этом попытку расширить полномочия правительства и переключить рычаги управления регионами с Кремля на уровень кабинета министров. Однако преувеличивать такой мотив не стоит: указы предполагают индивидуальное применение, и новые возможности не будут касаться всех губернаторов.

Идею расширения возможностей губернаторов после их встраивания в «вертикаль» и поощрения наиболее успешных активно продвигал Дмитрий Козак. Новый закон можно рассматривать как первый заметный шаг на пути реализации его инициатив в региональной политике. Кремль в этой ситуации получает более гибкий и действенный рычаг влияния на губернаторов, а сами губернаторы — возможность значительно усилить свое влияние.

Закон стал еще одним решением, ослабляющим институт полпредства.

Вообще, подтверждений готовящейся региональной реформы все больше. Как стало известно газете «Ведомости», после инаугурации Дмитрия Медведева коренные изменения коснутся института полпредов. Вероятно, Кремль ищет оптимальный баланс полномочий между Администрацией президента и правительством в области политико-экономического управления территориями.

Полпред

Реформа института полномочных представителей президента напрашивалась давно. Сегодня они выглядят лишним звеном. Со своей ролью приведения регионального законодательства в соответствие с федеральным они справились. С отменой выборов губернаторов полпреды должны были стать посредниками между Кремлем и региональными элитами, выполняющими функции подбора кандидата на пост главы субъекта РФ. Но в действительности эти функции оказались, как правило, техническими: подбор кандидатур шел в Кремле. Не раз случалось, что в итоге регион получал фигуру, о которой полпредство осведомлялось постфактум.

В итоге роль института полпредства свелась к двум составляющим. Первое — это кадровый резерв (примеры — Валентина Матвиенко и Александр Коновалов, которого, возможно, ждет повышение). Второе — почетная отставка (сюда можно отнести едва ли не всех полпредов, которые когда-либо были назначены).

Исключений было лишь два: Дмитрий Козак и Георгий Полтавченко.

Смена президента — прекрасная возможность реформировать институт, ведь в день инаугурации в отставку уходит вся Администрация президента, включая и полпредов. Как пишут «Ведомости», теперь они превратятся в полпредов правительства, а главной областью их работы станет экономика. В их ведение попадут региональные отделения министерств и ведомств. Самих округов и соответственно полпредов будет больше: Дмитрий Козак намерен реализовать свою давнюю идею образования макрорегионов. По данным «Ведомостей», их может быть восемь — десять. У Медведева, таким образом, представителей в регионах, вполне возможно, не будет. Источник в руководстве «Единой России» заявил газете, что новому президенту они и не нужны: если Путин еще находил с ними общий язык, поскольку сам их назначал, то новому президенту эти люди не понадобятся.

Таким образом, возможная реформа полпредств станет первым шагом на пути некоторого перераспределения полномочий между президентом и правительством в рамках Конституции РФ.

Кто куда

Одна из интриг кадровых перестановок в федеральных органах власти, предстоящих после вступления в должность Дмитрия Медведева, — будут ли призваны в правительство и другие структуры представители регионов, прежде всего губернаторы. У всех на виду любимцы СМИ Ткачев, Хлопонин, Матвиенко, Лужков и Кадыров. Благо, далеко за примерами ходить не надо — в Москве оказались Сергей Собянин и Юрий Трутнев.

За последний год в федеральных СМИ появилась еще одна весомая медиафигура. Это губернатор относительно малозаметной до сих пор Калужской области Анатолий Артамонов. О нем в своей статье для «Политком.ру» пишет Сергей Михеев: «рывок, сделанный Артамоновым за последние год-полтора, действительно впечатляет. Появление на первой странице главной для чиновников “Российской газеты” дважды за одну мартовскую неделю — знаковое событие. Причем в связи с положительными поводами, делающими честь любому руководителю региона (заметный рост социально-экономических показателей Калужской области на фоне других регионов по итогам последних данных Госкомстата и подписание в Минрегионразвития соглашения о расселении граждан из ветхого и аварийного жилья). Даже недавний скандал вокруг Тарусской районной больницы, которому уделили повышенное внимание практически все федеральные СМИ, и особенно блогосфера, Артамонов смог обратить себе на пользу: оперативно уволив виновных, он сразу же привлек к себе симпатии растревоженного гражданского общества. Небезынтересно также узнать, как обстоят дела у Калужской области по части визитов значимых VIP-гостей (это один из факторов позиций губернатора на федеральном уровне). Если в первые пять лет губернаторства Артамонова его регион из значимых гостей посетили только тогдашний премьер Касьянов и пара-тройка федеральных министров, то в течение только одного 2007 года в Калужской области перебывало практически все руководство страны. В прошлом году регион посетили Владимир Путин (до этого он ни разу не был в Калуге), Сергей Иванов, Борис Грызлов, премьер Михаил Фрадков, целый ряд федеральных министров. В одном лишь ноябре 2007 года область посетили по разным поводам три (!) вице-премьера, включая Дмитрия Медведева и Сергея Иванова. Кстати, Дмитрий Медведев посещал Калужскую область дважды (не многие регионы могут этим похвастаться). Причем первое заседание президиума совета при президенте РФ по реализации национальных проектов под председательством Медведева состоялось в 2006 году именно в Калуге. Естественно, столь бурная активность сразу же породила слухи о скором уходе Артамонова на повышение, в Москву. Об этом практически откровенно говорят не только в коридорах региональной власти, но и простые жители области. Калужскому губернатору действительно есть что предъявить в качестве успехов: благодаря его серьезным усилиям регион неожиданно стал одним из российских центров автомобильной промышленности. В области уже разместились заводы трех мировых автогигантов — Volkswagen, Volvo и Peugeot Citroen.

На очереди, возможно, японцы из Mitsubishi и индусы из Tata Corp. Если учесть, что за год до этого в регион (в район Обнинска) пришли Samsung и Nestle, то становится понятным, что патриархальную Калужскую область в самое ближайшее время ожидает существенный скачок в экономическом развитии».

Однако, как и у всего на этой планете, у инвестиций есть оборотная сторона. В области все чаще слышны заявления о тех негативных последствиях, которые могут наступить для населения региона при появлении здесь большого количества крупных корпораций. Например, миграционная проблема. По некоторым оценкам, мигранты могут составить 5—10% трудоспособного населения областного центра.

Неизбежный рост теневой экономики и криминального рынка тоже может путать карты руководству региона. Как покажет себя в этих условиях правоохранительная система — большой вопрос.

Большие деньги и большая миграция могут обострить социально-политическую ситуацию в области. Не всех устраивает нынешняя система местной власти, да наверняка и сам Артамонов.

Вот что пишет по этому поводу Сергей Михеев: «С недавних пор эта проблема начала активно обсуждаться публично. Так, самая популярная областная газета “Калужский перекресток” в своем последнем номере справедливо отмечает, что инвестиционные проекты областной власти “объединяющей идеей для населения нашей области не стали”. Совсем наоборот, пишет газета, “слышны голоса о вредном производстве, которое иностранцы выводят со своих территорий к нам”. Газета вспоминает о криминализированности городов с автомобильными производствами (Тольятти, Набережные Челны, Горький), опасаясь, что подобная участь может ожидать и Калугу. Не обходит вниманием издание и вопросы социального самочувствия населения, прогнозируя, что элитные коттеджные поселки в окрестностях Калуги и элитные микрорайоны в городе могут стать “объектом недовольства населения” “на деле”. Неудивительно, что статья под названием “Угрожают ли инвестиции Калуге?” вмиг стала самой популярной публикацией газеты и привлекла множество откликов и комментариев.

Казалось бы, что говорить об этих хотя и важных, но отдаленных угрозах, если Анатолий Артамонов может уйти на повышение в Москву и “разгребать” последствия будет его преемник? Проблема в том, что недовольство населения может выплеснуться уже сейчас и произойдет самое страшное для регионального руководителя — репутация его региона в глазах Москвы будет подмочена. Соответственно ухудшатся и его, Артамонова, карьерные перспективы. Ведь наверняка у его возможного назначения “наверх” будут противники. Возможное обострение обстановки в Калужской области даст им неоценимые аргументы в поддержке своей позиции.

И, возможно, первый “звоночек” для Артамонова прозвенел на заседании Совета при полпреде президента в ЦФО в конце марта в Красногорске. Там Георгий Полтавченко недвусмысленно заявил о том, что необходимо прекратить порочную практику жесткой конкуренции регионов за инвестора, в результате которой выигрывают только пришедшие в область крупные корпорации, которые получают от регионального руководства суперпреференции (освобождение от налогов, льготное присоединение к коммунальным и энергетическим сетям). Таким образом, сознательная стратегия калужского губернатора на привлечение крупных инвесторов “любой ценой” оказалась подвергнута серьезному сомнению.

Осознает ли Артамонов стоящие перед его регионом угрозы? Очень возможно, что да.

Если же нет, то его федеральные перспективы могут оказаться весьма туманными. И еще более серьезные угрозы ожидают его возможного преемника. Немногие регионы России делали за столь короткое время настолько значительный экономический скачок. Поэтому у Калужской области есть все шансы стать модельным регионом по обеспечению устойчивого развития, социального мира и политической стабильности в условиях бурного экономического роста».

Будем надеяться, что так оно и будет, вне зависимости от карьерных передряг в центре и регионах. Так или иначе, все сегодняшние разговоры о грядущих больших переменах пока больше основываются на домыслах или «интуиции», чем на реальных фактах. При этом не вызывает сомнений, что ротация кадров «от Москвы до самых до окраин» будет продолжаться и впредь — а как же иначе?